1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Сергей Лукашевский: Борьба с гражданским протестом в России приведет к кризису власти

В интервью DW-WORLD.DE директор Центра содействия проведению исследований проблем гражданского общества "Демос" заявил, что в России перекрывается последний канал обратной связи граждан с властью.

default

Сергей Лукашевский

По мнению автора доклада "Свобода собраний в условиях избирательной кампании в Государственную Думу пятого созыва" Сергея Лукашевского, в России нет адекватной политической жизни и конкуренции. DW-WORLD.DE: Какие выводы вы сделали в своем докладе, посвященном свободе собраний в России? Сергей Лукашевский: Те тенденции ограничения прав граждан на свободу собраний, которые начали вырисовываться в начале этого года, в период избирательной кампании усилились. С одной стороны, у нас есть достаточно хороший федеральный закон о свободе собраний. С другой стороны, местные власти стараются его всячески обходить. Есть целый набор механизмов, которыми они пользуются. Например, это принятие разных нормативных актов, которые ограничивают те места в городе, в которых могут происходить собрания. Самый яркий пример - это ситуация в Воронеже, где людям начали отказывать в проведении массовых мероприятий на главной площади города. Причем на этой площади все равно проводились все государственные мероприятия и государственные празднества. - А что происходит в Москве? - В Москве действует другой способ. Это манипулирование вопросом безопасности. Поэтому в Москве все шествия по требованию властей переносятся на набережную Тараса Шевченко. - Насколько адекватны задержания активистов во время митингов ? - Даже если мероприятие происходит с нарушением законодательства, то за это отвечают организаторы митинга. В отношении участников митинга должна проводиться длительная процедура, перед тем как их задержать. Милиция должна в громкоговорители объявить о том, что акция проходит с нарушением законодательства, а затем подождать, пока разойдутся люди. Если митингующие оказывают сопротивление органам правопорядка, только тогда возможно их задержание. В реальности получается, что милиция хватает всех без разбора. - Куда будет направлен общественный протест, если люди не могут выразить свое недовольство легальным образом ? - Будет расти число незаконных, несогласованных акций. Среди политических и гражданских активистов все больше распространяется представление о том, что лучше не уведомлять власти о мероприятии, которое они хотят провести. Потому что если они подают уведомление, то власти начинают с ними "играть", пытаются перенести мероприятие куда-то на окраину города. Если активисты подали уведомление, значит они засветили трех человек с их адресами, и к ним может прийти милиция и просто их задержать. В провинции есть примеры, когда начинают проводить обыски у этих людей. Кроме того, в том месте, где активисты хотят провести свой пикет, оказывается огромное количество ОМОНа и милиции. Поэтому проще никого не предупреждать. - То есть из легального протеста получается протест нелегальный? - Да. Политические и гражданские активисты считают, что если они без разрешения властей выйдут на митинг, постоят там те же 10 минут, их заметят и о них напишут. И если их задержат, то они получат тот же штраф, который они бы и так получили, только не мучаясь с уведомлениями, попытками договориться с властями и так далее. Получается, что законное поведение уравнивается с незаконным. - Какая мотивация у власти? Ведь , по сути, те оппозиционные силы, которые выходят на улицу, имеют низкий рейтинг. И любое задержание или разгон митинга - это мощный информационный повод, своего рода бесплатный пиар для оппозиции ... - А это не мотивация власти. Это неэффективность власти. Наш режим, несмотря на то, что он все законы расписал, все взял под контроль, чувствует себя очень неустойчиво и неуверенно. Неустойчивость он чувствует по своим внутренним причинам. Они не знают, как внутри себя договориться и дико нервничают по этому поводу. И поэтому любой внешний источник раздражения превращается для них из мухи в слона. - То есть, если бы не разгоняли митинги, то не была бы так известна та же самая " Другая Россия "? - Что касается "Другой России" - да. Что касается гражданской активности - нет. Потому что у нас парламент не является реальным представителем всего спектра интересов граждан. Что у нас получается с гражданским протестом? У нас нет нормальной адекватной политической жизни и конкуренции. Соответственно, протесты обманутых вкладчиков, людей, недовольных застройкой или еще чем-то, выплескиваются на улицу. Кто к ним присоединяется? Радикальные политические группы, к которым еще десять лет назад либеральная правозащитная общественность относилась с большой опаской и настороженностью. Сейчас, когда давят всех, возникает вот такой союз. - Как вы считаете, что будет дальше с гражданским протестом? - С одной стороны, в гражданском протесте развивается гражданское общество. Это такие ростки реальной демократии. Во время протестных акций граждане просыпаются, мобилизуются и объединяются, возникают гражданские и профсоюзные движения. Но если даже такой последний канал обратной связи, как общественный протест, будет усиленно перекрываться, то можно будет ждать кризиса. Режим в России тем самым роет себе яму. Беседовал Сергей Морозов

Досье

Контекст

Комментарий

Мнение

Пресса