1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Сила языка

07.06.2007

Конференция института имени Гёте и государственного института русского языка имени Пушкина

default

В Москве по инициативе германского института имени Гёте и государственного института русского языка имени А.С.Пушкина состоялась двухдневная конференция «Роль европейских языков в будущем, российско-германский опыт и перспективы». Организаторы конференции неслучайно выбрали местом проведения этого мероприятия столицу России: нынешний год в России объявлен годом русского языка.

В государственном институте русского языка имени Пушкина собрались ведущие российские и германские языковеды, обеспокоенные влиянием вездесущего английского на русский и немецкий языки. В актовом зале звучали доклады лингвистов на такие темы, как «Экспансия английского языка с точки зрения практики перевода», «Порча» языка и его «защита», причем, слова «порча и «защита» были умышленно взяты в кавычки, «Русский язык в современном европейском коммуникативном пространстве», «Многоязычие – это реально, достижимо, ответственно?» ( Со знаком вопроса), «Европейские традиции коммуникации и их будущее», «Влияние русско-немецких культурных связей на формирование лексики русского литературного языка» и многие другие.

Гость из Германии мюнхенский профессор Конрад Элих в своем выступлении говорил о том, насколько важно сегодня изучать, кроме английского языка, другие иностранные языки, чтобы лучше понять своих коллег из других не англоязычных стран. В своем докладе профессор заметил, что в Германии существует тенденция отдавать предпочтение английскому, как первому иностранному языку. Но не везде, - подчеркнул профессор:

В Федеративной республике Германии, в юго-западной части страны, которая граничит с Францией, чиновники от образования приняли мудрое решение: школьники уже в младших классах должны изучать не английский, а французский язык. И что происходит? Родители активно протестуют против этого, но чиновники настаивают на своем решении, и правильно делают. На мой взгляд, это очень смелый эксперимент и мне очень любопытно узнать, когда Баден-Вюртембергское земельное правительство все же пойдет на попятную, изменив своё решение.

Профессор Элих считает, что во многих развитых странах мира многоязычию школьников и студентов по-прежнему уделяется слишком мало внимания. Это касается в первую очередь Америки и Англии, где многие считают, что им вообще не следует изучать иностранные языки, потому что будущее за английским языком не только в научной, но и в других сферах жизни. Французы тоже не легки на подъем в плане изучения иностранных языков. Чуть лучше обстоят дела в Германии. Но примерами живого интереса к иностранным языкам можно считать Индию и в целом – Европу.

«Если мы обратим взгляд на другие страны мира, например, на Китай, то придем к выводу, что это, скорее всего, одноязычная страна. В США, несмотря на приток огромного числа испаноязычных иммигрантов, тем не менее, происходит сильная фиксация на английский язык. В Британском Содружестве, которое включает в себя несколько десятков государств, ситуация ясна, там тоже главенствует английский язык, во франкоязычных странах интерес к иностранным языкам тоже невелик. Пока только Индия и страны европейского Содружества являются своеобразным ареалом, в котором многоязычие, во многом благодаря политической поддержке, находится на высокой ступени развития. Эту благоприятную и жизненно необходимую ситуацию следует сохранить и в будущем». - Подчеркнул мюнхенский профессор.

Конрад Элих в своем выступлении предостерег, что главенство английского языка в мире может привести к тому, что в будущем весь многообразный и многоликий мир станет рассматриваться только из одной перспективы.

«Если я правильно понимаю, то готовность в Англии изучать хотя бы один иностранный язык равна нулю. Эта тенденция, между прочим, уже находит отражение в политике в области образования. В США происходит интенсивное сокращение курсов иностранных языков, и именно из-за прагматичных рассуждений о том, что, если весь мир говорит на моем языке, то зачем тогда мне изучать иностранные языки? Этот весьма прагматичный аргумент вызывает далеко нерадостные последствия для остального мира. Вы можете меня спросить: почему это должно быть иначе? Отвечу, что ситуация должна измениться уже потому, что необходимо и в этих странах создавать условия, чтобы люди, проживающие в них, могли индивидуально, через изучение иностранных языков, познавать остальной многообразный мир, а не видеть его только через одну призму или иначе говоря - англоязычную перспективу».

