1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

Святой Николай фон дер Флюэ (Брат Клаус)

"Имя Иисусово да будет вашим приветствием, и мы желаем вам всего доброго, и да будет Святой Дух вашей последней наградой".

Этими словами приветствовал пилигримов Николай фон дер Флюэ, мистик и аскет, живший более 500 лет назад и почитаемый в Швейцарии святым.

В списке святых Римско-Католической Церкви можно обнаружить лапидарную запись: "Николай Флюсский, отшельник. Швейцария (умер в 1487 году). 25 сентября". А между тем известность святого Николая фон дер Флюэ давно уже вышла за пределы Швейцарии. Сегодня сотни храмов, часовен и церковных школ на всех континентах носят имя этого подвижника.

Святой Николай фон дер Флюэ родился в 1417 году в Заксельне, небольшом селении в одном из старейших швейцарских кантонов. До 50-летнего возраста святой Николай жил среди крестьян своего родного Обвальдена и как знатный гражданин активно участвовал в политической жизни. Однако после духовного перерождения он покинул общину и последние 20 лет своей жизни был отшельником, пребывая в постоянной молитве и посте. К нему приходили за советом и земляки, и иностранцы. Местные жители ласково звали его братом Клаусом. Слава о нем распространялась по всей Европе, и постепенно этот отшельник-мистик стал оказывать влияние на политическую жизнь страны...

Святой Николай родился в семье Генриха фон дер Флюэ и Хеммы Руоберт. Младенца крестили в соседней деревне Керне. Впоследствии он утверждал, что помнит и свое рождение, и свое крещение.

По его словам, еще в утробе матери он увидел звезду, освещающую весь мир, а также боль-шой утес и сосуд для масла. Его видение напоминает пророчество Иеремии: "Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для на-родов поставил тебя".

В 16-летнем возрасте Николай сподобился видения: он узрел высокую башню на том месте, где потом будут стоять его келья и его часовня. Поэтому он с самой молодости стремился к «Единосущному». "Единосущное" являлось как бы жизненным девизом святого Николая. Его мечта - приблизить мир к Богу. И, словно живая башня, он будет вести народ и давать ему духовную опору.

В 15 веке Швейцария переживала бурный этап своего развития. Войны в самой стране и за рубежом ослабляли Конфедерацию. В упадок пришла и церковная жизнь, следствием чего в 16 веке явилась Реформация. Так, в Заксельне, родной общине Николая, с 1415 по 1446 год не было священника, и не совершались богослужения. В деревне не было и школы, так что свое образование Николай получил от самой жизни. Основные этапы его биографии определялись снами и видениями, указывавшими ему путь и внушавшими ему пророческое толкование бедствий того времени. В церковной книге Заксельна за 1488 год друзья, соседи и знакомые отшельника после его смерти письменно засвидетельствовали о встречах с ним. Можно отыскать сотни свидетельств о нем и во многих других литературных источниках.

В молодости Николай был крестьянином; ему довелось и воевать. Но он "всегда проявлял умеренность, карал несправедливость, а врагов, по возможности, щадил".

Когда Николаю исполнилось 30 лет, он построил свой дом и женился на 16-летней Доротее Висс. У них родились пятеро сыновей и пятеро дочерей. В эти годы Николай фон дер Флюэ - уважаемый член совета общины, а также судья. Он превосходно умел мирить враждующие стороны, никому при этом не покровительствуя. В 1457 году он от имени членов общины защищал их права в суде, выступая против священника, требовавшего от прихожан чрезмерных податей. В 1467 году он посредничал между жителями Станса и Энгельбергским монастырем, причем он защищал право народа самому выбирать своих священников. Со временем Николай фон дер Флюэ отказывается от политических должностей. Все чаще он ищет уединения и соблюдает строгий пост.

Николай хорошо понимал, в чем состоят пороки общества. Он видел, что люди и в частной, и в общественной жизни стремились лишь к своей выгоде. Однажды ему снится, что огромная гора Пилата неподалёку от Люцерна провалилась сквозь землю:

"Открылся весь мир со всеми его грехами. Появилась огромная толпа, а за толпою - Правда. И отвратил всяк от Правды лицо свое, и оказалась на сердце у всякого язва величиной в два кулака. Язва сия есть корысть, соблазняющая людей".

Николай был привязан к семье, но всё же он горел желанием отказаться от всех земных благ. После двух лет мучительных размышлений и сомнений Доротея согласилась отпустить его из дома. В день святого Галла 16 октября 1467 года Николай, во власянице, покидает родной дом и семью. Многим было непонятно, как можно оставить жену и 10 детей. Однако Николай потом неоднократно говорил, что лишь по Божией ми-лости "он получил согласие жены и детей на отшельничество". Несмотря на разлуку, их духовная связь не прекратилась. Нельзя не дооценивать участие Доротеи в избрании ее мужем пути ко спасению. Она заслуживает благодарность и глубокое уважение.

Итак, облаченный во власяницу, Николай пешком отправился в Базель. Однако недалеко от Листаля под Базелем он задерживается: городок кажется ему огненно-красным. Николай беседует со встречным крестьянином. Тот советует ему не идти за границу, а служить Богу на родине. Николай ночует под открытым небом. И вот, с неба на него падет луч света, и ему делается так больно, как будто его режут ножом. Николай возвращается. Безо всякой пищи он добирается до родных мест. В горах его находят охотники.

