1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Сестра Олега Сенцова: Наше ФСБ боится только шумихи

В Киеве завершился фестиваль украинского кино в поддержку крымского активиста Олега Сенцова. Наталия Кочнева побывала на нем и рассказала DW о том, почему она носит передачи в Лефортово.

Олег Сенцов

Олег Сенцов - человек упертый, говорит его сестра

Наталия Кочнева, двоюродная сестра Олега Сенцова и поручитель его адвоката, только что вернулась из Киева, где с 3 по 9 сентября прошел кинофестиваль в поддержку крымского кинорежиссера и активиста Майдана. Все доходы от продажи билетов на показы в рамках кинофестиваля пойдут на поддержку Сенцова и его семьи.

Сенцов был задержан в мае этого года в Симферополе сотрудниками ФСБ, обвинен в терроризме и затем вывезен в Москву. В настоящий момент он содержится в московском следственном изоляторе "Лефортово". Срок содержания под стражей продлен до 11 октября.

DW: Наталия, вы только что вернулись из Киева. Что дал этот фестиваль?

Наталья Кочнева

Наталья Кочнева

Наталия Кочнева: Фестиваль дал понять, что Олега просто так не отдадут. За него будут бороться до конца. Это объединение вокруг его судьбы - большая моральная поддержка для нас всех. Я надеюсь, что благодаря такому настрою получится продавить ситуацию в нашу пользу.

- Российские правозащитники, имеющие возможность посещать Олега в тюрьме, и его адвокаты дали подписку, запрещающую им говорить что-либо о деталях дела. Что известно вам о ходе следствия?

- Идет вялая текучка. Какого-то движения мы ожидаем, когда будет продление срока содержания под стражей. Нынешний срок истекает к 11 октября. Мы надеемся на помощь политиков, так как чисто юридически дело не выиграть: это Россия. Но, учитывая международное и общественное давление, может быть, им будет выгодно сыграть в "добреньких".

- Олег был задержан с тремя другими подозреваемыми, которые по версии следствия входили в одну с ним террористическую группировку…

- Да, их же показывали по всем российским каналам, такую информационную войну устроили. Так называемые "подельники" Олега несли полную чушь. Конечно, они пошли на сделку со следствием. Наверное, им обещали маленькие сроки за это. Кроме того, если пытали Олега – почему они не могли применить такие "меры дознания" к другим? Учитывая, что это двое из них - совсем маленькие незрелые мальчики (Александру Кольченко 24 года, Геннадию Афанасьеву 23, ред.), там и пытать не надо: просто надавил – и он раскололся. Ведь между ними не случайно поделили роли таким образом, что Олег оказался "организатором". На их фоне он и вправду выглядит солиднее, старше. А эти мальчики были объявлены "боевиками".

- Откуда вы знаете, что Олега пытали?

- Он сам это сказал. А он не будет врать.

- Как получилось, что он стал кинорежиссером?

- Олег такой человек: если ему что-то долбанет в голову – он идет до конца. Он наткнулся на какой-то фильм, начал активно смотреть кино. Потом понял, что ему тоже есть, что показать. До "Гамера" у него было две короткометражки: в первой он снял собственную дочь в главной роли. Он творческий человек, с детства писал рассказы и романы. Даже пьесу написал – мы сейчас будет ставить ее в Москве в театре.doc. Называется "Номера".

- Есть ли у вас или других родственников возможность встретиться с Олегом с момента его задержания?

- Нет. Судя по опыту женщин, которые, как и я, носят передачки в Лефортово - я называю их "жены декабристов" - я вижу, что не ранее чем через семь месяцев дают свидание.

- Кто из семьи кроме вас "носит передачки"?

- Я одна – поскольку я одна живу в Москве изо всех родственников. Случившееся - трагедия и для родителей Олега, и для его семьи в Симферополе. Им тяжелее, чем мне: у них были какие-то шоры на глазах и иллюзии относительно ситуации в России. Теперь они постепенно исчезают.

- У Олега двое детей. Как на них отражается случившееся? Как и на что вообще существует его семья?

- Им помогают волонтеры. Дети ходят в школу, в принципе, они ни в чем не нуждаются. Сперва мы боялись, что их будут как-то притеснять после атаки наших СМИ, но этого не случилось. Даже в пророссийском и пропутинском Крыму никто не говорит, что Олег виноват. Старшая дочь, Алина, ей двенадцать, все понимает. Она закрылась, это естественная психологическая реакция. Младший, Владислав, так или иначе живет в своем мире – он аутист. Конечно, для них эта ситуация травматична, но я верю, что Олег, когда выйдет, даже в этом найдет положительные стороны и научит своих детей, что нельзя ломаться, какой бы тупиковой ситуация ни была.

- Как вы думаете, почему именно Олег оказался в роли "козла отпущения"?

- Олег был активистом: и на Майдане, и в Крыму, когда там все это началось. Он помогал украинским военным, когда они были заблокированы. Он не скрывал своей позиции по поводу аннексии Крыма. Он такой был не один. То, что похватали именно этих ребят - думаю, в большой степени случайно. Я думаю, они просто не знали, с кем связались. Если бы они рассчитали заранее, во что это может вылиться, они бы за него не взялись. Потому что единственное, чего у нас ФСБ боится, это шумиха.

Сценарий, который сейчас разворачивается в Крыму, уже был успешно опробован в Чечне: кто не согласен - тот террорист. Население запугано тем, что "правый сектор" - это террористы, "они везде, вот уже и до Крыма дошли". Так строится политика страха: одни боятся террористов, другие того, что их объявят террористами и посадят.

- Откуда вы знаете, что именно делал Олег?

- Знаю из разговоров с ним самим и с другими людьми, которые были вместе с ним. Олег в Крыму делал то же самое, что он делал на Майдане, где он отвечал за обеспечение. Его там называли "офис-менеджер". Военным в Крыму он привозил еду и медикаменты и помогал организовывать их эвакуацию на материк.

- Если Олега отпустят – он уедет из России?

- Олег - товарищ непредсказуемый. Он написал в Лефортово новый сценарий и собирается вернуться в кино. Наверное, он не сможет жить в той России, которую мы сейчас имеем. Он невероятный фанат Крыма, он там родился и вырос и очень любит эту землю. Но вряд ли ему позволят там остаться.