С позицией профессора Конрада Элиха согласен его российский коллега профессор института русского языка имени Виноградова Александр Молдован. Когда-то роль лингва франка, то есть ведущего международного языка, отводилась латыни, затем французскому, а в 19 веке немецкому языкам. Сегодня эту роль взял на себя английский язык:

« Кажется, что прежде ни один язык не проникал так глубоко в жизнь других народов, как английский. Захватывая не только область науки, экономики, техники и информационных технологий, но и питания, быт, моду, спорт, массовую культуру и другие сферы. Сейчас специалисты в различных научных областях предпочитают печатать свои труды по-английски, и не потому, что этот язык им особенно нравится, а просто это обеспечивает более широкую аудиторию читателей. На международных научных конференциях и конгрессах, в качестве рабочего языка, как правило, также выбирается английский язык. Наконец, во многих странах, для которых английский язык не является национальным, он, тем не менее, используется, как язык университетского обучения, причем не только специализированного, но и базового». – Подчеркнул профессор Молдован.

Понятно, что английский язык доминирует и в интернете. Им пользуются 67 процентов интернет-сайтов, тогда как французским – чуть более одиннадцати процентов, немецким - пять с половиной процентов. Профессор Молдован объясняет это не только особыми свойствами английского языка. Причина куда более широка:

« И дело тут не в особых свойствах английского языка, как вы понимаете. Хотя некоторые считают, что этому способствуют некоторые специфические особенности именно английского языка, в частности, его краткость и выразительность терминов. При этом они забывают, что пресловутая длина немецких слов, в свое время не помешала немецкому языку выполнять функции лингва франка. Дело в том, что в современном мире, знание общепонятного иностранного языка, становится выражением солидарности с идеей межэтнических и кросскультурных взаимоотношений людей. Можно ли сегодня возражать против такого исторического развития, и в частности, против того, чтобы английский язык доминировал в качестве международного языка науки? Реальная ситуация в современном научно-техническом мире такова, что наиболее успешные коллективы ученых, работающие над передовыми инновационными проектами, как правило, интернациональны по своему составу. В них бок о бок работают специалисты, представляющие научные школы разных стран. Они пользуются английским языком не потому, что это язык наиболее передовой науки, а потому что волонцу и датчанину, болгарину и французу, немцу и русскому, для взаимопонимания нужен какой-то общий язык, и им, в конце концов, не важно, какой язык сегодня выполняет эту функцию. Но в связи с этим возникают опасения, что экспансия английского языка может причинить ущерб прочим языкам, в том числе тем, которые еще сравнительно недавно сами играли роль научных лингва франка. Что эта экспансия приведет к снижению их роли в национальном просвещении».

В какой мере обоснованы эти опасения? И может ли опыт российской языковой политики защитить русский язык от экспансии английского? Профессор Молдован поясняет:

«Можно, например, сказать, что степень использования английского языка на международных конференциях в России, прямо пропорциональна их реальной, так сказать, международности. На конференциях, наряду с английской, обязательно звучит русская речь. В России, как и во всем мире, резко возросла мотивация к изучению английского языка. Он является обязательным для ряда специальностей, таких как менеджмент, компьютерные технологии. Сейчас, знание английского языка является непременным условием для приема на престижную работу. Тем не менее, в обыденной научной жизни в России, в отличие от других стран, русский язык остается единственным средством общения. Наши ученые, например, физики, математики, даже если они находятся длительное время за рубежом, в Англии или Америке, между собой говорят только по-русски. Хотя с коллегами из других стран общаются по-английски. Все это свидетельствуют о том, что распространение английского языка, как языка научного общения не является проблемой для русского языка. Объективно оно не влияет на качество русского литературного или стандартного языка и его позиции в обществе».

