1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Силовое вмешательство – неизбежная необходимость?

ФРГ на 2 года стала членом СБ ООН и возглавила комиссию по санкциям против Ирака / Ситуация в мире, изменившаяся после 11-го сентября, принуждает Запад отойти от политики устрашения, как основной стратегии безопасности.

default

Полномочный представитель Германии в ООН Гунтер Плойгер.

В феврале, когда Совету Безопасности, по всей вероятности, предстоит принять решение о силовом воздействии на багдадский режим, подойдет очередь Германии председательствовать в Совете. Что это означает для внешней политики ФРГ и внутриполитической ситуации в стране сегодня?

За пределами Германии находится более 10 тысяч солдат бундесвера

Toni Blair und Gerhard Schröder vor der Downing Street 10 in London

Герхард Шрёдер и Тони Блэр. США и их главный союзник – Великобритания, по всей видимости, церемониться с Саддамом не намерены.

В августе, накануне парламентских выборов канцлер Германии Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) однозначно заявил, что немецкие войска не примут участия в каких-либо военных операциях против Ирака. При этом Шредер сослался на то, что Германия чрезмерно задействована в других военных миссиях - за пределами Германии находится более 10 тысяч солдат, то есть ФРГ занимает второе место в мире после США по представительству военных сил за рубежом.

Пацифизм социал-демократов и "зеленых" в иракском вопросе обеспечил им дополнительную поддержку избирателей и привел "красно-зеленую" коалицию к власти ещё на четыре года. Отношения с США и некоторыми партнерами по НАТО оказались серьёзно подорваны.

Решение о силовом воздействии предстоит принять в ООН, а не в Пентагоне

США и их главный союзник – Великобритания, по всей видимости, церемониться с Саддамом не намерены. То, что однозначных доказательств наличия у Ирака оружия массового поражения все ещё нет, их не смущает. Полномочный представитель Германии в ООН Гунтер Плойгер (Gunter Pleuger) напоминает, однако, что решение о силовом воздействии предстоит принять в ООН, а не в Пентагоне:

- Мне не составит труда объявить о решении Совета Безопасности, каким бы оно ни было, если за него единодушно проголосовали все пятнадцать членов. Но сначала необходимо гарантировать, чтобы каждый член СБ располагал соответствующей информацией.

Выбор: серьёзные внутриполитические проблемы или роль провокатора?

Dr. Werner Hoyer

Dr. Werner Hoyer

- Теперь, наконец, выяснится, что в длительной перспективе стратегия подчинять внешнеполитические интересы краткосрочным внутриполитическим расчётам никуда не годится. Настало время держать ответ перед мировым сообществом и выбирать, на чьей мы стороне мы стоим.

Йошка Фишер поступил правильно

По мнению Вернера Хойера ситуация в мире, радикально изменившаяся после 11-го сентября, принуждает Запад отойти от политики устрашения, как основной стратегии безопасности. И политикам, и гражданам следует принять к сведению, что участие в военных конфликтах и целенаправленных силовых акциях - неизбежное следствие этой ситуации:

- Я полагаю, решение направить немецких солдат в Афганистан было правильным, но не следует убеждать себя и других в том, что силовое вмешательство – неизбежная необходимость. Разумеется, что иногда другого выхода просто нет. Сегодня, на мой взгляд, гораздо важнее размышлять не о степени собственного военного участия в войне против Ирака, а о том, насколько Германия справится с высокой ответственностью в качестве члена СБ ООН. Йошка Фишер поступил правильно, заявив, что вне зависимости от ее собственной позиции Германия не вправе намеренно тормозить принятие решений в ООН.

Координация совместных усилий с европейскими партнерами

В будущем, по мнению Вернера Хойера, во внешней политике немцам следует делать акцент не на собственные инициативы, а на координацию совместных усилий с европейскими партнерами:

- Необходимо принимать решения совместно, на общеевропейской основе. Влиять на международную политику Германия сможет только в том случае, если не будет уклонятся и занимать созерцательную позицию. Даже если мнение участников Евросоюза не всегда совпадает, следует стремится к единому решению, иначе встаёт вопрос, как это уже часто бывало в 90-ые годы, а что же Европа, какова собственно позиция ЕС? Нам следует наладить более тесные контакты с Францией и Великобританией. Я восхищаюсь работой французских дипломатов, проделанной накануне принятия резолюции по Ираку, если бы Германия провела аналогичную работу, возможно мы пришли бы к единой общеевропейской позиции в этом вопросе.

В последнее время Брюссель настаивает на том, чтобы Евросоюзу выделили собственное постоянное место в СБ ООН. И Германия, по словам министра иностранных дел Йошки Фишера, хотела бы обладать большими полномочиями и нести больше ответственности. Возможно, что осуществление этих пожеланий будет не в последнюю очередь зависеть от того, как проявит себя Германия в СБ и насколько европейцам удастся согласовывать свои действия в рамках этого учреждения.

Вернер Хойер (Werner Hoyer), депутат бундестага от партии СвДП, в прошлом – высокопоставленный сотрудник германского МИДа, считает, что внешней политике Германии предстоит выдержать серьёзное испытание. Речь идет уже не столько о собственно позиции Берлина в кризисе вокруг Ирака, сколько об ответственности перед международным сообществом. По мнению Хойера, если Германия проголосует в СБ "за" силовую акцию против Ирака, то это чревато серьёзными внутриполитическими проблемами и даже развалом правящей коалиции. Голосуя "против" войны, ФРГ рискует предстать перед США и союзниками по НАТО в роли провокатора:

Контекст