1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Сирийский беженец против Facebook: все решает контекст

Немецкий медиаэксперт оценил для DW исход процесса по делу Анаса Модамани, который подал в суд на Facebook за распространение недостоверной информации.

Осенью 2015 года мир облетело селфи сирийского беженца Анаса Модамани с канцлером Германии Ангелой Меркель (Angela Merkel), которое он опубликовал в социальной сети Facebook. Впоследствии эта фотография, подвергнувшаяся монтажу, послужила поводом для появления в Сети целого шквала очерняющей беженца недостоверной информации. Модамани подал в суд на Facebook, но проиграл. Во вторник, 7 марта, земельный суд Вюрцбурга постановил, что соцсеть не должна самостоятельно искать фейковые новости про Модамани и удалять их, как требовал истец. Теперь сирийцу придется, как и прежде, лично выявлять ложные и оскорбительные посты о себе и сообщать о них администраторам социальной сети. Результаты судебного процесса в интервью DW оценил директор Института права в сфере телерадиовещания Университета Кельна Карл-Николаус Пайфер (Karl-Nikolaus Peifer).

DW: Как вы оцениваете решение суда по делу Анаса Модамани против Facebook?

Карл-Николаус Пайфер: Оно мне понятно, поскольку целью иска, по сути дела, было запретить распространение фотографии, которая при определенных обстоятельствах представляет собой порочащее репутацию неверное истолкование фактов. Сложность, однако, в том, что обстоятельства, при которых наносится ущерб репутации, всегда зависят от контекста. То есть как только это фото оказывается в новом контексте - например, о нем пишут в СМИ - оно уже не носит оскорбительного характера. Если вы требуете от провайдера интернет-услуг, чтобы он удалил фото со своих серверов, поскольку оно нарушает ваши права, вы ожидаете, что этот провайдер с помощью технических средств сможет быстро отличить правомерный контент от неправомерного, а это в действительности очень сложно. 

- Но разве такая точка зрения не предоставляет соцсетям, по сути, полную свободу действий?

Карл-Николаус Пайфер

Карл-Николаус Пайфер

- Нет. И ведь суд тоже не исходил из того, что оскорбление не имело места. Конкретное фото, имеющее отношение к конкретному пользователю и искажающее факты, должно быть удалено. А вот если это фото просто получает распространение (например, журналисты публикуют его в качестве иллюстрации к публикации о сегодняшнем судебном процессе), тогда это уже никакое не оскорбление. То есть нельзя сказать, что социальные сети остаются полностью в стороне.

-Верно ли, что в ходе процесса речь шла о двух вопросах: во-первых, может ли Facebook распространять фото сирийского  беженца без его согласия, и, во-вторых, должна ли соцсеть удалять фото, если оно порочит репутацию человека?

- Верно. На вопрос, можно ли в принципе использовать фото канцлера Меркель с сирийским беженцем, нетрудно ответить утвердительно, поскольку оно отражает действительность. Измененное с помощью монтажа фото тоже законно и является отражением нашей эпохи. Права нарушает только изменение контекста. То есть, как часто бывает в сфере права СМИ, от контекста зависит очень многое. Каждому позволено распространять фото вне контекста. Но если я меняю контекст - например, изображаю Меркель и сирийца стоящими перед грузовиком, который врезался в толпу на рождественском базаре в Берлине - это уже правонарушение, поскольку это неверное и клеветническое представление фактов. Особенно оскорбительно, когда к изображению прилагается еще и текст - к примеру, "эти погибшие на совести Меркель", а сириец изображен так, как будто он, совершив преступление, фотографирует себя с госпожой Меркель на фоне хаоса, который он же, как следует из фото, и учинил.

- Адвокат Анаса Модамани заявил, что необходимо менять законодательство. Неужели в судебном порядке больше ничего нельзя сделать?

- И да, и нет. Суды уже принимали решения по социальным СМИ и их содержанию - и в случае однозначных правонарушений привлекали владельцев интернет-ресурсов к ответственности. Это работает, к примеру, в случае нарушения авторских прав. В случае с содержанием, порочащим человека, - будь то тексты или картинки, включая те, о которых мы говорим, - все тоже понятно. Если конкретное фото, взятое в конкретном контексте, искажает факты, то провайдер интернет-услуг несет ответственность и должен его удалить.

Однако с точки зрения тех, кто оказался опороченным, необходимо принимать более активные меры, поскольку такое содержание молниеносно распространяется и оказывается на большом количестве различных ресурсов. В итоге сами потерпевшие не могут отследить все эти источники. Поэтому законодатели должны подумать о том, как привлекать к ответственности компании, чтобы они обезопасили эту сферу. Такие меры уже есть в случае с нарушением авторских прав: существуют технические средства, позволяющие стирать идентичные музыкальные данные, если публикация каких-то из них нарушает авторское право. В случае с фотографиями это, в принципе, тоже работает, если речь идет об обычных фото. Проблема здесь именно в контексте, в который вписана фотография. И здесь ответственность должна лежать на провайдерах. Но как именно это должно выглядеть, законодатели пока точно не знают.

Смотрите также:   

Смотреть видео 01:55

Как сирийский беженец проиграл суд против Facebook (07.03.2017)

Аудио- и видеофайлы по теме