1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Свои среди чужих

29.01.2002

Сегодня мы поговорим о гастарбайтерах. Так в начале шестидесятых годов стали называть рабочих из Турции и Италии, которые приезжали в Западную Германию, переживавшую тогда экономический бум. Сегодня это понятие стало интернациональным.

Возникли даже «родственные» неологизмы («беларбайтеры», например). Немецкое слово «Gast» означает «гость». Но далеко не всегда иностранные рабочие – «гастарбайтеры» – являются желанными гостями. В чём, впрочем, отчасти и сами виноваты. Судите сами. Рассказывает наш пражский корреспондент Татьяна Шарая:

В декабре минувшего года чешская пресса комментировала громкое, по местным меркам, событие: в результате акции под названием «Нетворк», в которой было задействовано 250 полицейских, арестованы семеро главарей так называемой «луганской бригады», одной из самый мощных украинских криминальных группировок, действовавшей на территории республики. Члены бригады, названной по имени украинского города, специализировались в основном на шантаже предпринимателей, контрабанде оружием и отмывании денег. Эта акция вновь всколыхнула в чешском обществе настроения ксенофобии и разговоры о криминале, напрямую связанном с нелегальными эмигрантами с Востока.

Если отвлечься от того, что пресса, как правило, о международной миграции населения пишет чрезвычайно однобоко, то местные жители правы: статистика подтверждает постоянный рост преступлений, совершаемых на территории Чешской республики выходцами из бывшего Советского Союза. Русские, украинцы, белорусы, молдаване не только примитивно грабят прохожих, но и совершают налеты на банки, скупают с нарушениями закона недвижимость в Западной Богемии (в основном, в Карловых Варах) и всеми средствами пытаются добиться влияния в стратегических ветвях экономики и коррумпировать чешские власти с тем, чтобы влиять на их решения.

И все же подавляющее большинство наших соотечественников приезжают на Запад совсем с другими целями. Экономические причины доминируют над политическими, экологическими, психологическими и прочими фактами эмиграции. Для украинцев Чехия – это прежде всего страна, которая может предложить им зарплату больше, чем 10-20 долларов в месяц, которые они могут заработать у себя на Украине. И люди готовят красить заборы, рыть канавы и укладывать асфальт буквально за гроши – ставка доллар в день для любого разнорабочего-чеха считается унизительно низкой.

Официально временный или постянный вид на жительство в Чешской республике имеют околло 50 тысяч украинцев. По неофициальным данным, число работающих «в черную» эмигрантов «зашкаливает» за 300 тысяч человек. Такая огромная разница в цифрах объясняется не только стремлением малоимущих приезжих уйти от уплаты налогов государству. Сначала иностранец должен получить разрешение от бюро по трудоустройству или от предпринимательского ведомства, и только потом он может подать заявку на вид на жительство. Но он имеет право на вид на жительство, только получив официальное разрешение на работу. Как в старые советские времена: прописка – работа – замкнутый круг.

Разрешение на работу или не получают вовсе, въезжая в страну по туристической визе и нелегально устраиваясь на работу строителями или домработницами, а раз в три месяца на поезде отправляются в соседнюю Словакию и там добывают новую визу. Или получают такое разрешение путем дачи немалой взятки чиновнику (как правило, это делается через посредников, сеть которых чрезвычайно хорошо развита). Те, кто пытаются честно пройти путь получения официального разрешения на работу, довольно быстро сталкиваются с многомесячной волокитой в полиции, где чиновники то забывают сказать о необходимости еще одной бумажки, то придираются к тому, как оформлен уже предоставленный документ…

Поздним вечером в пражском метро можно увидеть немодно одетых, усталых людей с мятыми застиранными целофановыми пакетами в руках. Это возвращаются с работы в свои «убытовни» – копеечные общежития с койко-местами – украинцы, работающие на стройках. По данным неофициального социологического опроса, среди нелегальных эмигрантов из Украины преобладают мужчины ( их 90 процентов), в основном молодые – трети меньше 24 лет, двум третям – меньше 31 года, больше половины женаты и имеют ребенка, 32 процента имеют двоих детей. Работают они по 12-14 часов в день, без выходных и праздников. Кстати, жен и детей в Чехию с собой почти никто не привозит, дорого. Ежемесячно с автобусами на Украину отправляются сумки с продуктами и одеждой, порой и с небольшими накопленными деньгами.

