Святой месяц в Узбекистане и Туркмении. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 05.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Святой месяц в Узбекистане и Туркмении.

По мусульманскому календарю наступил Рамазан.

По мусульманскому календарю наступил Рамазан, – месяц, во время которого, согласно учению ислама, был ниспослан Коран. Впрочем, древние заветы подкреплены теперь достижениями науки. Рамазан начинается с появлением новой Луны, а этот момент в Узбекистане, к примеру, отслеживает Институт астрономии Академии наук. Согласно расчетам, в разных странах Рамазан может иметь разную протяженность: в Узбекистане – 30 дней, а у мусульман России, например, всего 29. Получается, что российские мусульмане на один ближе ко дню завершения обязательного поста, чем, скажем, узбекские. Впрочем, есть и иные отличия. О специфике Рамазана в этом году в Узбекистане и в соседней Туркмении - сегодняшний выпуск программы "Фокус".

В Узбекистане Рамазан – более чем религиозный, это народный праздник. В Хадисах - преданиях о словах и деяниях Пророка Мухаммеда - не зря говорят, что в эти дни распахиваются ворота рая, ворота ада закрываются, а всех шайтанов привязывают, чтобы не сбивали правоверных с пути истинного. Но, как утверждает узбекский журналист Озод Ибрагимов (имя изменено), нескольких шайтанов в 2005 году привязали плохо. В святой месяц в Ташкенте идет суд над мусульманами. Верховный Суд готовится вынести приговор 15 членам движения "Акрамия". Это участники волнений в Андижане. Обвиняют приверженцев "Акрамии" в самых серьезных прегрешениях, в том числе в терроризме. Статья в Уголовном Кодексе за это – расстрельная. И, мусульмане с тревогой ждут: не прозвучат ли в святой месяц под сводами зала Верховного Суда страшные слова – смертная казнь. Как считает Озод Ибрагимов:

ОИ: Когда 10 лет назад философ Акрам Юлдашев писал свою книгу "Акрамия. Путь к вере", он имел в виду только одно: сделать священные заветы более понятными для своих современников. "Акрамия" такой и оказалась – понятной многим книгой, показывающей на свой манер путь к истине. Но вот оказалось, что в Узбекистане власти понимают истину по-своему, народ – по-своему. Во всех 2 тысячах мечетей Узбекистана каждый день по 5 раз молятся правоверные. Официальные молитвы, которые читают священники, призывают к добру, к миру, который здесь понимается как сотрудничество с властями. Но можно смело утверждать, что, кроме слов, которые произносит священник, правоверные говорят и многое такое, что не понравилось бы государственному Комитету по религии.

Совершенно особая ситуация с отправлением религиозных обрядов в Рамазан – в сегодняшнем Андижане. Как рассказал "НВ" один из андижанских аксакалов, собираться в городских мечетях, а также совместно с соседями или родственниками большими группами, участвовать в праздничных застольях практически невозможно, власти препятствуют собраниям верующих, сотрудники правоохранительных органов забирают людей, увозят их в неизвестном направлении на допросы, причем возвращаются обратно после этого не все. Выяснить, куда они пропадают, тоже невозможно. Жители боятся зайти в мечети, чтобы не быть заподозренными в религиозном экстремизме и обвиненными в терроризме.
Ситуация в Ташкенте иная. Там, по словам источника, людей могут задержать по подозрению в метро, парках и других общественных местах, но потом, после выяснения персоналий, их отпускают. В махаллях власти под строгим контролем допускают проведение собраний верующих, тогда как в Андижане об этом даже думать сейчас боятся.

Источник в спецслужбах Узбекистана подтвердил "НВ", что силовые структуры республики получили ясные инструкции по недопущению религиозных собраний в Андижане и по осуществлению жесткого контроля за проведением подобных мероприятий по всей стране.

Своя специфика в отмечании священного праздника мусульман есть и в Туркмении. Как сообщает из Ашхабада наш корреспондент Ораз Сарыев, первый день Рамадана начался с напутствия президента страны Сапармурата Ниязова, прочитанного во всех мечетях страны – в том числе, конечно, в крупнейших Геоптекинской и Кипчакской мечетях, вмещающих более 10 тысяч верующих каждая. Призывы к утренней молитве, равно как и сама молитва, содержат обязательное многократное упоминание не только имени Всевышнего и его пророка Мухаммеда, но и главы государства Сапармурата Ниязова. Как рассказывает "НВ" один из ашхабадских имамов:

НН: У нас ислам особый, ниязовский. Все молитвы переделаны под его имя, и, хотя арабские шейхи, бизнесмены из Саудовской Аравии - его близкие друзья, постоянно бывают у него в гостях, на соколиной охоте, они не препятствуют этому, хотя, казалось бы, люди из страны, связанной с истоками ислама, должны помешать этому процессу. Вот мы и живем, искажая всё и вся. Каждую молитву начинаем его именем и заканчиваем тем же.

В свою очередь, Почетный член международного пен-клуба, член Союза журналистов Швеции, а в прошлом - известный туркменский журналист и писатель Акмухаммет Велсапар в интервью "НВ" сказал:

АВ: Я поздравляю мусульман, которые будут соблюдать священный пост. В этот месяц люди очищаются не только физически, но и духовно, на это время останавливались войны, прекращались споры, могли помириться даже непримиримые враги. В Туркмении в советское время было запрещено соблюдать пост, но, тем не менее, туркмены, особенно старшее поколение, аксакалы, пожилые женщины, соблюдали его. После развала коммунистического режима, естественно, открылись все возможности для соблюдения исламских ритуалов. Но я бы хотел сказать, что в этом месяце нашим мусульманам, предводителям духовенства, вспомнить, что важнейшим шагом для Туркмении является установление демократии и свободы слова. Без достижения настоящей демократии, избрания властных структур, никогда, на мой взгляд, полной свободы соблюдения ритуалов мусульманской религии и других религий не будет, потому что диктатура, потому что авторитарная, тоталитарная власть может временно использовать возможности мусульманской религии (так же, как и христианской и других религий, которые существуют в Туркмении), а потом, в какой-то момент, опять ее запретить. На мой взгляд, это происходит периодически в Туркмении. Поэтому я призываю мусульман в этот священный месяц больше думать об установлении демократии, свободы слова, свободы вероисповедания.