1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Свобода слова в Белоруссии

24.10.2002

Сегодня мы в очередной раз присмотримся к тому, что происходит в Белоруссии. В прошлой передаче вы могли услышать о том, как отбывает наказание Николай Маркевич, главный редактор закрытой властями газеты «Пагоня», нелепо обвинённый в клевете на президента Лукашенко и приговоренный к ограничению свободы, или как говорят в Белоруссии, посланный "на химию" на полтора года. Журналист газеты «Пагоня» - 24хлетний Павел Можейко - отбывает «химию» километрах в городе Жлобине. Этот город в Гомельской области относится к территории, загрязненной радионуклидами после аварии на Чернобыльской АЭС. Павел работает у одного фермера на пилораме за 80 тысяч рублей в месяц (около 40 евро).

– Это довольно тяжелый физический труд. Вообразите себе семи, девятиметровые, в обхват бревна, которые надо подать, откатить, повернуть, поднести. Работа с восьми утра до трех дня, без обеда. Фактически работаем на улице, теперь начинаются холода, довольно холодно. Там работают еще четыре ”химика” как и я. Зарплату нам пообещал фермер до 80 – ти тысяч. Я записан там разнорабочим. Бывает, что фермер направляет меня на свою ферму, я чистил коровник, убирал кукурузу.

Друзья в Жлобине помогли Павлу Можейко найти работу в местной независимой газете ”Нюансы”, которая имеет рекламно – информационное направление. Однако, работать в ней Павлу не разрешили.

– Администрация спецкомендатуры, в которой я отбываю наказание, запретила мне заниматься журналисткой деятельностью. Начальник Юрий Кузьмич сказал, ты за это отбываешь наказание и моя задача не допустить, чтобы ты еще раз совершил это же преступление, а ты к нему очень склонен. Он сказал, ты сможешь работать в газете только тогда, когда я буду убежден, что ты отрёкся от своих взглядов. И меня после этого отправили на пилораму.

- А если ты откажешься пойти на пилораму, тогда что может быть?

– Само понятие ”ограничение свободы”, ”химия” подразумевает обязательное трудоустройство. Если я сам не нахожу себе работы, то мне эту работу обязана предоставить спецкомендатура. Ситуация была такая, что первые несколько дней спецкомендатура искала мне какую – то работу, но никто, как государственные, так и частные организации, не хотели меня брать на работу. Причина была только одна: они понимали, что к моей персоне будет внимание со стороны прессы, общественности и так далее. Они говорили: нам надо жить тихо, иначе могут быть проблемы с налоговой инспекцией и так далее. Если бы я не устроился на работу, через некоторое время ко мне могли б применить 415 - ю статью уголовного кодекса РБ, по которой мне могли б добавить до трех лет лишения свободы, т.е. реальной тюрьмы.

Спецучреждение открытого типа, в котором отбывает наказание Павел Можейко также находится в обычном общежитии и полностью занимает два первых этажа. На окнах и на входе - решетка. Посетителей встречает лозунг на красном полотнище: ”Общежитие – твой дом, сделай его образцовым!” Этот призыв украшен серпом и молотом, а также пятиконечной звездой. В каждом жилом блоке по две комнаты, в которых размещены, максимум, семь человек. В блоке есть умывальник, туалет, и маленькая кухня с электроплитой. Душ общий – в коридоре, в той части общежития, где живут совсем свободные граждане. В комнате номер 208 – вместе с Павлом Можейко четверо, два алиментщика и взяточник. На дверях окошечко, в которое заглядывают дежурные милиционеры. Однажды Павла наказали за то, что после отбоя он еще три минуты читал книгу. Правда обошлось тем, что администрация заставила Павла вымыть весь коридор.

– После моего приезда, мне пришлось много рассказывать, за что я сижу, какая там ситуация с прессой. Ребята, которые сидят со Светлогорска привезли мне радио, чтобы я мог слушать радиостанции, я снабжаю их газетами. Многие подходят и говорят, ты единственный, кто сидит здесь ни за что.

Павел Можейко говорит, что наказание, избранное для него властями, ”циничное унижение человека, с одной стороны ты немного свободен, а с другой – твоя свобода жестоко ограничена. Каждый должен приспосабливаться, чтобы не прогибаться перед начальством. В первые дни Павлу особенно было тяжело, возвращаясь с работы в общежитие через вокзал, слушать объявления, об отправлении поездов в сторону дома, на Гродно. Многие осужденные не выдерживают психологически и убегают со жлобинской ”химии”.

Говорить о досрочном освобождении Николая Маркевича и Павла Можейко пока сложно. Белорусские власти в очередной раз пытаются проучить тех, кто не поддержал Александра Лукашенко на последних президентских выборах. Для этого используется обвинение ”клевета на президента”, которую и обнаружили стражи закона в публикациях независимой газеты ”Пагоня”, в том числе в частушках. Журналистам запретили работать по профессии и отправили на ”химию”, мол, здесь ваше место.

После обжалования приговора в высших судебных инстанциях на ”химию” отправят и главного редактора газеты ”Рабочий” Виктора Ивашкевича.

« Суд вынес мне приговор - два года ограничения свободы, что предусматривает высылку в один из городов Беларуси, где я должен буду отбывать наказание на указанных мне работах. На каких, я пока не знаю. В том городе, куда я буду выслан, я буду жить в специальном интернате при комендатуре, где живут осужденные на ограничение свободы, и администрация этой комендатуры будет решать, на какие работы меня направить.