Среди нелегальных украинских эмигрантов, выполняющих в Чехию самую низкоквалифицированную работу, нередко оказываются и люди с высшим образованием (их около 15 процентов). Врач-психиатр, торгующая сосисками в палатке; преподаватель-филолог, моющая лестницы; философ, работающий в бригаде стекольщиков… Приняв в 1999 году решение о введении виз для граждан бывшего СССР, правительство Чехии рассчитывало,в частности, решить проблему так называемых «восточных рабочих» – сезонников из стран СНГ. Похоже, что пока разница в уровне жизни населения, например, Украины и Чехии будет оставаться по-прежнему значительной, визы остроту проблемы не снимут…

В пражских тюрьмах в ноябре минувшего года прошла волна голодовок русскоязычных заключенных, протестующих против чрезвычайно суровых условий содержания. Случайно я услышала на улице, как двое рабочих, рывших канаву около соседнего продуктового магазина, говорили по-русски о том, что за бесплатные тюремные харчи можно было бы и неволю потерпеть…

По неофициальным данным, именно Чехия (а не Польша, как обычно считается) принимает больше всего «гостей» из республик бывшего Советского Союза. Речь идёт не только о собственно рабочих – «гастарбайтерах». Почему данные эти неофициальные, было понятно уже из репортажа нашего пражского корреспондента: десятки тысяч граждан Украины, России, Беларуси живут в Чехии нелегально. Впрочем, в самых нелегалов из самых разных стран мира можно найти повсюду. Весьма своеобразно решили поступить с ними в своё время бельгийцы: они объявили широкомасштабную амнистию для тех нелегалов-иностранцев, которые придут, так сказать, с повинной. И если эти люди достаточно давно работают и могут себя содержать, то бельгийские власти обещали официально предоставить им право на жительство в стране. Однако «сдавшихся» нелегалов оказалось гораздо меньше, чем ожидали в Брюсселе.

Другим путём пошли испанцы. Они пытаются не просто легализовать иностранных рабочих в стране, но и ввести миграцию в определённые рамки, хотят управлять ею. Получится ли из этого что-нибудь? Из Мадрида – наш корреспондент Виктор Черецкий:

Испания объявила, что в этом году официально принимает 32 тысячи 100 иностранных рабочих. Именно такое количество необходимо, по мнению Высшего Совета по Делам Иммиграции, органа, состоящего из представителей министерств Труда, Экономики и Внутренних дел, чтобы удовлетворить потребность Испании в рабочей силе. При этом только треть вновь прибывших получит постоянную работу, остальные – сезонную.

Долгосрочные контракты ожидают иммигрантов в сфере услуг - в гостиничном и ресторанном хозяйстве - а также в строительстве и металлургии, где требуются, в основном, разнорабочие. Сезонная работа предлагается в сельском хозяйстве: на сборе овощей и фруктов. Контракты иностранцы могут подписать у себя на родине. Причем речь идет лишь о гражданах тех стран, с которыми Испания имеет соответствующие соглашения. Таковых всего три. Это Колумбия, Эквадор и Доминиканская Республика. Вербовкой рабочей силы здесь занимаются специальные комиссии, состоящие из испанских и местных чиновников. Предпочтение отдается молодежи, тем более, что предлагаемая работа особой квалификации и опыта не требует.

