1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Сисиньо, Роналдиньо и президент Лула

В Бразилии привычка использовать прозвища, сокращения и уменьшительно-ласкательные суффиксы распространяется не только на футбольных звезд. Эта традиция проникла практически во все сферы жизни – от спорта до политики.

default

Вряд ли эта счастливая болельщица знает, как на самом деле зовут ее кумира

Роналдиньо пробивается в штрафную площадку, пасует Сисиньо, тот обводит вокруг пальца двух защитников и перебрасывает мяч Кака. Если перевести этот комментарий на человеческий язык, то получится что-то вроде: "Роналдо де Асис Морейра проходит в штрафную, передает мяч Сисеро Жоао де Сезаре, а тот – Рикардо Изесону дос Сантос".

Не только футбол

Fußball-Legende Pele im Jahr 2004

Эдсон Арантес до Насименто

Как на самом деле зовут Кака, Сисиньо и Роналдиньо, знают далеко не все фанаты даже в самой Бразилии. Причем относится это не только к нынешним звездам. Мало, какой болельщик припомнит, что легендарного Пеле по паспорту величают Эдсон Арантес до Насименто, а тренера японской сборной Зико – Артур Антунес Коймбра.

Спортивные прозвища в Бразилии используют не только футболисты. Известный теннисист Густаво Кюртен выступает под кличкой Гуга, нашумевшего в 1980-е годы боксера Магила на самом деле зовут Адильсон Родригес, а под прозвищем Барнардиньо скрывается волейболист Бернандо Роха де Резенде.

Прозвище превращается в фамилию

Не отстают от спортсменов и другие бразильские знаменитости, как-то: актеры, музыканты и политики. Причем некоторые из них даже включают свое прозвище в официальное имя.

Luis Inacio Lula da Silva

Президент по прозвищу Лула

Например, полное имя нынешнего президента Бразилии – Луис Инасио Лула да Силва. Бразильцы главу государства называют просто Лула. Это прозвище появилось у политика во времена его активной профсоюзной деятельности. С годами будущий президент настолько "прикипел" к этому имени, что решил отобразить его в собственном паспорте.

Порабощенные и новообращенные

Откуда, собственно, появилась эта любовь к уменьшениям и сокращениям? Проще всего этот феномен было бы объяснить чисто прагматическими соображениями. Бразильские имена обычно состоят из четырех слов – запоминать неудобно, произносить долго.

Однако историки и социологи видят в этой традиции гораздо более глубокие корни. Англичанин Алекс Беллос, автор книги "Футбол: бразильское искусство жизни", считает, что традиция уходит корнями во времена рабства. Поскольку рабы на всю жизнь оставались личной собственностью хозяев, официальные имя и фамилия им были не нужны. Поэтому для удобства рабовладельцы придумывали для своих "вещей" краткие прозвища.

Sklavenmarkt in Washington Historische Zeichnung

Рабы были лишь вещью, поэтому фамилии им не давали

Другие эксперты копают еще глубже. Традиция возникла еще в XVI веке, когда на территорию Бразилии стали прибывать евреи и мавры, насильно обращенные в Европе в христианскую веру. Мигранты не хотели, чтобы об этом стало известно на их новой родине, а потому отказывались от использования фамилий. Именно наличие фамилии в те годы было признаком крещения.

По-братски

А вот известный немецкий философ Теодор Адорно (Theodor Adorno) в своем трактате "Негативная диалектика" назвал использование прозвищ и сокращений феноменом Нового Света.

Фамилия для жителей Нового Света была символом прошлого, указывающим на индивидуальную историю человека. Ее использование неизбежно приводило к возникновению неловкости, дистанции между мигрантами различного происхождения, считает философ. Обращение друг к другу просто по имени помогало эту дистанцию преодолеть и ощутить себя единой командой. У мигрантов возникало братское чувство. Эта традиция впоследствии нашла отражение в спортивной жизни южноамериканского континента.

Контекст