1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Сеть: новые угрозы демократии

28.01.2002

Сегодня в ежемесячной передаче Интернет и общество два сюжета.Один – немецкий, другой – монгольский.

До 1989 года то, что и как должно происходить в монгольской политике, определял Советский Союз. Ну, а в 90-х годах началось самостоятельное движение Монголии в направлении демократии. Правда, сегодня, как и во многих других пост-коммунистических странах, у власти в Монголии снова оказались представители Монгольской Революционной Народной партии, всё же демократия, модернизация и тяга к советскому прошлому в этой стране гор и степей Монголии, находятся в сложных отношениях. Особенно это касается средств массовой коммуникации. В Улан-Баторе работает независимый институт прессы. Уже не первый год за медийным ландшафтом своей страны наблюдает Мунк Мандах. С одной стороны, её страна вкушает плоды бархатной революции: в Монголии принят закон, запрещающий цензуру всем, а государству – даже обладание собственными средствами массовой информации. Правда, государственные радио и телевидение по-прежнему продолжают вещание, оставляя совсем немного места частным каналам.

Мунк Мандах:

Да, с 1989 года у нас существует закон о свободе масс-медиа, но государство по-прежнему определяет содержание передач национального радио и телевидения. Ведь нет никаких законодательных актов, которые определили бы, как именно исполнить конституционную норму о свободе масс-медиа, как существовать радио и телевидению без государства? Общественно-правовое телевидение по идее должно существовать за счет налогов с аудитории или рекламы, но и тут никаких правил нет, нет законодательных норм. Вот и получается, что образовалась брешь, в которую государство заползло и по-прежнему оказывает свое влияние, хотя закон и запрещает это.

Вообще-то Монголия – идеальная страна для интернета и микрописем или минителеграмм для мобильных телефонов, которые всё никак ни по-русски, ни по-немецки не приобретут собственного имени и называются по-английски Эс-Эм-Эс.

В конце декабря 2001 года в Монголии создана первая в стране интернет-больница. Как сообщили в Союзе молодых медиков Монголии, являющемся организатором этого web-сайта в Интернете, главная цель данного проекта - оказание консультативных услуг по лечению и профилактике различных заболеваний. Кроме того, на сайте содержится информация о всех поликлиниках и больницах страны, лечащих врачах и их специализации. Союз молодых медиков Монголии планирует открыть также и интернет-аптеку, с помощью которой можно будет оперативно найти необходимые лекарства.

Подобно ряду других стран, неофициальная виртуальная Монголия пользуется гораздо большим успехом у посетителей, чем интернетный официоз. Так, на официальном англоязычном сайте монгол.ком с 2000 года побывало, согласно официальной статистике сайта, около 90.000 посетителей, а вот на немецкоязычном сайте монголай.нет – уже около 500.000 человек (все данные на 26 января 2002 года).

По сообщению корреспондента журнала «Бизнес он-лайн» Алексея Еленина, у самого крупного Интернет-провайдера Монголии - компании Datacom – сейчас около трех тысяч зарегистрированных подписчиков.

А. Еленин:

Президент Datacom Энкбат выкупил у государства вместе с 20 коллегами собственный научно-исследовательский компьютерный институт. По оценкам Datacom, 3 тысячи адресов Magicnet на самом деле используются 10-тью тысячами пользователей. Это лишь малая часть населения страны. большинство которых ведут кочевой образ жизни и с Интернетом никак не связаны. Перед тем, как развернуть электронную торговлю на монгольском рынке, компании Datacom придется создать не только рынок, но и систему оплаты и доставки товаров. Datacom планирует предоставлять клиентам доступ в Интернет при помощи сети Интернет-кафе, расположенных в супермаркетах. Система должна заработать летом 2002 года: люди смогут заказывать любые товары и забирать их через несколько дней в том же месте. Интернет-аудитория страны слишком мала для того, чтобы можно было надеяться на быстрое развитие электронной коммерции. Однако за пять лет число пользователей Интернета выросло в двадцать раз. Большие проблемы вызывает система оплаты. Монгольское население не верит в банковские платежи, поэтому Datacom приходится создавать собственную платежную систему.

