1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Седа Пумпянская: Россия и Грузия нарушили обязательства членов Совета Европы

Директор Совета Европы по связям с общественностью указывает, что одним из главных принципов работы этой организации является равное отношение ко всем ее членам.

default

Суд по правам человека в Страсбурге

В интервью Deutsche Welle директор Совета Европы по связям с общественностью Седа Пумпянская напомнила, что Россия и Грузия, вступив в Совет Европы, обязались решать конфликты исключительно мирными способами.

Deutsche Welle: Седа, вы чиновник международной организации или представитель России?

Седа Пумпянская: И то, и другое. Я возглавляю директорат по связям с общественностью и креативная часть - для меня главное. Я независимый человек в этой международной организации. До Совета Европы я была сотрудницей трех разных подразделений ООН.

- А в вашей повседневной работе Вам приходиться учитывать российскую позицию?

- В той же мере, в какой приходится учитывать позицию всех других стран-членов Совета Европы. Один из основных принципов Совета Европы - равное отношение ко всем странам, неважно, большая страна и могучая, или маленькая. Например, после того как Россия возглавляла Комитет министров Совета Европы, очередь перешла к Сан-Марино. Мы считаем, что ко всем 47 странам Совета Европы должно быть равное отношение.

- И все же, вы чувствуете несколько предвзятое к себе отношение, когда излагаете позицию Совета Европы по вопросу, который непосредственно затрагивает интересы России?

- Такое, наверное, есть. Мы же не можем изменить устоявшиеся восприятия. Кто-то, наверное, видит во мне прежде всего гражданку России.

- Наверное, особенно трудно вам приходится сейчас - на фоне кавказского конфликта. Ведь Совет Европы стал своего рода ареной столкновения позиций Москвы и Тбилиси...

- Это уникальная и очень сложная ситуация. И Россия, и Грузия - члены Совета Европы, в отличие, кстати говоря, от Европейского Союза. Для Евросоюза это хоть и крайне важный, но немножко посторонний конфликт.

Для Совета Европы - это конфликт между двумя государствами-членами, Россия вступила в 1996 году, Грузия - в 1999-м. Обе страны приняли обязательства, и одно из главных из них - решение любых конфликтов исключительно мирными способами. С этой точки зрения, можно сказать, что обе страны нарушили взятые на себя обязательства.

- А какова атмосфера в Совете Европы? На чьей стороне симпатии большинства его членов?

Europarat Gebäude in Straßburg

Здание Совета Европы в Страсбурге

- Сложно точно сказать, но думаю, что симпатии преимущественно на стороне Грузии, хотя есть разные факторы. У нас есть, например, независимый институт комиссара по правам человека. Его два визита, в том числе непосредственно в Южную Осетию, и его доклады по конфликту - одна из самых конкретных вещей, которые сделал Совет Европы. И его работа очень хорошо принимается обеими сторонами.

- А каков вообще инструментарий Совета Европы? У него есть реальные полномочия, потенциал для решения такого рода конфликтов? Или это "бумажный тигр"?

- Нет, это не "бумажный тигр". Не следует, однако, забывать, что у Совета Европы никогда не было прямого мандата для решения международных конфликтов, в отличие от ООН или ОБСЕ.

Вместе с тем, поскольку Россия и Грузия - члены Совета Европы, взявшие на себя соответствующие обязательства, обе страны находятся под мониторингом. Таким образом, у нас есть возможность не только политически влиять на происходящее.

Уже состоялись несколько визитов комиссаров Совета Европы в этот регион, был визит парламентской ассамблеи в обе страны, в ноябре делегация отправится в Москву и Тбилиси еще раз. Помимо этого есть и программа непосредственных шагов, конкретных мер.

EU-Beobachtermission in Georgien

Наблюдатели Евросоюза в Грузии

Это, например, обучение тех наблюдателей от Европейского Союза, которые едут в зону конфликта. Они проходят тренировку Совета Европы по вопросам прав человека. Это конкретная, пусть и не политическая, но, тем не менее, очень важная акция.

- В 90-е годы в течение трех лет вы работали на Балканах по программам ООН, в том числе - в Косово, знаете ситуацию в крае. Москва называет Косово прецедентом для Южной Осетии и Абхазии. Вы разделяете такую оценку?

- Я не могу разделить такую точку зрения. В этом случае, вырабатывая отношение Совета Европы, мы полностью опираемся на решения ООН, связанные с определением статуса той или иной страны. Для нас важны решения ООН, и именно им мы будем следовать впредь, будь-то ситуация с Македонией или Косово.

- Некоторые в России воспринимают Совет Европы как учителя, который старается научить Россию жизни и не считается с ее особенностями. Пошло ли России на пользу 12 лет членства в этой организации?

- Мы стараемся избегать имиджа ментора, хотя и знаем, что порой именно так и выглядим. Сказывается подход так называемого "старого Запада", который учит другие страны уму-разуму. И тем не менее, опыт российского членства в Совете Европы весьма положительный. Возьмите суд по правам человека. Это жемчужина Совета Европы. Сегодня 25 процентов судебных дел - российские. Я не говорю, что хорошо именно такое обилие российских исков на рассмотрении суда в Страсбурге. Но если бы Россия не была членом Совета Европы, то у российских граждан вообще не было бы возможности обращаться в этот суд.

Беседовал Никита Жолквер

архив

Контекст