1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Скандинавия без атомной энергии

25.04.2006

Двадцать лет прошло после трагедии Чернобыля. Этому событию посвящены многие наши передачи. Не будет исключением и эта. Мы расскажем сначала о той помощи, которую оказывают различные немецкие общественные организации и гражданские инициативы жителям Беларуси, пострадавшим от аварии на Чернобыльской АЭС, в первую очередь – детям. А потом поговорим о будущем ядерной энергетики в Европе, которое разным людям в разных странах представляется по-разному, я бы даже сказал – диаметрально противоположно.

Но сначала – репортаж Ирины Маковецкой.

(аудиофайл)

К стихам Андрея Шпилевского и к репортажу Ирины Маковецкой я добавлю только одно: к сожалению, белорусские власти усложнили сейчас порядок оформления и организации поездок детей на отдых за границу.

Почему? Это надо спросить у них.

Но перейдём ко второму сегодняшнему сюжету. Чернобыльская катастрофа остро поставила вопрос о безопасности и о будущем ядерной энергетики. Несколько стран – в том числе и Германия – решили, в конце концов, закрыть свои атомные электростанции. Но сейчас, как ни странно, ситуация и общественное мнение меняются. Как, например, в Швеции.

«Закройте АЭС!
Обойдёмся и без! -
скандируют демонстранты. –
Мы не отступим ни метра!
Нам хватит солнца и ветра!»

Так было около четверти века назад, в 1980 году, когда в Швеции проходил референдум по вопросу о будущем ядерной энергетики. Хотя это было за несколько лет до чернобыльской трагедии, а на шведских АЭС работали реакторы типа BWR, намного более надёжные, чем реакторы советского типа, большинство шведов уже тогда не очень-то верили в безопасность атомных электростанций. Сыграло свою роль и то, что старейшая шведская АЭС – Барзебэк, у которой проходили тогда самые многочисленные митинги протеста, - находилась очень близко от третьего по величине города Швеции Мальмё и от столицы Дании Копенгагена. Большинство шведов проголосовали на референдуме за отказ от ядерной энергетики и за остановку до 2010 года всех двенадцати атомных реакторов четырёх станций страны. Причём, если тогда у кого-то ещё оставались сомнения, то сегодня против атомной энергетики выступают уже почти все главные политические партии: социал-демократы, центристы, левые и, разумеется, «зелёные». Однако парадоксальным образом именно тогда, когда здесь достигнуто согласие, становится ясно, что свои амбициозные экологические планы Швеции реализовать не удастся и что все атомные электростанции к 2010-му году не закроют. Ветряные двигатели и солнечные батареи, на которые так рассчитывали противники ядерной энергетики четверть века назад, остаются малорентабельными и никак не могут завоевать рынок. По-прежнему около половины всей потребляемой в Швеции электроэнергии производят атомные электростанции. Реальной альтернативой остаются лишь такие энергоносители, как нефть и газ, использование которых наносит куда более сильный вред окружающей среде, чем шведские АЭС. «Референдум двадцатишестилетней давности не может быть основой современной энергетической политики Швеции, - считает заместитель председателя либеральной народной партии Ян Бьёрклунд и подчёркивает, что, согласно опросам общественного мнения, подавляющее большинство населения страны сегодня выступает за дальнейшее использование атомной энергии:

«В 1980 году мы мало что знали о парниковом эффекте, о глобальном потеплении атмосферы. Эти явления драматичным образом изменили стратегию выживания на нашей планете. Швеция обязалась снизить выбросы углекислоты и других газов, усиливающих парниковый эффект. Но сейчас происходит прямо противоположное. Мы – единственная страна Европы, которая планирует эмиссионный рост. Причина этому – решение правительства в течение двух с небольшим десятилетий прекратить эксплуатацию атомных электростанций».

Бьёрклунд и другие сторонники ядерной энергетики часто приводят в пример соседнюю страну – Финляндию. Здесь в сентябре началось первое в Западной Европе после чернобыльской катастрофы строительство новой атомной электростанции. Германо-французский консорциум строит в Олькилуото реактор, проектная мощность которого должна составить 1600 мегаватт, а расчетный срок эксплуатации – шестьдесят лет. Реактор предполагается запустить через три года. В находящемся недалеко горном массиве на юго-западе Финляндии предполагается оборудовать могильник для захоронения ядерных отходов. Марну Парвула, возглавляющий компанию, которая будет заниматься коммерческой эксплуатацией будущей АЭС, уверен, что она будет не только рентабельной и экономичной, но и абсолютно безопасной для окружающей среды:

«Вполне естественно, что мы строим новые электростанции, ведь все другие возможности уже давно исчерпаны. Возьму на себя смелость сказать, что ядерная энергетика начинает переживать сейчас вторую молодость. По всему миру сейчас строится более трёх десятков новых реакторных блоков».

У Финляндии нет собственных месторождений нефти, каменного угля и природного газа. Рельеф местности слишком ровный, чтобы можно было строитель эффективные и мощные гидроэлектростанции. Солнце здесь светит не слишком часто, так что и на солнечные батареи надеяться не приходится. Импортируемая энергия составляет около семидесяти процентов энергетических потребностей страны. Главным поставщиком является здесь Россия. Причём, потребности бумажной, металлообрабатывающей, электронной и химической промышленности, без сомнения, будут только расти. Даже если очень экономно расходовать энергию, большого выигрыша ресурсов это не даст. А по данным профсоюзов, сохранение примерно четырёхсот тысяч рабочих мест прямо или косвенно зависит от сдерживания роста цен на электроэнергию. Как видим, аргументы в пользу ядерной энергетики у Финляндии вполне серьёзные.

В начале девяностых годов финский парламент подавляющим большинством голосов проголосовал за то, чтобы не строить новых АЭС. Спустя десять лет ситуация коренным образом изменилась, и было принято совершенно другое решение. Ирма Коосонен из международной экологической организации «Гринпиис» говорит:

«Об этом, пятом, финском реакторе промышленность страны мечтала с семидесятых годов. Подавая очередную заявку на его строительство, крупные компании были достаточно умны, чтобы связать это строительство с определёнными обязательствами по охране окружающей среды».

Мне совсем ясно, говорит ли это представительница «Гринпис» с чувством удовлетворения или с осуждением. В любом случае, думаю, ничего плохого в том, что крупные компании берут «определённые обязательства по охране окружающей среды», нет. Что касается будущего ядерной энергетики, то здесь – повторю ещё раз – мнения кардинально расходятся и в Финляндии, и в Швеции, и в других странах, в том числе – в Германии, которая решила отказаться от использования атомной энергии и не собирается отступать от своего решения.