Между тем, именно слишком большое доверие к электронной коммерции приводит к тяжким последствиям в так называемых развитых странах. При всём своем, часто оплакиваемом – особенно в сравнении с Великобританией или США – консерватизме, именно молодые пользователи интернета составляют передовой отряд германских должников. Из трех миллионов немцев, имеющих долги, которые они заведомо не в состоянии вернуть кредиторам, 80 процентов, т.е. четверо из пяти, наделали долгов до 25 лет, а каждый десятый – молодые люди в возрасте от 14 до 18 лет – истратили больше, чем когда-либо смогут заработать, привлеченные приятно жужжащим, ярко зазывным нелиняющим миром сетевой рекламы..

По словам Биргитты Грейлигер из Гермеринга, сотрудницы Службы помощи добрым советом безнадёжным должникам, подразделения организации Каритас,

людям показывают, какими им следует быть. Роскошь демонстрируется как нечто абсолютно доступное, предлагаются какие-то липовые схемы финансирования, которые создают ложное впечатление, что с помощью кредита можно купаться в роскоши.

Ну, долговая петля – это, так сказать, светлое будущее всей сетевой коммерции, а мы вернемся в Монголию.

В повседневной жизни журналистам приходится сталкиваться здесь совсем с другими проблемами. Нелегко распространять информацию в огромной стране, где миллион с лишним человек – почти половина населения – занимаются скотоводством – овцеводством, козоводством, коневодством, верблюдоводством и разведением коров. Недавняя страшно морозная зима показала, как нуждается Монголия в современных средствах коммуникации. Но электричество проведено здесь, мягко говоря, далеко не везде, как, впрочем, и телефон. Поэтому особых ресурсов для развития независимой сети информационных услуг пока нет. Первый и пока единственный частный канал УКВ-Радио в Монголии, имеющий свой сайт в интернете, был открыт в апреле 2001 года. Удастся ли ему протянуть дольше, чем его предшественникам и конкурентам, сотрудник станции Мьягмаржав, не знает, но к государственным средствам радио- и сетевого вещания относится свысока:

Я думаю, что государственное радиовещание слишком узко понимает ответственность журналистов. Они не могут высказать своего мнения, они не могут прямо передать в эфир мнение людей. Наша частная станция, наоборот, такой свободой располагает. Наша дверь всегда открыта. Всегда открыта для слушателей.

Монгольский интернет и его особая историческая связь с немецкой и русской научной и сетевой культурой еще будут темой одной из наших следующих передач, а мы обратимся ко второму нашему сюжету.

Как на немецком сетевом форуме обсуждали запрет НДПГ.

Вся последняя неделя прошла в Германии под знаком крупного политического скандала, истинные масштабы которого станут ясны лишь после выборов в бундестаг в сентябре 2002 года. Речь идет, конечно, о том, что конституционный суд Федеративной Республики отложил на неопределенный срок дело о запрете Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Скандальной является, однако, не сам факт приостановки слушания дела, а причина этого решения – неожиданное для суда сообщение о том, что в числе главных свидетелей – высокопоставленный фунцкионер партии, который, как оказалось, до 1995 года был осведомителем правительственной службы по охране конституции – ведомства. Все обстоятельства этого дела обсуждаются в актуальных политических передачах ”Немецкой волны”. Журнал ”Интернет и общество” предлагает Вам послушать сетевой исторический документ – фрагмент интернетной дискуссии о запрете НДПГ – оговорюсь сразу – одной из сотен таких дискуссий, которая прошла на одном из кёльнских форумов и до сих пор доступна всем желающим, хотя с момента её проведения прошел год.

Если вы хотите получить полный текст этой дискуссии, пишите, мы вам вышлем его в бумажном виде или мылом.

Итак дискуссия началась в октябре 2000 года – как раз в те дни, когда правительство Германии, бундестаг и бундесрат подали в Конституционный суд иск о запрете НДПГ.

- Я считаю НДПГ праворадикальной и антиконституционной партией, которую давно уже пора запретить, так же, как и республиканцев. Меня злит, что годами ничего не предпринимается, всё говорят и говорят. Конечно, после запрета они снова выползут под другим именем, но для этого потребуется время, восстановление всей логистики, чтоб снова начать распространять их инфантильные лозунги.

Эльке

- Эльке, у тя там всё на месте, а? Есть за что подержаться?

Паникер.

- Слушай, пошляк, для тебя ведь уйма сайтов пооткрывалось, где ты можешь спокойно удовлетворить свою нездоровую фантазию.

Эльке.

- Да ладно, не обращай на него внимания. Давай-ка действительно сосредоточимся на тематике нашего форума. Итак, запрет НДПГ. Ну, а что если после запреда НДПГ они стройными рядами вольются в ряды Республиканцев или Германского народного союза (DVU)?