Он продолжает странствовать, пока четыре огня не указывают ему место поселения: на своей же земле, в нескольких сотнях метров от дома и семьи, на берегу ручья, журчащего на дне ущелья Ранфт. Зиму Николай проводит в нищете и в холоде. Через год земляки построили ему избушку и часовню. Так Николай стал отшельником, "братом Клаусом".

Местное предание утверждает, что с "листальской ночи" брат Клаус жил безо всякой пищи. Паломникам, расспрашивавшим его насчет поста, он сдержанно отвечал: "Бог весть". Однако как-то он сказал: "Силу прожить без пищи дает мне причастие". Брат Клаус не считал пост делом необычным. Он всегда хотел его исполнять. По словам его сына Ганса, "отец, насколько он его помнит, всегда отстранялся от мира. Четыре дня в неделю постился, а в Великий пост изо дня в день питался лишь кусочком хлеба и несколькими сушеными грушами".

Будучи отшельником, брат Клаус всё же не отрывался от действительности. 27 июня 1483 года миланский посол Бернардо Империали писал своему герцогу о брате Клаусе: "Нашел его обо всём осведомленным". Отшельник был в курсе мирских дел. Одно окно его кельи смотрело на алтарь часовни, другое было обращено к миру. Что оттуда до него доходило, он в молитве сообщал Богу. Познания, обретенные в молитве, он передавал людям.

По словам одного из современников швейцарского подвижника, "брат Клаус - полный профан, не умеющий читать". Тем не менее, отшельник говорил о своей "книге". Это - рисунок в виде колеса. Движение исходит из центра и в центр возвращается. Рисунок "колеса" был опубликован одним паломником в 1487 году, с объяснениями брата Клауса: "Это моя книга, по которой я учусь и ищу искусства этого учения". Он называет колесо фигурой, в которой он созерцает сущность Бога:

"В самой центральной точке - Божество неделимое, Коему радуются все святые. Подобно сим трем лучам исходят из единого Божества три Лица, объемлющие и небо, и мир".

Иллюстрированная "версия" этого колеса существовала уже при жизни отшельника. Оба рисунка свидетельствовали о глубокой мудрости и ясном разуме этого "профана".

К брату Клаусу толпами приходили за советом паломники: женщины и мужчины, молодёжь и старики, бедные и богатые. Австрийские, миланские и венецианские герцоги поддерживали с ним связь, так же, как и власти швейцарских кантонов. В период междоусобиц брат Клаус стоял выше враждующих сторон, аскетический образ его жизни укреплял моральный авторитет подвижника.

Когда швейцарцы, победив бургундцев, не поделили трофеи, и дело дошло вплоть до гражданской войны, брат Клаус содействовал заключению Стансского мирного договора 1481 года. С тех пор он стал счита-ться миротворцем, и всё чаще его призывали быть посредником при разрешении политических и церковных конфликтов. "Его мягкость, кротость, доброжелательство, воздержание, благочестие, человеколюбие снискали ему поистине славу. Как миротворец, он знаменит в истории Швейцарии".

Благодаря брату Клаусу враждующие швейцарцы в 1481 году заключили союзный договор. В письме городскому совету Берна отшельник указывал, от чего зависит мир: "Послушание есть величайшая слава и на земле, как на небе, и поэтому следует вам слушаться друг друга... Мир - в Боге, и Бог есть мир". Мир нельзя навязывать силой. Мир - это дар. Конфликты могут быть успешно урегулированы лишь при безусловном уважении друг друга. Нет мира без справедливости. Мир и справедливость связывают человека с Богом. Поэтому с 1981 года неподалёку от кельи святого во Флюэ существует "Деревня мира": здесь люди (и молодые, и пожилые) учатся миротворчеству.

21 марта 1487 года в возрасте 70-ти лет брат Клаус скончался. Всю свою жизнь он руководствовался личной молитвой:

"Господи, Боже мой, лиши меня всего, что препятствует мне найти Тебя. Господи, Боже мой, дай мне всё, что способствует мне найти Тебя. Господи, Боже мой, лиши меня самого меня и дай всего меня Себе".

Брат Клаус жил в дореформационный период, но среди его биографов впоследствии были и реформаты. Цюрихский реформатор Ульрих Цвингли не раз ссылался на брата Клауса в своих проповедях. Святой Николай стоит выше "барьеров", он "связывает различные конфессии и культуры: он лучшее "Я" Швейцарии",- так писал в 1940 году реформатский богослов Жорж Меоти. А видный протестантский теолог Карл Барт в 1947 году подчеркивал: "Несмотря на то, что мы принципиально отрицаем канонизацию, брат Клаус остается и нашим святым".

Уже современники святого Николая фон дер Флюэ называли отшельника "живым святым". Слава о нем распространялась по всей Европе. 25 мая 1474 года с ним встретился его будущий биограф Ганс Вальдгейм, саксонец из Галле. Повествование Вальдгейма о путешествии к отшельнику еще более прославило его в католической Европе. В 1487 году в Нюрнберге вышла иллюстрированная книга о "колесе" брата Клауса. Среди первых паломников, посетивших могилу отшельника, были датский рыбак и золотых дел мастер из Эрфурта. Несмотря на то, что до этого они побывали в Сантьяго-де-Компостела в Испании у мощей святого апостола Иакова, именно в Заксельне эти паломники исцелились от своих болезней. В 1921 году швейцарский поэт Генрих Федерер написал: "Брат Клаус слишком велик, чтобы быть только швейцарцем. Он принадлежит всему миру".