Подобная практика вводится в Испании впервые. Речь идет об очередной попытки властей упорядочить поток иммиграции. Ведь до сих пор нужды экономики покрывались за счет тех, кто оставался в стране и работал нелегально. Люди приезжали в Испанию, устраивались на работу, но легализовать свое положение в стране не могли. Работодатели редко шли на то, чтобы подписать контракт с иностранцем, необходимый для получения вида на жительство. Дело в том, что «нелегалам», к примеру, принято платить на 20-30 процентов меньше, да и выгнать можно, когда заблагорассудится. Так, на сборе картофеля в восточной провинции Аликанте за десять часов работы обычно платят 48 евро, а нелегалам – 35. На строительстве разнорабочий-испанец или иммигрант с правом на работу получает до 900 евро в месяц, без права – 700.

Для тех, кому предприниматели отказывали в контрактах, испанское правительство провело в последние два года несколько кампаний по легализацию. Вид на жительство получили 600 тысяч человек. Легализовать иммигрантов нужно было и для того, чтобы узнать число находящихся в стране иностранных рабочих.

Впрочем, и раньше бывали случаи, когда люди приезжали на готовые контракты. Речь шла, к примеру, об известных спортсменах и музыкантах. Так пианисту Дмитрию Башкирову, преподающему в мадридской Высшей Музыкальной Школе имени королевы Софии, ходить без документов не пришлось. Ну а что касается других специалистов, к примеру, научных работников или инженеров, то пока они Испании не требовались.

А между тем, поток нелегальных иммигрантов в страну по-прежнему растет. Марокканцы и алжирцы переправляются через Гибралтарский пролив на моторных лодках. Разумеется без каких-либо виз. Граждане восточноевропейских стран, желающие остаться в Испании, приезжают как туристы, с визой, выданной сроком на месяц. Продлить разрешение на проживание без трудового контракта – практически невозможно. Но это мало кого останавливает - только в прошлом году в Испанию прибыло по меньшей мере 400 тысяч новых иммигрантов. Правда, по данным полиции, большинство из них находилось в стране транзитом. Пробыв в Испании несколько дней, они отправились затем искать счастье в более богатых странах Евросоюза, например, в Германию и Францию.

Отметим, что к нелегалам, особенно из стран Восточной Европы, испанская полиция до сих пор относилась довольно лояльной, да и к предпринимателям, использующим их труд, тоже. По закону такие работодатели подвергаются штрафу– до 60 тысяч евро. Но мера эта до сих пор применялась крайне редко. Почему? Просто власти сознавали, что без рабочих рук иностранцев никуда не денешься. Поэтому никаких специальных облав на иммигрантов до сих пор не устраивалось. Задерживали и затем высылали на родину лишь тех, кто нарушал общественный порядок. Но бывает, что нелегалы попадаются, как говорится, под горячую руку. Так недавно, из провинции Аликанте было выслано на родину несколько россиянок, занимавшихся проституцией. В ночном заведении, где они работали, случился скандал. Прибывшая полиция проверила документы и задержала, а потом и выслала всех, у кого этих документов не оказалось.

Последнее решение испанских властей в отношении контрактов для латиноамериканцев преследует также цель положить конец деятельности мафии, которая до сих пор выступала в качестве посредника между рабочими-иностранцами и работодателями.

А как быть с марокканцами? Ведь с Марокко до сих пор нет соглашения об иммиграции, несмотря на то, что эта страна традиционно занимает первое место по поставке рабочей силы в Испанию.

Вместе с тем, очевидно, что испанские производители сельхозпродукции будут по-прежнему предпочитать именно марокканцев: только они, к примеру, соглашаются работать в парниках в южной провинции Альмерия, где температура порой достигает 50 градусов и где другие иностранцы не выдерживают.

Не внесет порядка новое положение и в сферу обслуживания. Владельцы многочисленных ресторанов в курортных зонах, где не хватает официантов, предпочитают нанимать стройных славянок, девушек из Польши, России и Украины, разумеется, знающих испанский язык. Что касается строительства и сельского хозяйства, то здесь, естественно, работодатели на языковой фактор внимания не обращают.