1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Сергей Лозница: Путч 1991 года - это предостережение Майдану

В интервью DW режиссер Сергей Лозница рассказал о тупиковом, по его мнению, пути развития России и о том, что должна сделать Украина, чтобы не повторить ошибок 1991 года.

Кадр из фильма Событие

Кадр из фильма "Событие"

Свинцовое небо. Моросящий дождь. Баррикады на улицах. До отказа забитая людьми Дворцовая площадь в Санкт-Петербурге - тогда еще Ленинграде. Крупные планы лиц. На них - и тревога, и страх, и смятение, и надежда. Взгляды обращены на импровизированную трибуну, с которой вещают сменяющие друг друга ораторы. Ни титров, ни пресловутого закадрового голоса нет. Своего рода комментарием служат разве что доносящиеся из динамиков "обращения к гражданам" и звучащая рефреном музыка из "Лебединого озера".

О том, как россияне (в основном, ленинградцы) переживали августовский путч 1991 года, рассказывает документальный фильм "Событие" - новая работа проживающего в Берлине украинского режиссера Сергея Лозницы. Вечером 29 октября эта основанная на архивном материале 74-минутная лента была удостоена премии Leipziger Ring ("Лейпцигское кольцо"), присуждаемой немецким фондом Friedliche Revolution ("Мирная революция"). Церемония награждения состоялась на 58-м Лейпцигском международном фестивале документального и анимационного кино (DOK Leipzig). В этот же день DW встретилась с кинематографистом.

Deutsche Welle: События, о которых идет речь в вашем новом фильме, произошли почти четверть века назад. Почему вы взялись за этот проект сейчас?

Сергей Лозница

Сергей Лозница

Сергей Лозница: Мне показалось, что будет очень интересно сделать такую картину как смысловую пару к "Майдану". С одной стороны, это - предупреждение. С другой - попытка понять, насколько изменились Россия и Украина за четверть века. Материал ведь совершенно потрясающий. Он лежал, никому не нужный, в архиве Ленинградской студии документальных фильмов, сейчас это российский госархив. На мой взгляд, очень важно возвращаться к этим моментам истории, чтобы иметь возможность их переосмыслить. Тем более сейчас, когда Россия переживает тупиковый момент в своем развитии. По-моему, люди опять стоят перед выбором - точно так же, как это было в 1991 году.

- Когда смотришь фильм "Событие", возникает удивительный эффект присутствия. Похоже, свою роль здесь сыграла работа, связанная с озвучиванием картины...

- Я уже больше десяти лет работаю со звукорежиссером Владимиром Головницким - гением в своей области. Работа над картиной "Событие" заняла примерно три месяца. Для документальной ленты это прилично. Звук собирали кропотливо - в основном, в интернете. Меня поразило, что аудиозаписей того времени практически не сохранилось. Эффект присутствия возникает еще и потому, что никто фильм не комментирует. Отсутствие закадрового голоса дает вам возможность всмотреться в кадр и ощутить это самое присутствие. И я стараюсь зрителю не мешать. Ну, а потом - монтаж, конечно. Он должен быть такой, чтобы вы как зритель его не замечали.

Кадр из фильма Событие

Кадр из фильма "Событие"

- На протяжении почти всего фильма действие разворачивается при скверной погоде. Ближе к концу тучи вдруг расходятся, все озаряется солнцем, даже слышится пение птиц. Но очень быстро небо вновь затягивается, и опять становится мрачно и тяжело. На такой ноте лента и завершается. Это символический видеоряд?

- Даже и не думал об этом. Я ведь смонтировал все более или менее последовательно, как действия и происходили. Но видите – выходит, что и погода соответственно реагировала на те события. Ну, а если серьезно, то, на мой взгляд, это была псевдореволюция, инспирированная сверху и имевшая определенные цели - сбросить компартию и обеспечить возможность прихода к власти в России определенным группировкам. А народ нужен был как некое шоу. И все удалось. В результате мы имеем то, что имеем...

- Вы однажды сказали, что "Событие" - это рифма к "Майдану". А какой вам видится нынешняя ситуация на Украине?

- Война там идет. И Россия ведет себя в ней как агрессор. Все прекрасно знают, что территория одного европейского государства впервые после Второй мировой войны была оккупирована другим европейским государством. Нарушен Будапештский меморандум, в котором Россия, Великобритания и США гарантировали неприкосновенность территории Украины. Теперь никто никогда не подпишет подобный документ, я уверен. Вот результат того, что произошло. И это - главное, что должно тревожить.

- Киев с надеждой смотрит на Брюссель. Между тем эксперты полагают, что европейцы несколько побаиваются Украины: дескать, почему мы должны оказывать финансовую помощь государству, где присутствует коррупция и олигархия? Как вы смотрите на такую установку?

Контекст

- Если существует такой образ мыслей, я предложил бы ребятам из Европы разработать какой-нибудь план, позволяющий диктовать ситуацию. Был же, например, План Маршалла. В любом случае, можно создать определенные условия, при которых деньги будут работать. А сейчас Украине в первую очередь нужно поменять всех судей.

Обеспечение правосудия - задача первоочередной важности. Следующее: необходим публичный судебный процесс по Майдану. Тому же Януковичу нужно дать возможность на нем выступить - хоть и по скайпу. Нужно все подробно разобрать. Совершенно необходимо расследовать расстрел демонстрантов на Майдане, когда около ста человек погибло. Это же катастрофа. И за это кто-то должен отвечать. Ну, а если некому его проводить, поскольку все судьи коррумпированы, можно пригласить международных судей.

- Какую роль вы отводите общественным организациям в деле урегулирования украинского кризиса?

- Колоссальную. Потому что без них этот кризис никто разрешать не будет. Украинский кризис - это и кризис государственности. Такая проблема существует во всех постсоветских странах, включая Россию. Закон для всех должен быть един. А кто из российских государственных мужей, например, понес ответственность за то, что останки погибших в боях на востоке Украины российских солдат начинают прятать? Я имею в виду тот факт, что в Пскове сняли даже таблички с их могил. Все это - проявления отсутствия способности брать на себя ответственность.

Постсоветские республики еще только стоят на пороге построения государства, когда понятие "гражданин" еще только формируется. Гражданин - человек, который несет ответственность за то, что происходит в его обществе, в его стране. Чувствуют ли граждане России ответственность за войну, которую их страна ведет против Украины? Да их это не волнует, Украина же далеко. Товарища моего Олега Сенцова посадили на 20 лет совершенно ни за что. И когда объявили приговор, лишь один человек вышел к зданию Верховного суда РФ в Москве с протестным плакатом. Один человек в огромной стране. А президент таков, какова страна. Он отражает подсознание собственных граждан. Вот в чем проблема. Слишком силен еще советский импринт.