1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Сегодня Международный день памяти жертв работорговли

Работорговля по-прежнему существует, она просто приняла другие формы

default

Один из главных симоволов работорговли

К сожалению, произнося слово «работорговля», в наше время на ум приходят не только Древняя Греция и Древний Рим. Современные проявления этого, казалось бы, хорошо забытого явления встречаются совсем не редко. Согласно данным Организации Объединенных Наций, ежегодно около 700 тысяч человек пересекают границы государств без своего на то согласия, люди насильно перевозятся из страны в страну. Около 200 миллионов мальчиков и девочек в возрасте от пяти до 14 лет занимаются принудительным трудом.

Россия сегодня является как крупным поставщиком современных рабов, преимущественно рабынь, так и страной, скажем, «принимающей», активно использующей принудительный труд граждан соседних государств.

По свидетельству Международной Организации по Миграции (МОМ), в России есть множество объективных причин существования торговли людьми. Во-первых, это открытость границ со странами СНГ. Во-вторых, усиление миграционных потоков, как между государствами, так и внутри России. В-третьих, глобализация организованной преступности.

Торговля людьми в России уголовно наказуема. Следственные органы ведут собственную статистику раскрытия преступлений в этой сфере. Так, в прошлом году, по данным МВД РФ, на территории Российской Федерации было выявлено 106 преступлений, совершенных по статье «Торговля людьми», и 19 – по статье «Использование рабского труда». И это, заметим, только официальная статистика выявлений.

Данных, объективно, полноценно отражающих положение дел, нет, поскольку не все решаются рассказать о своих проблемах, многие боятся за жизнь свою и своих близких.

Как отмечает Гавхар Джураева, руководитель московского независимого Информационно-правового центра «Миграция и закон», от гастарбайтеров, проживающих в России (а большинство из них является гражданами Таджикистана или Узбекистана), поступают жалобы самого разного характера:

- И арендодатель может закрыть на квартире, отобрать паспорта и вещи. И работодатель, к примеру, строительной организации может отобрать паспорта, а потом заявить в милицию, и их заберут на депортацию. Иногда сами работники милиции используют такую форму рабства: привести человека, отобрать у него паспорт и потребовать, чтобы он убрал территорию или помыл машину одному из сотрудников. Формы насилия над рабами настолько разнообразны, что нам потребуется очень много времени, чтобы изменить психологию работорговцев.

С января текущего года в России изменились правила регистрации трудовых мигрантов по месту жительства. По словам Гавхар Джураевой, легализоваться приезжим, желающим работать в том или ином городе или населенном пункте, стало проще. Но это только начало. Для того чтобы полностью решить проблему нелегальной миграции и связанную с ней проблему торговли людьми, нужно еще многое изменить.

По словам Наны Араркцян, сотрудницы московского бюро Международной Организации по Миграции, в рамках проектов МОМ, направленных на предотвращение торговли людьми, в Москве открылся первый реабилитационный центр для людей, пострадавших в неволе. Расположен он на базе одной из городских больниц и пока рассчитан на 19 коек. В Центр попадают люди как с тяжелыми психологическими, так и с физическими травмами:

- Зависит от способа эксплуатации. Люди, которые подвергались трудовой эксплуатации, у них есть и побои, и физические увечья, некоторые голодали. У девушек, подвергавшихся сексуальной эксплуатации, тоже имеются травмы, а также заболевания, передающиеся половым путем. Все эти люди нуждаются в срочной медицинской помощи.

По словам Наны Араркцян, в Международную Организацию по Миграции обращаются не только иностранцы, находящиеся на территории России, но и россияне, попавшие в рабство за рубежом. Если за помощью приходят люди, не говорящие на русском языке, общение с ними ведется через переводчика:

- У нас были люди, которые не были гражданами России и не говорили на русском. Мы оказывали им помощь через переводчика от местной диаспоры. Это был переводчик с узбекского, -

рассказала Нина Араркцян.

Дарья Брянцева

«Немецкая Волна» - Бонн

Контекст