1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Скандал века: кто торгует в Германии поддельными шедеврами?

Шестеро задержанных, до 50 миллионов убытка, около 100 полотен под подозрением и смятение среди коллекционеров, экспертов и сотрудников музеев, - таков итог так называемого "случая с коллекцией Вернера Егерса".

Красная картина с конями. Подделка

"Красная картина с конями". Подделка

Скандальная история, подробности которой уже давно известны специалистам и начали просачиваться в прессу около двух месяцев назад, берет начало в ноябре 2006 года. На уважаемом кельнском аукционе Лемпертц (Auktionshaus Lempertz) уважаемый коллекционер приобрел значительное полотно рейнского экспрессиониста Генриха Кампендонка (Heinrich Campendonk) "Красная картина с конями". Цена тоже была весьма достойной: почти два с половиной миллиона евро.

Не только эта внушительная сумма, но и какое-то почти иррациональное сомнение подтолкнули покупателя провести дорогостоящую экспертизу картины. При экспертизе в грунтовке был обнаружен тип белил, химическая формула которых не была изобретена на момент предполагаемого создания картины. Дорогостоящее полотно оказалось подделкой.

Картина ''Утро на Эльбе'' Карла Шмидт-Ротлуффа - оригинал. ''Обнаженная'' Макса Пехштейна - подделка

Картина "Утро на Эльбе" Карла Шмидт-Ротлуффа - оригинал. "Обнаженная" Макса Пехштейна - подделка. Коллекционер Герман Герлингер, соорганизатор выставки "Брюкке", потрясен случившимся, как и многие другие

К расследованию подключились полиция и прокуратура. За последующие годы кропотливой работы, включавшей в себя прослушивания телефонов подозреваемых, обыски и проведение дополнительных экспертиз, было выявлено более тридцати подделок, еще несколько десятков картин числятся "под подозрением". Все они происходили из одного источника – некоего собрания Вернера Егерса (Werner Jägers).

Технология обмана

Согласно официальной версии, продавцами выступали дочь и внучки умершего в 1992 году кельнского предпринимателя, а также их родственники и посредники. Для сбыта использовались уважаемые аукционные дома (в том числе – Кристис и Сотбис) и антиквары с хорошей репутацией. Среди покупателей оказались как частные коллекционеры, так и фонды, а также музеи. "Любимцами" фальсификаторов были художники классического модерна: Макс Пехштейн (Max Pechstein), Фернан Леже (Fernand Léger) или Макс Эрнст (Max Ernst).

На выставке

Картины последнего были признаны оригиналами даже ведущим в мире экспертом по творчеству Эрнста - берлинским искусствоведом и другом художника Вернером Шписом (Werner Spiess). Он до сих пор уверен, что речь идет об оригиналах, хотя химический анализ и сведения полиции доказывают обратное.

В области психологии причину случившегося в большой степени склонен искать искусствовед Герни Кизор (Henry Keazor): "Это типично для подобных случаев. Создатели подделок достаточно умны, чтобы "обслужить" не только потребности рынка, но и психологические ожидания коллекционеров и экспертов. Они рисуют именно то, что люди хотят видеть!" - рассуждает эксперт.

Легкомыслие или система?

Но почему же никто не поинтересовался происхождением "коллекции Егерса"? Полиция без труда выяснила, что реально существовавший предприниматель хоть и был художником-любителем, но никогда не собирал картин. И почему ни аукционные дома, ни эксперты не обратились к методам научного анализа работ с использованием современных технических средств?

На выставке

Ответ прозаичен: "Это требует большего количества времени. На такой анализ уходит до нескольких недель," - поясняет кельнcкий реставратор Каролине фон Сэн-Джордж (Caroline von Saint-Goeorge). Времени зачастую нет ни у продавца, который хочет поскорее продать, ни у покупателя, вынужденного принимать решение в минуты проведения аукциона.

Продолжение следует

Вся эта история вскрывает врожденный порок арт-рынка. Рассчитанный на коммерческое функционирование, он не заинтересован в абстрактной правде, а лишь в правдоподобии. Кроме того, рынок постоянно нуждается в притоке нового товара. В случае картин периода классического модерна, спрос и цены на которые неуклонно растут, этот приток, по понятным причинам, не может быть стабильным.

Наконец, нельзя не отдать должное все еще анонимному автору подделок: он очень большой мастер своего нелегального ремесла (по мнению полиции, все поддельные картины вышли, по крайней мере, из одной мастерской). Правда, гением этого человека не позволяют назвать морально-этические соображения. Более того, ничего нового он не создал. Он – лишь умелый имитатор чужого стиля.

Расследование продолжается...

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме