1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Уик-энд

Секретарши

14.09.2002

Вечный вопрос: с чего же начать сегодняшнюю передачу? Традиционный ответ: конечно, с истории из собственной жизни. Правда и ничего кроме правды.

Как, быть может, знают наши постоянные радиослушатели, веду я передачи на немецкой волне вот уже шесть с лишним лет. В редакции же я появилась впервые ровнёхонько семь лет назад – в сентябре 95-ого года. Осмотрев мои многочисленные дипломы о высших и прочих остро необходимых в жизни образованиях и сопоставив их с моим – ах – совсем тогда юным возрастом, свежеиспечённый тогда шеф нашей редакции Миодраг Шорич, немного поразмыслив, преложил мне стать… его секретаршей. На полставки. «Во-первых, ничего лучше я вам предложить пока всё равно не могу, - рассудительно добавил господин Шорич, которому и самому тогда только-только как тридцать стукнуло, - а во-вторых – это самое что на есть лучшее место для начинающего. За месяц узнаете о редакции столько, сидя на редакторском стуле, не узнаете и за год, я уж не говорю о всяких там практиках».

Сперва предложение меня несколько озадачило – сработало неизвестно на каком уровне сознания угнездившееся представление о несовместимости высшего образования и ещё более высокого предназначения с работой секретаря. Слава богу, представление удалось отогнать, как назойливую муху.
В ближайший понедельник я вышла на работу. Ближайшие недели и месяцы были одними из самых весёлых и наполненных в моей жизни. Собственно секретарская работа состояла не столько в перекладывании или перепечатывании бумажек, сколько в выполнении дипломатических миссий, улаживании конфликтов, сборе полусекретной информации и бесконечной работе с человеческим фактором. Кроме того, уже через неделю на моём столе появились тексты для переводов, через месяц мне поручили делать обзоры печати, а к новому году у меня появилась первая собственная передача. «Шлягер». Хорошее было время.

Впрочем, что-то я впала в ностальгию – без особого повода, ведь никто у меня моего прошлого не отнимает. И редакция на месте, и весь секретарский корпус нашей редакции – Марита, Хильдегард, Рената, Клаудиа и Лили – по-прежнему лучшие подруги. Но просить их участвовать их в сегодняшней передаче я всё-таки не решилась. Уж больно дело интимное. В сегодняшней передаче, посвященной секретам секретарш, будут говорить другие «властительницы приёмных»…

- Это я-то могу стать опасной! Да нет, ну что вы!

- Опасной? Ну, по отношению к клиентам точно нет – это означало быть рыть самой себе могилу…

- Конечно, есть сферы, в которых секретарши могут навредить своему шефу – скажем, разгласив какую-то информацию. Но ни одна нормальная, здраво мыслящая секретарша этого никогда не сделает…

Всезнающие, опасные, неприступные, целый день отчаянно стучащие длиннющими ногтями по клавишам печатной машинки – или, осовремененном варианте, компьютера, - или же лениво-неподвижные, целый день щебечущие по телефону, маникюря при этом ногти и то и дело поправляя перманент. Не правда ли, таковы стандартные образы секретарш, укоренившиеся в массовом сознании. Как сказала мне одна пожилая секретарша в ответ на мою просьбу рассказать о своей профессии – «Зачем вам, всё же уже по многу раз показали в кино». «Но неужели вы видите себя, неужели вы когда-то были такой «печатающей мамзелью» (в Германии существует пренебрежительное определение для секретарши Tippmamsell)!» - возмутилась я. «Конечно, нет, - спокойно ответила моя собеседница. – Именно поэтому не вижу повода и кипятится».

Карьера Доротеи Хельвиг начиналась на сталелитейном гиганте «Тиссен» в эпоху экономического чуда. Начав скромным делопроизводителем в отделе продажи, она уже два года спустя, исключительно благодаря собственным деловым качествам, оказалась за столом в приёмной директора концерна, а ещё год спустя – и затем на протяжении последующих трёх десятилетий – являлась старшим личным секретарём главы предприятия. С того момента, когда в кабинете ударяли по рукам, непосредственная реализация сделок переходила в её полное ведение.

- Вы не представляете себе, какие у меня были компетенции! В мои 20, 21, 22 года я продавала тысячи тонн стали! Ежедневно через мой стол проходили десятки контрактов на продажу стали, их суммы составляли многие миллионы марок! А это было предприятие с пятью тысячами сотрудников. Это было здорово!

В 55 лет, то есть, по прошествии 37 лет трудовой деятельности, Доротея Хельвиг решила, что поработала достаточно и вышла на пенсию. Но год спустя заскучала: после почти четырёх десятилетия в самом центре жизни идиллией среди цветущих розовых кустов своего сада она смогла наслаждаться недолго. Как только внук пошёл в детский сад, она снова отправилась на работу. Сегодня Доротея Хельвиг – старший секретарь в большой клинике.

Ання Клингреф в течение пяти лет работает секретарём директора театра. Заключение контрактов с актёрами, составление репертуарного плана, переговоры с декорационными мастерскими и продажа билетов – нет такой сферы театральной деятельности, которая не относилась бы к сфере её компетенций.

- Скажем, некоторые люди, которые покупают абонемент на целый год, на протяжении уже многих лет. И они настаивают на том, чтобы получить место в первом ряду. Я некоторых, ей богу, думая об их же здоровье, посадила в третий ряд. На премьере – скандал: нет, хотим в первый ряд. Ну, я позвонила сотруднику, который принёс ещё три стула – и мы усладили их в первый ряд, прямо перед динамиками. Это была премьера рок-оперы. Ещё во время первого отделения они сами сбежали в третий ряд…

Мария Ляйне – секретарь правления в земельном отделении одного из крупнейших немецких банков. Именно через приёмную, в которой стоит её письменный стол, для многих пролегает путь к вожделенной цели – кредиту, ссуде, финансированию проекта…

- Бывают ситуации, когда я знаю, что клиент зависит от тех слов, которые я сейчас скажу нашему руководству. Конечно, бывают клиенты, которые заявляют: я не стану разговаривать с секретаршей. Мне надо было научиться говорить: «Нет, вы сперва объясните мне, в чём дело. Это ваш единственный шанс получить доступ в этот кабинет». Правда, пока я научилась это говорить, прошло время…

Далась эта жесткость Марие Ляйне нелегко. По своей природе она осталась дружелюбным, мягким человеком. О влиянии и власти, сосредоточенных в её руках, она старается не думать. Если она абстрагируется от того, какие решения принимаются ежедневно при её участии, ей спится спокойней:

- Нет, ну что вы, я не какая-то важная птица! Конечно, известное чувство власти, которая сосредоточена в моих руках, у меня, конечно, есть. Потому что существует масса дел, которые реализуются только при моём участии, только через мой письменный стол.

«Мы, члены союза немецких секретарш, дистанцируемся от поступков наших бывших коллег, запятнавших честное имя «секретарша» - такие объявления появились от лица профсоюзного объединения немецких секретарш летом 85-ого года почти во всех центральных газетах Германии.
Что случилось?

Бонн – официальная послевоенная столица Германии – в течение многих лет был и столицей секретарш: двадцать тысяч дам разного возраста работали здесь в кабинетах власти разного уровня. На «боннских секретарш» работала целая индустрия магазинов одежды, парикмахерских, косметических салонов. И целая сеть агентов охотилась на тех их них, кто имел доступ к наиболее интересной с точки зрения спецслужб информации. Летом 85-ого года аж три секретарши, сотрудничавшие с иностранными спецслужбами, сбежали в восточную Германию. Не думаю о том, что их коллегам ещё в течение многих лет придётся выслушивать плоские шутки типа «Как, фрау Мюллер? Вы ещё здесь?» или «А вы, фрау Майер, уже сходили на утреннюю перекличку секретарш нашего министерства?».

Не случайно слово «секретарь» однокоренное со словом «секрет».

Сегодня на работу в немецкие бюро ежедневно выходят примерно 350 тысяч секретарш. Многие из них являются членами секретарского профсоюза – Объединения секретарш Германии, довольно влиятельной организации, проводящей массу мероприятий по повышению квалификации и улучшению условий профессиональной деятельности. Раз в году активисты объединения собирается на съезд, на котором обсуждают профессиональные проблемы и перспективы.