Второй день конференции проходил в немецком культурном центре имени Гёте на Ленинском проспекте. Это был день пленарных заседаний. Ученые разделились на группы, в которых обсуждали проблемы многоязычья, роль русского и немецкого, как языков науки и - грозит ли немецкому и русскому языкам так называемая «порча» из-за ненормативной лексики и влияние на них иностранных языков?

Что касается ненормативной лексики и жаргонных слов, то, по словам лингвиста Ирины Левонтиной, современный русский язык от них не пострадал. А один из её коллег вообще считает, что ненормативная лексика попадает в официальные речи и выступления депутатов Думы из-за того, что сегодня, в отличие от прошлых лет, их не пишут заранее и они не подвергаются цензуре:

«Все мы помним, как ругались в советское время люди. В речи интеллигенции, по-моему, брани было гораздо больше, потому что она была запрещена в официальном дискурсе. Но здесь, мне кажется, лежит один очень важный процесс: очень сильно стерлись границы между разными видами дискурса, то, что называлось раньше функциональными стилями. Вопрос не в том, что брани стало больше, а в том, что она теперь появляется в таких типах дискурса, в каких раньше никогда и ни под каким видом не могла появляться. То же самое касается и сленга, и разных жаргонов – профессиональные жаргоны, молодежные жаргоны существовали и раньше, но они существовали замкнуто. А сейчас все очень сильно перемешивается. И люди слышат некоторые слова, им кажется, что они сейчас появились, а они давно уже были. Просто они были в своем, в определенном типе речи».

В разговор вступает коллега:

«Я бы сказал, что границы не совсем стерлись. Выступающий с научным докладом, едва ли в свою речь будет вставлять скверно-матерную брань. Просто появились некоторые типы дискурса. Например, неподготовленной речи депутата. В советское время, любое публичное лицо могло только читать речь по бумажке. Тексты выступлений утверждались официально, и никаких бранных слов, конечно, там не было».

Ну, вот, скажет кто-то из наших слушателей: опять во всем виноваты депутаты! Что же касается литературного языка, то российские специалисты считают, что влияние иностранных языков, особенно немецкого, скорее обогатили литературный русский язык. К этому выводу пришла и профессор Анна Зализняк. Вот только один пример из её выступления, который касается русских словообразований, связанных с внутренним миром и которые были заимствованы из немецкого:

«Тот факт, что немецкий язык, оказал существенное влияние на формирование русского литературного языка, хорошо известен. В частности, известно, что русская философская терминология, весь абстрактный лексикон русского языка, сформировались в

18-19-ом веках, под весьма существенным влиянием немецкого языка. Вот один только пример. Множество оборотов более или менее терминологических со словом «внутренний», которые воспринимаются современным русским ухом как совершенно русские. Это – «внутренний мир», немецкое « Innenwelt »; «внутренняя жизнь», немецкое « Innenleben »; «внутреннее чувство» - « innerste Gef ü hl »; «внутренний голос» - « innere Stimme »; «внутренний взор» - « inneres Gesicht » и так далее. Таких выражений огромное количество, и большинство из них возникли под влиянием немецкого языка». – Подчеркнула профессор Анна Зализняк

На конференции шла речь и о проблемах мигрантов в России и их знаний русского языка, особенно детей школьного возраста. В Москве, например, есть классы, треть учащихся которых, не владеют русским языком. Профессор Юрий Прохоров говорит:

«В школах Москвы, до трети класса, уже могут быть не носителями русского языка. У двух трети класса – русский язык родной, треть класса практически русским не владеет. Это очень большая проблема таких мегаполисов, как Москва. Правительство города разработало серию мероприятий по решению этой проблемы. Во всех префектурах Москвы создается сеть школ русского языка, которые могут бесплатно посещать дети мигрантов, и которых будут готовить по русскому языку, чтобы они лучше адаптировались в классе».

Более подробная информация о конференции, а так же некоторые выступления её участников вы можете найти на интернет - сайтах немецкого культурного центра имени Гёте в Москве и государственного института русского языка имени Пушкина. Для этого вам следует задать в поисковой машине название этих учреждений.

Ссылки в интернете