1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Сезон охоты на миллиардеров

Еженедельная печать широко комментирует вынесенный московским судом приговор по делу Ходорковского-Лебедева. Немецкий журнал Spegel пишет:

default

Примечательно, как скупы на комментарии оказались кремлевские боссы по окончании судебного процесса, вызвавшего наибольший общественный интерес за всю новейшую историю России. Власть предержащие в Москве не устают подчеркивать первичность правового государства и не реагируют на критику как изнутри страны, так и из-за рубежа.

Утверждения, что Ходорковский стал неугоден властям по политическим мотивам либо потому, что способствовал приходу на российский рынок американских концернов, по-видимому, не производят на Москву никакого впечатления. При этом совершенно очевидно, что те, кто выиграл от развала ЮКОСа и наказания Ходорковского, сидят в Кремле. Например, ветерану КГБ Игорю Сечину, который является председателем наблюдательного совета государственного энергетического концерна "Роснефть", передали контроль над бывшим главным производственным активом ЮКОСа.

В Москве Сечина считают движущей силой государственной кампании против ЮКОСа и его крупных акционеров. И никого не волнует, что этот давний соратник Путина успел породниться с российским генпрокурором. Дочь Сечина вышла замуж за сына главного обвинителя. Последний еще до начала процесса сожалел, что Ходорковскому "больше десяти лет дать никак нельзя".

Тем временем глава кремлевской администрации Дмитрий Медведев еще и контролирует в качестве председателя наблюдательного совета российский полугосударственный газовый гигант "Газпром". До последнего времени он планировал создать крупнейший в мире энергетический концерн через слияние с "Роснефтью", обеспечив, таким образом, в долгосрочной перспективе государственный контроль над богатыми запасами сырья. Так что Медведев тоже не отказался бы ни от лакомых кусков ЮКОСа, ни от лицензий на нефтедобычу, которые теперь будут отобраны у концерна, заваленного долгами в размере 28 миллиардов долларов.

Эру Путина можно назвать эпохой, в которую миллионеры охотились за деньгами миллиардеров, отметил политолог Андрей Пионтковский. То, что на пути у него окажется Ходорковский, Путин понял самое позднее после встречи с олигархами в Кремле в начале 2003-го года. Тогда Ходорковский перед включенными телекамерами возмущался коррупцией на государственном предприятии "Роснефть". Спустя два месяца Путин по случаю десятилетия деятельности ЮКОСа отметил "высокие профессионализм и ответственность Ходорковского", а в октябре 2003-го года захлопнул ловушку.

То, что впоследствии стало предметом уголовного дела 18/41 и причиной ареста Ходорковского, было известно давно: в неразберихе постсоветской приватизации с ее моделями минимизации налогов, приобретением предприятий через подставные фирмы и мнимыми банкротствами государственная казна недополучала огромные суммы денег. Как заявил депутат Госдумы Владимир Рыжков, сотни тысяч предпринимателей и чиновников в 90-е годы действовали теми же методами, что и Ходорковский. Но вместо "диктатуры закона", о которой так любит говорить Путин в праздничных речах, в повседневной российской жизни царит византийское хитросплетение взаимовыгодных политических сделок, попыток шантажа и купленной дружбы.

Так, Анатолия Чубайса, который в начале 90-х в качестве вице-премьера был движущей силой грабительской приватизации, по-прежнему терпят при дворе. И хотя ему пришлось давать показания в прокуратуре, Чубайс, в настоящий момент – глава энергетического монополиста РАО "ЕЭС", держит ответ лишь за парализовавшую пол-Москвы аварию в энергосистеме в конце мая.

Дело Ходорковского должно послужить уроком для других, - заявил без обиняков еще до оглашения приговора советник Путина Игорь Шувалов. Путин знает по опыту, что текущие непрерывным потоком из России нефть и газ могут унять то и дело вспыхивающее возмущение Запада по поводу нарушений международного права в России. В сущности, чтобы познать истинное лицо системы, урезающей права и свободы граждан под предлогом необходимости укреплять центральную власть, дела Ходорковского не требуется.

Достаточно вспомнить о другом приговоре, вынесенном в Мещанском суде, этом каменном строении грязно-розового цвета, - приговоре Анатолию Быкову. Красноярский алюминиевый король в 2002-м году в том же здании получил шесть с половиной лет условно - за убийство. Он ушел из зала суда как свободный человек - правда, до того ему пришлось продать свою долю в фирме Роману Абрамовичу. Михаил Ходорковский, пожалуй, недостаточно серьезно отнесся к предостережениям, поступавшим от окружения Путина. Теперь он поймет, что недооценил людей из Кремля.

Контекст