1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Сергей Крыжов: Права человека - самая главная религия

В интервью Deutsche Welle президент Межрегионального фонда "Объединение уполномоченных по правам человека" заявил, что не следует считать Европейский суд по правам человека подменой российского правосудия.

default

Сергей Крыжов

Бывший омбудсмен Московской области считает, что просвещение граждан об их правах - важная государственная задача, которая сегодня практически не выполняется государством.

Deutsche Welle: 60 лет назад на заседании Генассамблеи ООН была принята Всеобщая декларация прав человека. С чем Россия встретила этот юбилей?

Сергей Крыжов: Самая главная проблема, на мой взгляд - это то, что в российской культуре не принято, чтобы гражданин обязательно был осведомлен и мог бы оперировать понятиями о правах. Пока этого не будет, можно обсуждать многие проблемы, но мы не решим их без этого основного вопроса. Всеобщая декларация прав человека существует уже 60 лет.

Это не юридический документ, это фактический документ, который сформулирован, как вера в то, что государства могут жить в мире и уважать права человека. И я думаю, что до тех пор, пока мы не поймем, что наше государство и все государства являются теми, образно говоря, церквями, которые должны относиться к правам человека, как к религии, до тех пор у нас будут проблемы.

У нас получается, что распространение сведений о правах человека - фактически не государственная обязанность, а дело общественности, правозащитников. А уполномоченный по правам человека - это практически единственный официальный уполномоченный, который этим занимается: в разной степени, с разным успехом.

- Но если послушать заявления высших государственных политиков, то они в своих заявлениях постоянно говорят о правах человека. Но за словами не стоит реальных дел.

- В недавнем послании президента есть слова о правах человека. Сейчас начались шаги в сторону открытости судебной системы. Это, конечно, вселяет определенную надежду, но я думаю, что за 60 лет существования Всеобщей декларации прав человека, этот документ мог бы войти в сознание гораздо глубже. Если бы, например, на обложке дневника или тетрадки ученика была бы наряду с правилами поведения и Всеобщая декларация прав человека, то это было бы реальным вкладом в дело просвещения детей.

Я считаю, что ребенок с самого детства, как только он становится способным осознавать свои права, должен получать сведения о них. Все те элементарные вещи, которые ребенок может знать с 8, 10, 14 лет. Но такой системы у нас в стране сейчас нет. И нравственность именно от этого у нас и страдает. От того, что мы не можем своим детям объяснить их права и объяснить, что ты можешь не знать свои права, но ты должен знать мои права, чтобы их не нарушать. И вот этот принцип дети должны впитывать с молоком матери, так как права человека - это самая главная религия.

- Недавно Дмитрий Медведев, выступая на Всероссийском съезде судей, заявил, что Европейский суд по правам человека не должен подменять российское правосудие, и, что надо свести к минимуму обращения граждан в международные суды. Есть два варианта решения поставленной президентом задачи - либо совершенствовать российское правосудие, либо создавать препятствия для подачи дел в Европейский суд...

- У меня у самого сейчас находятся две жалобы в Европейском суде. Их суть в том, что суды города Москвы отказались рассматривать мои жалобы на действия Московской областной Думы. Дело в том, что суды уклоняются от рассмотрения жалоб на органы власти и, тем более, от правосудного рассмотрения. Естественно, приходится жаловаться на суды, фактически - на Российскую Федерацию. Обидно, конечно, когда на Российскую Федерацию жалуются необоснованно, но когда обоснованно, тут никакой обиды не должно быть. Но если бы московские суды те случаи рассмотрели, то на две жалобы в Европейском суде было бы меньше.

Поэтому я вполне поддерживаю президента в этом тезисе, что надо создать для судебной системы условия, чтобы она работала правосудно и была прозрачной. Но я бы хотел отметить один важный психологический момент: Европейский суд - это не их суд, это наш суд. Это наш в суд в той же мере, сколь и французский, польский или шведский. Он существует в том числе и на наши деньги. Это не подмена нашего правосудия европейским, это наше правосудие. Однако этот психологический момент еще не преодолен.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст