1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Ситуация с правами человека в Туркмении ужасна.

«Хьюман Райтс Вотч» опубликовала отчет о положении с правами человека в мире.

Международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Вотч»(ХРВ) опубликовала отчет о положении с правами человека в мире. В отчете не проводится сравнительного анализа тех или иных тенденций в разных государствах – каждая страна рассматривается экспертами организации отдельно – и в отчете ей отводится отдельная глава. В нынешнем документе, представленном ХРВ, разбору подвергается ситуация с правами человека во всех странах Центральной Азии.

Главы, касающиеся стран центрально-азиатского региона, столь объемны, что передать в подробностях выводы, сделанные экспертами ХРВ, в рамках нашей программы, не представляется возможным, поэтому ограничимся лишь общими тенденциями. В этом нам поможет сориентироваться старший научный сотрудник ХРВ по Центральной Азии Окейша Шилдс. Окейша, можно ли, следуя отчету, сформулировать общий вывод о положении с правами человека в регионе в прошедшем году.

ОШ: Как вы знаете, ХРВ занимается странами Центральной Азии и за последние несколько лет там, с точки зрения защиты прав человека, никакого прогресса не видно. И что также отражено в отчете: со стороны правительств этих стран не заметно никакой тенденции к уважению прав человека. Несоблюдения этих прав касаются свободы собраний, свободы высказываний, включая СМИ, свободы объединений, свободы вероисповедания и свободы участия в политической жизни. Отчет ХРВ имеет особое значение для таких стран, как Туркменистан, где мы встречаемся с самой неблагополучной ситуацией с соблюдением прав человека. Для обеспечения этих прав там нет никакой правовой основы. Эта страна действительно находится в кризисе.

А помимо Туркмении?

ОШ: В Казахстане мы видим, что правительство дает обещания, но не выполняет их. Особенно в части уважения такого принципа, как плюрализм. Это, в частности, касается ограничений, которые власти чинили оппозиционной партии ДВК. А затем, через несколько месяцев, эта партия была вообще ликвидирована. Так что налицо невыполнение обещания, данного руководством страны международным политическим институтам. В Киргизии, Узбекистане, Таджикистане только что либо прошли, либо предстоят выборы, и ход эти выборов и подготовки к ним отражают недостаток возможностей для участия населения и не поддерживающих власть партий в политических процессах. Конкретно о Киргизии можно сказать, что нас особенно заботит соблюдение права на свободу собраний.

Какими принципами руководствуется ваша организация при составлении таких обширных отчетов по правам человека?

ОШ: ХРВ старается говорить по возможности с большим числом источников, чтобы о каждой стране составить собственное представление. Мы ездим в эти страны, в некоторых из них у нас есть свои представительства, мы общаемся с членами правительств, с представителями гражданского общества, с различными НПО, с сотрудниками дипломатических миссий. Мы изучаем сообщения и отчеты, касающиеся вопросов соблюдения прав человека. И мы стараемся понять, что же происходит в стране и где нарушаются эти права. Далее мы предлагаем конкретные рекомендации, как можно улучшить положение. Мы стараемся работать с правительством, войти с ним в диалог, чтобы помочь найти решение. В этом заключается наш подход.

Если вернуться к Туркмении, есть ли у вашей организации возможность при составлении отчета о соблюдении прав человека пользовать изложенным вами подходом?

ОШ: Ситуация в Туркмении уникальна. Это одна из самых репрессивных и закрытых стран не только в Центральной Азии, но и во всем мире. Увы, у нас не было возможности поехать в Туркмению, провести там те исследования, которые мы считаем необходимыми. Но нам все еще удается получать информацию от людей, которые отслеживают ситуацию с правами человека в самой Туркмении. И то, что мы слышим об этом – это действительно ужасно!

Так считает эксперт международной правозащитной организации ХРВ Окейша Шилдс. Я же, в заключение сегодняшней программы, перечислю лишь несколько пунктов из отчета ХРВ, характеризующих положение с правми человека в Туркмении – думаю, что после слов Окейши Шрилдс ясно, чем обусловлен этот выбор. Итак, в главе «Туркмения» всемирного отчета ХРВ за 2004 год говорится:

«…В общественной жизни и образовании доминирует уродливый культ личности Ниязова. Гражданское общество, и без того почти полностью обескровленное, в минувшем году получило новый удар с введением уголовной ответственности за участие в незарегистрированных неправительственных или религиозных организациях. Несмотря на отмену в 2004 году выездных виз и некоторое смягчение законодательства о религии и об общественных организациях, на практике права на свободу передвижения и свободу совести по-прежнему жестко ограничиваются. Реальная ситуация с правами человека в Туркменистане сегодня заметно хуже, чем несколько лет назад.

Туркменское законодательство запрещает любую критику президентского курса, приравнивая ее к государственной измене, поэтому открытое выражение альтернативной точки зрения практически невозможно… Все национальные и местные СМИ являются государственными, кабельное телевещание и доступ в Интернет находятся под плотным контролем, а иностранная пресса фактически запрещена… Система образования продолжает деградировать. Все большее место в учебном процессе отводится изучению поэтического труда С.Ниязова "Рухнама" и воспеванию Президента. Несмотря на отмену в январе выездных виз, "невыездными" остаются тысячи человек… В республике продолжается "чистка рядов", начавшаяся после покушения на президента 25 ноября 2002 года. В минувшем году С.Ниязов санкционировал аресты и закрытые суды по ряду бывших министров, руководителей областей и других бывших должностных лиц, подозреваемых в нелояльности режиму… Нередко аресты сопровождались конфискацией имущества и притеснениями родственников… Родственники известных политэмигрантов также подвергаются давлению. Им отказывают как в праве на работу, так и в праве на выезд из страны.

Неизвестной остается судьба более 50 человек, осужденных в связи с покушением на президента. По неофициальным сведениям, они находятся на строгом режиме в новой тюрьме в Овадан-Тепе близ Ашхабада. Свидания с родственниками осужденным не разрешены. Имеются неподтвержденные сообщения о жестоком обращении и смерти нескольких человек…».