Секретарь – это профессия отнюдь не отсталая, ни в финансовом, ни в каком другом отношении. Скажем, зарплаты высококвалифицированных секретарей значительно превышают зарплаты представителей таких, вроде бы, престижных профессий как график-дизайнер или банковский служащий. Классная секретарша, работающая в высших этажах министерств и других государственных учреждений, зарабатывает порядка трёх с половиной тысяч евро, в частном секторе зарплаты ещё на порядок выше: десять тысяч евро – отнюдь не предел. Ведь услуги хорошего секретаря невозможно переоценить.

Вот отрывок из интервью директора одного крупного телекоммуникационного предприятия:

«На мой нечленораздельный вопрос «Как звали того… э-э-э-…» моя секретарша не только интуитивно понимает, о чём идёт речь и называет имя, но и выдаёт в сжатом и концентрированном виде информацию о человеке и о том, чем он сейчас занимается, но и, выждав минуту, добавляет: «На вашем месте, шеф, я не стала бы с ним связываться» или «Это тот самый человек, который вам нужен». Её слово для меня закон».

В техническом отношении секретарши неизменно находятся на самом переднем крае развития. Не будем забывать, что именно они первыми осваивали все технические новинки, появлявшиеся на столах европейских бюро – именно они первыми вступили в неравную схватку с допотопными компьютерами, шаг за шагом боролись с несовершенными детищами концерна Майкрософт. Осваивали электронную почту, Интернет, новые программы обработки текста и изображения. Скажем, в нашей редакции самый технически продвинутый человек – это наш секретарь Марита. Думаю, что она без труда сдала бы экзамен на диплом программиста и системного администратора. И всё же главным по-прежнему остаётся работа с людьми.

Организация и коммуникация – вот два кита, на которых зиждется секретарская деятельность. От разных секретарш я слышала разные определения сути своей деятельности. Одни считают себя своего рода регулировщиками на перекрёстке людских, финансовых, эмоциональных, информационных потоков. Другие – некими медиаторами-гармонизаторами, одна пожилая секретарша даже назвала себя в шутку «кондиционером» - так сказать, инстанцией, ответственной за климат в бюро. Причём речь идёт, конечно, не только о хорошо заварено чае, политых цветах или дежурной таблетке от головной боли, хотя и о них тоже. Хороший секретарь умеет держать под контролем психическое состояние большого количества людей, начиная с шефа и заканчивая уборщицей.

- Со временем я научилась «чувствовать людей» - каково ему, какое у него настроение, всё ли в порядке. Я на каком-то подсознательном уровне научилась это определять…По голосу, по интонации, по деталям внешнего вида. Сперва это касалось только сотрудников фирмы, людей, которых я знала. Со временем же я достигла такого уровня, что насквозь вижу и малознакомых людей.

Слово секретарь появилось в пятом веке нашей эры в Римской империи. «Секретариусами» называли писарей имперского суда. Обыкновение держать при себе умных, сведущих и образованных молодых людей имели и властители средневековья. В 1516 году Маркс Трайтцсаурвейн, секретарь германского кайзера Максимилиана, написал биографический труд «Мудрый король» - чем завёл всеевропейскую моду на секретарей: отныне каждый, даже самый незначительный властитель, хотел иметь секретаря – с целью последующего увековечения, именно поэтому секретарями очень часто становились поэты и писатели.

С тех пор как в 1872-ом году независимая жительница Лондона Лилиан Шоулс впервые села за «Ремингтон» своего отца, профессия секретаря – стенографистки, машинистки, барышни на телефоне, - стала первой и в течение многих десятилетий практические единственной сферой трудовой деятельности женщин, наряду с профессией сестры милосердия, уникальной легализованной в глазах общества возможностью самостоятельно зарабатывать деньги. Несколько десятилетий понадобилось для того, чтобы на секретарш перестали смотреть косо. В 20-ые и 30-ые годы искусство печатать на машинке относится, наряду с умение шить, вязать, варить варенье и перевязывать раны, к числу необходимых навыков, которым обучают девочек в школах.

Меняются времена и внешний вид секретарей, но неизменными остаётся набор качеств, которые ценят в них начальники и коллеги: сдержанность, компетентность, дружелюбие и – вежливость.

- Дипломатия и вежливость, неизменно – вежливость. Это была «альфа и омега» для важного секретаря тогда, во времена моей молодости – и так это, я уверена, и сегодня. Косые взгляды, недовольное, брезгливое выражение лица, высокомерие – позволять себе подобное, это значит обслуживать дежурные клише «мегеры-секретарши», и в конечном итоге – унижать саму себя.