1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Сергей Жадан: Границы раскола Украины проходят в отдельно взятых квартирах

Украинский писатель Сергей Жадан, живущий в Харькове, с тревогой следит за событиями на востоке Украины. В интервью DW он рассказал о том, где пролегает граница раскола и почему он не русофоб.

DW: Ситуация в Харькове и на востоке Украины в целом - очень тревожная. Столкновения 14 марта в Харькове, как и прежде в Донецке, привели к человеческим жертвам...

Сергей Жадан: Происходят трагические события, проливается кровь, и погибают люди. Не только в Харькове, но в других городах Восточной Украины прошли пророссийские демонстрации. Кто в них участвует? Скажем, на митинге в Харькове 1 марта было около 20 тысяч человек. Там были граждане Российской Федерации: мы видели около 20 автобусов с российскими номерами, которые привезли людей из Белгородской и Воронежской областей. Были на этих митингах и титушки, нанятые людьми Януковича. Но основную массу все же составляли рядовые харьковчане. Среди жителей Восточной Украины действительно есть люди, которые ориентируются на Россию, для которых Россия является неким идеалом. Они выходят на митинги в украинских городах с российскими флагами.

- На митинге 1 марта в Харькове вас избили. У вас было сотрясение мозга, рассечена бровь. Над левым глазом видны еще швы. После избиения вы через социальные сети обратились с признанием в любви в харьковчанам и с обвинениями в адрес местных властей. Почему?

- Обвинения я адресовал мэру, министру внутренних дел и бывшему губернатору. Потому что за действиями демонстрантов, избивавших нас, мне виделось присутствие этих политиков. Пророссийские протесты происходят в тех городах, где местная власть поддерживает такие акции: в Харькове, Луганске, Донецке. А уже в Полтаве, Днепропетровске, Запорожье, Одессе такого нет. Нельзя говорить о том, что весь восток Украины пророссийский, он не монолитен. Большинство людей, живущих там, чувствует себя частью Украины и не поддерживает сепаратистские настроения.

- Где же тогда проходит граница раскола украинского общества?

- В том-то и трагичность ситуации, что часто такая граница проходит в кухнях отдельно взятых квартир: часть семьи поддерживает украинскую революцию, а другая часть - введение армии Путина в Крым. Например, у меня есть друзья, семейная пара, они друг с другом сейчас не разговаривают. Потому что муж поддерживает Россию, а жена - Майдан. Похожая ситуация была в 2004 году, только тогда все было менее драматично, потому что не проливалась кровь и речь не шла о возможном расколе страны.

Контекст

- Крым может стать первым регионом, который отделится от Украины...

- Это вполне реально, и очевидно, что именно на это направлены действия нового крымского правительства и, как я полагаю, российской власти. Когда говорят о том, сдать ли Крым или воевать за него, я думаю, в первую очередь, о живых людях, для которых изменение статуса будет трагедией. Это крымские татары и сотни тысяч людей, которые считают себя гражданами Украины. Что с ними будет? Они окажутся в другом государстве. Возможно, они будут вынуждены уезжать, хотя они очень любят своей Крым и чувствуют себя украинцами. Что бы ни происходило, как бы ни перекраивались границы, самое главное - это люди, которые от этого страдают.

- Почему вы недавно вышли из координационного совета Евромайдана в Харькове?

- Ситуация изменилась. Евромайдан в том виде, в каком он существовал, уже не нужен. Пропал смысл собираться на ежедневные митинги. Нужно работать, пытаться влиять на новую власть и контролировать ее. Необходимо искать диалог с противниками нового правительства. Я могу понять их страх и неуверенность. Те, кто не поддерживали Майдан, чувствуют себя проигравшими. Взаимопонимания можно достичь, сделав определенные политические шаги. Но когда жители Харькова и Луганска видят, что в новом правительстве всего два человека из Харькова, а все остальные - с запада Украины, то они чувствуют себя обиженными. Надеюсь, что после парламентских выборов ситуации стабилизуется. Главное, чтобы до тех пор сохранилась целостность страны.

Сейчас Украина переживает трагические времена. Очень надеюсь, что из этой ситуации мы выйдем более сильными, сплоченными и мудрыми. Я никогда не был русофобом. Украину и Россию связывают тесные отношения. У нас общая история, мы соседи и партнеры. То, что сегодня мы вынуждены относиться к русским как к оккупантам, - это трагедия. Потому что многие до сих пор чувствуют себя частью общего пространства. А нас сталкивают друг с другом. Очень важно сохранить цивилизованные отношения между людьми доброй воли. Важно, что есть российские деятели культуры, которые поддержали Украину. Мы тоже должны показать, что не озлоблены.