1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Сирия предпочла быть государством-изгоем

Немецкий министр направлялся в Сирию. Но президент этой страны произнес речь, после которой уже нельзя делать вид, что ничего не произошло, указывает Петер Филипп.

default

Иногда нужно уметь сказать и "нет". В международной дипломатии это происходит чересчур редко, ведь суть дипломатии в том, собственно, и принято видеть, что надо не теряться и продолжать в том же духе, несмотря на расхождения во мнениях, как будто ничего не произошло. Превратное понимание международного обхождения друг с другом, потому что все чаще из-за этого дипломатия выглядит как коммерция без хребта и совести.

Полная дисквалификация

Решение министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера о краткосрочной отмене своего визита в Сирию - приятное исключение из этого правила. Решение не ехать в Дамаск, принятое уже на полпути в сирийскую столицу, стало ответом на речь сирийского президента Ассада, который за несколько часов до запланированного прибытия немецкого гостя четко дал понять, что для этого визита нет больше никаких оснований.

Не потому, что он назвал Израиль "врагом": Израиль и есть "враг", пока оба государства официально находятся в состоянии войны друг с другом. Ассад пошел дальше: он сказал, что не видит смысла в миротворческих усилиях на Ближнем Востоке. И хотя глава сирийского государства говорил о готовности к миру со стороны его страны, в его речи прозвучало и другое: что это миролюбие не распространяется на Израиль.

С кем тогда собирается Ассад заключать мир, если не с нынешним врагом? Вывод напрашивается такой, что он вообще не хочет мира. И что он себя поэтому дисквалифицировал как претендент на роль конструктивного партнера в долгосрочном ближневосточном урегулировании.

Не делает чести Сирии и призыв ее президента к панарабской поддержке "Хезболлах" - и тем самым войны с Израилем. Ассад вступил в должность главы государства многообещающим молодым человеком, от которого ожидали радикального изменения сирийской политики. Но он не оправдал этих ожиданий: поначалу все подозревали, что на него давят хардлайнеры из времен правления его отца, Хафеза Ассада, но постепенно стало ясно, что все, что Башар Ассад делает, он делает по собственному почину.

Ярлык остается

Малоприятным должно казаться такое положение дел немецкому министру иностранных дел, потому что Франк-Вальтер Штайнмайер относится к числу тех вопиющих в пустыне, которые в последнее время настаивали на том, что Сирию следует в большей мере подключить к процессу поиска решений для урегулирования ближневосточного конфликта.

Участие Сирии должно было стать конструктивным, имеющим целью не только обезвреживание "Хезболлах", но и стабилизацию Ливана с последующим новым возобновлением мирного процесса.

У Сирии есть свои обоснованные интересы в Ливане и свои требования к Израилю. И в том и другом Сирия могла бы получить пользу для себя и рассчитывать в этом на поддержку международного сообщества. Дамаск мог бы одновременно избавиться от ярлыка государства-изгоя, который на него охотно навешивают Израиль и США. Вместо этого Ассад предпочел дать лишний повод для таких обвинений.

Поэтому ему не нужно будет удивляться, когда его страна будет оказываться во все большей изоляции, и когда ему придется искать друзей подобных иранскому президенту. Такой политикой он вредит своей стране, вредит всему региону и всем тем, кто стремится к миру.

Было бы неуместно в такой ситуации делать вид, что ничего не происходит и попросту игнорировать речь Ассада. Если же эту речь воспринимать серьезно, то реакция на нее могла быть только одна: Штайнмайер должен был отменить свой визит.

Петер Филипп,
шеф-корреспондент "Немецкой волны"