1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Свободное слово "Посева": выставка "крамольной литературы" в Санкт-Петербурге

На выставке, посвященной юбилею издательства "Посев", представлены отпечатанные им книги, журналы, газеты и листовки. В том числе первые зарубежные издания Андрея Сахарова, Александра Галича, Георгия Владимова.

Экспонаты выставки в Санкт-Петербурге

Экспонаты выставки в Санкт-Петербурге

В пятницу, 12 ноября, в петербургском Музее политической истории России открылась выставка, приуроченная к 65-летию издательства "Посев". Основателем издательства и одноименной газеты, а с 1968 года - журнала является Народно-трудовой союз российских солидаристов, сокращенно НТС. Партия с таким названием официально появилась в 1943 году, ее предшественниками были создаваемые с конца 1920-х в среде белой эмиграции организации, которые ставили целью свержение коммунистического строя в России.

Первый номер газеты "Посев" вышел 11 ноября 1945 года в лагере "перемещенных лиц" в западном секторе Германии. А вскоре издательство начало печатать запрещенные в СССР книги российских авторов. Как отмечали устроители выставки, с конца 1940-х издания "Посева" начали нелегально проникать в СССР. КГБ преследовал распространителей "Посева" более жестоко, чем тех, кто распространял книги и журналы других независимых издательств, отмечают организаторы выставки.

Даже Солженицын опасался печатать все в " Посеве "

На выставке в Музее политической истории России представлены экземпляры стихотворных сборников Александра Галича, первое издание работы академика Дмитрия Сахарова "Мир, прогресс, права человека", "Реквием" Анны Ахматовой, антиутопия Джорджа Оруэлла "1984", сборник Виктора Сосноры "Летучий голландец", повесть Георгия Владимова "Верный Руслан", исследование Абдурахмана Авторханова "Технология власти", карманный шеститомник Солженицына. А рядом - экземпляры журналов "Посев", "Грани", "Воля", "Наши дни".

За любое из этих изданий, изъятое при обыске сотрудниками КГБ, можно было получить немалый срок по статье "Антисоветская пропаганда и агитация", вспоминали первые посетители выставки, среди которых были и ветераны ленинградской подпольной организации НТС, и авторы "Посева".

Вячеслав Долинин

Вячеслав Долинин

Один из них, Вячеслав Долинин был представлен публике, как "большой друг Музея политической истории, активный даритель и герой нескольких выставок". Ныне он член правления петербургского общества "Мемориал", а в начале 1980-х годов был политзаключенным. Во время обзорной экскурсии по выставке "Свободное слово "Посева" Вячеслав Долинин отметил, что в представленном шеститомнике Солженицына отсутствует "Архипелаг Гулаг". Дело в том, что эта работа впервые была напечатана на русском языке парижским издательством YMCA-press. "Когда я спросил Наталью Дмитриевну Солженицыну, почему же Александр Исаевич не отдал права на издание своей главной работы "Посеву", она ответила, что автор опасался слишком серьезных мер за сотрудничество с этим издательством. В то время как YMCA у советских спецслужб считалась более нейтральной", - пояснил Вячеслав Долинин.

О пользе партийности с " дореволюционным стажем "

С 1992 года некогда запретный "Посев" начал печататься в России. Нынешний главный редактор журнала Юрий Цурганов в беседе с корреспондентом Deutsche Welle вспомнил, что первой книгой "Посева", которую он взял в руки, стал сборник Наума Коржавина "Сплетения". И было это в 1988 году. "Я тогда познакомился в Москве с компанией интеллигентов, которые доставали, копировали и распространяли среди своих друзей книги Аксенова, Войновича, Некрасова и других так называемых "антисоветских" писателей, - вспоминает журналист. - Эти ребята создали Московскую общественную независимую библиотеку, которая была очень популярна в среде свободомыслящих людей". Вскоре Юрий Цурганов прочитал программу НТС и решил вступить в организацию.

Юрий Цурганов

Юрий Цурганов

"Это случилось осенью 1991 года, и я до сих пор жалею, что не вступил в июле. Представляете, это все равно, что быть членом РСДРП с "дореволюционным стажем", - смеется Юрий.

К сотрудничеству с журналом "Посев" его привлек тогдашний главный редактор Александр Штамм. "Александр Юрьевич меня опекал, вводил в круг постоянных авторов, затем стал доверять формирование очередного номера. Он был тяжело болен, и, очевидно, видел во мне своего преемника", - вспоминает Юрий Цурганов.

Где хранить запрещенную литературу

Присутствовавшие на открытии правозащитники и общественные деятели также вспоминали о своем первом знакомстве с печатной продукцией "Посева". Исследователь российской цензуры, автор работ об истории "самиздата" и "тамиздата" в СССР Арлен Блюм сказал, что на его "золотой полке" и поныне почетное место занимает посевовское издание "Мастера и Маргариты" на папиросной бумаге, где исключенные цензорами "Нового мира" фрагменты набраны курсивом.

Юлий Рыбаков

Юлий Рыбаков

А член редколлегии журнала "Посев", депутат Государственной думы первых трех созывов Юлий Рыбаков вспомнил о первом издании "Доктора Живаго" на русском языке. "К моим родителям, которые в сталинские времена сидели в ГУЛАГе, как-то приехали знакомые и привезли огромную кипу фотокарточек, на которых был заснят экземпляр романа Пастернака, изданный "Посевом". Помню, что он долгое время хранился у нас в большом алюминиевом бидоне в погребе - так опасно было держать его на видном месте", - рассказал Юлий Рыбаков.

Теперь же журнал "Посев" доступен российским подписчикам и покупателям, а книги одноименного издательства (такие как учебник Бориса Пушкарева "Две России ХХ века - 1917 - 1993"), как свидетельствуют организаторы выставки, пользуются повышенным спросом в среде интеллигенции.

Автор: Владимир Изотов, Санкт-Петербург
Редактор: Вадим Шаталин

Архив

Контекст