1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Сеешь в грязь — будешь князь"

В хозяйствах Беларуси началась посевная кампания. В Брестской области еще до нынешней морозной недели бросили в землю семена. Но принесет ли нынешняя ранняя весна княжеский урожай, зависит не только от погоды.

default

Чтобы посеять, почти 10-миллионному белорусскому народу надо скинуться. По 130 "баксов" на брата. В евро получается цифра поменьше — где-то по 80.

Не верите? "На весеннюю посевную нам необходимо 2,7 триллиона рублей", — утверждает замминистра Минсельхозпрода Беларуси Василий Павловский.

1,6 триллиона выделяют различные государственные фонды — республиканские и местные, чуть больше триллиона по указу А.Лукашенко будет дано за счет банковских кредитов. И если в банках для кого-то деньги "не свои", то отчисления в фонды и бюджет — наше, наработанное.

О том, что "пожнем"

Тоже из заявления замминистра Минсельхозпрода Василия Павловского: "Будет повышение цен, хотим мы этого или не хотим, но будет однозначно".

Министерство сельского хозяйства и продовольствия настаивает поднять закупочные цены. Не надо быть большим провидцем, впрочем, чтобы понять: вслед за закупочными вырастут цены розничные, в магазинах и на рынках.

Производство сельхозпродукции в Беларуси, несмотря на постоянные вложения в него немалых госсредств, на 70% убыточно. "Мы сегодня производим 70% убыточной продукции в растениеводстве и в животноводстве", - констатировал на недавнем заседании президиума Совмина замглава Администрации президента Александр Попков.

За все, что вырастет ближе к осени, Минскельхозпрод предлагает платить сельхозпроизводителю хотя бы на 50% больше. Правительство соглашается пока на рост в 20% — бережет народ от социальной напряженности. Но специалисты утверждают: закупочные цены пора увеличивать вдвое.

Замминистра Павловский на пресс-конференции в Минске на примерах показал: белорусские закупочные цены в полтора-два раза ниже, чем у соседей, в России. Пшеница продовольственная третьего класса в Беларуси закупается по 300 тысяч за тонну, в России — 544; пшеница фуражная — 246 тысяч у нас и 479 тысяч у них; рожь продовольственная третьего класса — 216 тысяч против 457 тысяч в России; рапс — 460 тысяч против 1 миллиона 56 рублей (цены даны в белорусских рублях).

В чужой карман

Выгадать на этой разнице белорусскому колхозу и крестьянину кто ж позволит? Забота об отечественном сельхозпроизводителе в нынешнем варианте — значит и стеречь, чтобы не сбыл товар "на сторону". Зарабатывать "на стороне" позволено государству — на разнице между оплатой отечественным производителям и выручкой за продовольственный товар, цены на который неуклонно растут и на западе, и на востоке.

Так что от того, что отечественный хлебушек станет дороже, белорусскому сельчанину вряд ли разбогатеть. Среднестатическая заработная плата по отрасли, по официальным отчетам прошлого года, — 442 тысяч белорусских рублей (приблизительно 135 евро). Но в деревнях говорят, что такие денжищи возможно получить не чаще, чем два раза в год: во время посевной и уборочной. И то, если повезет: обычно расчет за проделанное опаздывает где на месяц, где на сезон.

"Бывало, в три месяца раз давали зарплату. Зимой люди вообще безденежные сидели", — утверждает сельчанка из деревни Демьяновичи. "Оттого и пьют, и воруют. Получил копейки — как на них жить?" — говорит жительница деревни Борки из-под Могилева.

"Техника, которую нам часто не просто предлагают — навязывают, дорогая, горюче-смазочные материалы и удобрения стоят больших денег, а закупочные цены на нашу продукцию маленькие, из чего платить зарплату?" — объясняет специалист одного из хозяйств Минщины. И вздыхает-подытоживает: "Земля-то наша. Только отдачи от нее почти никакой".

Прирост просчитан?

По министерским расчетам, впрочем, земле и людям на ней надлежит прибавить — и в росте, и в весе.

"Мы должны прирасти. Нам доведен прогнозный показатель 8,5%", — говорит Василий Павловский. — "По скоту и птице прибавить надо 107 тысяч тонн, молока произвести на 500 тысяч тонн больше, зерна — на 613 тыс. тонн, картофеля произвести больше на 743 тыс. тонн".

По словам замминистра В.Павловского, просчитано, как для достижения запланированных результатов распорядиться качественными семенами и удобрениями; где добавить мудрых машин, чтобы выращенное сберечь; чем заинтересовать в продукции крайне нужной, но трудоемкой и малорентабельной (закупочную цену на лен, например, предлагается повысить почти в 4 раза!).

Многие программы разумны и сбалансированы.

Но министерские бумаги и деревенские овраги вряд ли вновь помирятся. "Неурожай у нас минувшей осенью был. Дожди пошли — не смогли рапс убрать, морковь в поле осталась, капусту тоже не убирали", — рассказывает жительница деревни Дворище.

Заложники системы

"А вот целую зиму сидели вечерами у телевизора, и детям говорю: ну все, заживем! Потому что телевизор рассказывает, как даны распоряжения то одно в хозяйствах сделать, то другое внедрить. Но поговорили — и все. Ничего-то не делается, по крайней мере, у нас", — добавляет ее соседка.

"Колхозы сыплются прямо на глазах. Все в кредитах, все в долгах. Все это ой как аукнется! Хозяин нужен на земле, не может ведь долго продолжаться такое вот!" — это мнение механизатора из противоположного конца Беларуси.

Все эти люди опасаются называть себя, хотя в "курилках", в разговорах нещадно критикуют начальство — и свое, и высокое. Но если до "высокого" — далеко, сельчанина оно давно не слышит, то местный руководитель порой "и царь, и бог, и воинский начальник". И крут с сельчанами бывает чаще всего не от характера — оттого, что сам заложник системы, по которой на вверенной ему земле он, начальник, отнюдь не хозяин.

Хозяина на белорусской земле, как еще раз подтвердил замминистра В.Павловский, будет назначать государственный администратор.

"Сегодня у нас достаточно нормативных актов, принятых государством, президентом и правительством, для того, чтобы проводить любые реформирования в агропромышленном комплексе", — убежден замминистра.

Кстати, по слова высокого чиновника, уже готов очередной указ президента Лукашенко, развивающий практику передачи отсталых сельскохозяйственных структур собственникам из числа промышленных предприятий, банков, различных ОАО и ЗАО.

Чтобы уже к уборочной не просто скидывались — из бюджета, республиканских и областных фондов, банковских кредитов, — а прямо и непосредственно впряглись в "обеспечение продовольственной безопасности страны".