1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Северный Кавказ остается опасным для журналистов

Российские правозащитники и независимые журналисты рассказывают о работе в северокавказском регионе. Ограничения и опасности там по-прежнему на каждом шагу.

default

Ljudmila Aleksejewa, Leiterin der Moskauer Helsinki-Gruppe, Foto: Sergej Morozow

Людмила Алексеева

В России сегодня есть две точки, которые полностью отвечают определению "горячая", и обе находятся на Северном Кавказе. По мнению правозащитницы Людмилы Алексеевой, это Дагестан и Ингушетия: "В Ингушетии и Дагестане сейчас творится на самом деле по отношению к мирным жителям то, что в Чечне творилось во время войны. Войны нет, но мирных жителей похищают, убивают, грабят".

Жизнь - в жертву правде

По степени опасности для жизни местных жителей и журналистов военный обозреватель "Новой газеты" Вячеслав Измайлов на первое место поставил Дагестан. Он утверждает, что там напряженную обстановку создают власти, точнее - люди, дерущиеся за власть: "Потому что почти какой район ни возьми - руководители заказывают один на другого киллеров. И журналистам говорить правду в этой обстановке очень не безопасно".

Этот год принес уже две смерти журналистов, связанных с Дагестаном. И если в деле о гибели корреспондента "Первого канала" Ильяса Шурпаева нет подтвержденных версии о том, что журналист пострадал из-за своей профессиональной деятельности, то директор ГТРК "Дагестан", Гаджи Абашилов был застрелен за твердость своей гражданской позиции.

Human Rights Watch Tatjana Lokschina

Татьяна Локшина

В Ингушетии работать не менее опасно, хотя там пока дело не дошло до убийств. Журналист, эксперт международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина говорит: "Буквально за последние полгода именно в Ингушетии было два совершенно вопиющих инцидента, когда в ноябре известного правозащитника и трех тележурналистов похитили из крупнейшего города Ингушетии - Назрани - прямо из гостиницы посреди ночи. И существуют основания полагать, что это было сделано, в частности, для того, чтобы они не имели возможности освещать протестный митинг, который был запланирован ровно на следующий день. После этого в той же Ингушетии и в той же самой Назрани, где в январе проходил еще один протестный митинг, прямо во время демонстрации задержали десять журналистов".

"В первую очередь угроза для журналистов идет от силовых структур"

Президент республики Ингушетия Мурат Зязиков после первого похищения журналистов был в Москве, и ему пришлось держать ответ перед коллегами похищенных. Он обещал провести расследование инцидента и обеспечить безопасную работу всем приезжающим в республику журналистам: "Я считаю, что это сделали враги правозащитных организаций, враги журналистов и мои личные враги. Любой канал может в любую республику присылать хоть 20 съемочных групп. Это ваше дело".

Между тем, Татьяна Локшина, которая находится как раз в Ингушетии, утверждает, что там стало еще более опасно работать для журналистов: "В первую очередь угроза для журналистов исходит от силовых структур, которые могут попытаться воспрепятствовать профессиональной деятельности ".

По мнению большинства экспертов, сегодня в Чеченской республике отмечается относительное спокойствие. Но журналистики там не осталось. По словам Татьяны Локшиной, работать можно только под диктовку Рамзана Кадырова и его приближенных.

Егор Виноградов

Контекст