А. фон Ц.

- Да, это действительно вопрос. Что даст запрет? Лично я считаю его бесполезным. Гораздо легче контролировать существующие партийные организации, чем сторонников идеологии, ушедших в подполье. Представьте себе, до чего они дошли бы, уйдя в подполье, это ведь был бы террор. Запрет никак не изменит настроений этих людей, но сделает их еще опаснее.

Всем привет, Крест.

- А я думаю, что члены НДПГ просто разбредутся по другим праворадикальным партиям. Но запрет НДПГ будет иметь символическую ценность и к тому же окажется хорошим пиаром для социал-демократов. А это им сейчас не помешает.

Штраус.

Напоминаю вам, дорогие слушатели, что вы слушаете радиоверсию интернетной дискуссии, прошедшей на одном из Кельнских сетевых форумов сразу после того, как два года назад правительство Германии, бундестаг и бундесрат подали в Конституционный суд страны иск о запрете и роспуске Национально-демократической партии Германии (НДПГ).

- Знаете, то, что Бекштайн из ХСС, этот теоретик засилья иждивенцев-иностранцев, поддерживает идею запрета – это номер! Ясно чего он хочет – вырубить потенциальных конкурентов Христианско-социального союза. Я считаю, что НДПГ – отвратительна, но антидемократические дебаты, которые идут вокруг запрета партии, могут стать еще опаснее для ФРГ, чем сами правоэкстремистские партии. Мне не нравится бодряческая готовность ограничить права всех граждан Германии, лишь бы сделать вид, что политика стеной встала против правых. А на самом деле просто хотят определенных экономических выгод. К тому же, запрет как средство давлению на партии может быть использован против других идеологий. Ведь ходили же пару лет назад разговоры о запрете ПДС. Если можно доказать преступные деяния членов НДПГ, так их и надо судить за это в рамках существующего законодательства. А после запрета партии они все останутся на свободе и будут продолжать мутить воду под другими крышами.

ТИКО.

- Но как же так, ведь правый радикализм объявляет главной своей мишенью именно демократию как таковую. Разве государство не должно немедленно вмешаться, чтоб показать пример еще не ориентирующимся в политике молодым людям? Да и за рубежом такой шаг был бы воспринят как доьрый знак. Если ничего не запрещать, то получится, что наша страна терпима к таким вещам!

Эльке

- Да чего там! Тут дело такое, денежное. На нацистах просто делаются неплохие деньги. Когда там концерты у «Тотен Хозен» или Роджера Уитекера?

АИП

- Что-то не пойму я тебя, ты что, думаешь, что, говоря, мы против правых, люди просто зарабатывают деньги? Ты за или против правых радикалов??? Или иначе: ты за или против запрета НПДГ????

Эльке.

- К запрету правых это не имеет никакого отношения. Тут вот какое дело: праворадикальная идеология распространяется как раз через рок, так что встречные антинацистские концерты абсолютно правильная и нужная вещь, иначе поле битвы останется за этой швалью.

Я думаю, что сейчас СМИ – и, надеюсь, не только они, сыты по горло всеми этими отморозками, которые объявляют какие-то «национально-освобожденные зоны» или забивают до смерти людей, не вписывающихся в их картину мира.

И музыка – это одна из форм выражения этого противодействия.

ТИКО

- Да, ты наверное прав, и всё-таки, демократия или нет, но должны быть границы. И кто осмеливается дискриминировать людей только на том основании, что они родились в другой стране, такую партию надо запрещать. Правда, я боюсь, что СМИ на самом-то деле всё до лампочки, им лишь бы деньги заработать.

Эльке.

- Да нет, всей этой публикой просто должна заниматься Служба охраны конституции. Я тут попал на домашнюю страницу кёльнского нацистского рок-концерта. Вы гляньте-ка разок, что там у них предлагается на сайте! Невероятно! И я говорю им:

ФАК ОФФ, НАЦИ-РОК!!!

Нильс.

Интернетная дискуссия, звучащую версию которой вы слушали, продолжалась до лета прошлого года, потом затихла, но предмет её лучше понятен сегодня: это – виртуальная – она в полном виде присутствует в сети! - предыстория нынешнего кризиса. О том, что же в реальной, а не виртуальной действительности происходит в Германии в связи с попытками немецкого общества демократическими правовыми методами подавить праворадикальные силы, слушайте в передачах "Немецкой волны".