В советские времена подобное наказание отбывали на предприятиях, а сегодня, когда свободные люди вынуждены сидеть без работы, местные спецкомендатуры часто позволяют осужденным самим искать себе работу, потому что им это сделать нелегко. В какой город поеду я, пока не известно. Но, в принципе мне, как жителю Минска, все равно, куда ехать. Больше четырех часов на машине в любом направлении по территории Беларуси у меня поездка не займет. Мы, слава Богу, с Россией не объединены, и в Сибирь, чай, не зашлют. Дальше Оршы не заеду».

Попытки адвокатов Виктора Ивашкевича опротестовать приговор в апелляционном суде успехом не увенчались. Но необходимость покинуть Минск и перспектива невозможности оперативно руководить текущими делами газеты главного редактора «Рабочего» не пугает.

«В определенном смысле это – компромисс. Хотя это не со мной компромисс. Может, это- компромисс на уровне каких-то международно-политических торгов. Ведь могли дать пять лет тюрьмы, а дали два года ограничения свободы. При чем один год наверняка «скостят» по амнистии, которая недавно вступила в действие. То есть, реально «отрабатывать на государство» придется только один год. А это, сами понимаете, несколько меньше, чем пять лет тюрьмы. Но и не оправдание.

Оправдать – это значит надо возбуждать уголовное дело против тех чиновников, о которых шла речь в нашей статье. Садить на пять лет нас не решились. Вероятно потому, что дело приобрело международный резонанс после того, как различные журналистские и правозащитные организации подняли вокруг этого дела шумиху. Диктатура на Беларуси, наезд на независимую прессу и так далее. Продолжать работать в газете мне никто не запрещает. У меня остается мой мобильный телефон, и я смогу регулярно звонить в редакцию и давать необходимые указания. При необходимости директор газеты сможет навещать меня. Кроме того, в любом городе, куда бы меня не послали, действует представительство «Белорусского Народного Фронта», самого крупного оппозиционного объединения на Беларуси, членом которого я являюсь, а это значит, что у меня будет доступ к компьютеру, а, соответственно, и к интернету, к электронной почте и так далее.

При сегодняшнем развитии средств связи нет никакой разницы, находишься ли ты на окраине Минска или в соседнем городе. Плюс ко всему, через несколько месяцев после начала отбывания наказания, если все будет нормально, меня будут отпускать на выходные домой.

Поэтому за работу редакции я не переживаю. Другое дело, что на той работе, куда меня направят, мне, вероятно, придется что-то носить, копать или еще что-нибудь в этом роде делать. Ну что ж, я думаю, если эта работа будет на свежем воздухе, она мне только на пользу пойдет. Сброшу лишний вес, накачаю бицепсы».

Репрессии по отношению к независимой, альтернативной прессе не пугают редактора «Рабочего». Поэтому свою ссылку Виктор Ивашкевич рассматривает как долгосрочную командировку. За годы пребывания в должности главного редактора оппозиционной газеты, он повидал и не такое.

«Я помню 80-е годы СССР. Тогда мы только начинали выпускать первые независимые газеты, например «Новости Белорусского Народного Фронта». Все они были не зарегистрированы и выходили подпольно. «Известия» и «Советская Белоруссия» стоили 3 копейки, а независимые газеты продавались по рублю. Потому что люди нуждаются в информации. Когда они чувствуют, что официальная пресса врет, а людям надо планировать свою жизнь, исходя из реальной ситуации, они ищут независимые источники информации.

По сравнению с Советским Союзом, с его КГБ, идеологией, партией и т.д. Лукашенко – это мираж, это- несуразица, анекдот.

Я думаю, что пройдет года три, и мы все будем со смехом вспоминать тот зигзаг, по которому Беларусь в течение 10 лет развивалась. Жаль только времени, могли бы ведь, как прибалты, развиваться в направлении Европы. Но с другой стороны, назад же ничего не вернешь».

После возбуждения судебного дела выход газеты «Рабочы» был приостановлен, но сама газета не была запрещена. Теперь, когда дело закрыто и «виновным» определен размер наказания, типографские станки в редакции вновь заработали. Правда, лишь на десятую часть своей мощности. Перед началом разбирательства в суде тираж «Рабочего» составлял 20 000 экземпляров. Сейчас все приходится начинать практически сначала.

«Вновь надо обновлять подписку, газета снова начнет поступать в киоски. Да и люди должны привыкнуть к тому, что газета опять выходит, поэтому раскрутку мы начнем тысяч с двух экземпляров. К весне, следующего года, надеюсь, мы вновь выйдем на двадцать тысяч экземпляров. Жить хорошо, а кто сказал, что жить легко. Но жизнь продолжается, и газета будет продолжаться».

Кстати, на днях известный белорусский журналист и правозащитник Валерий Щукин обратился в ГУВД Мингорисполкома с жалобой на неправомочные действия должностных лиц Первомайского РУВД Минска. 11 сентября около здания суда Первомайского района Минска, где проходил суд над редактором газеты «Рабочы» Виктором Ивашкевичем, Валерий Щукин был избит тремя неизвестными людьми в штатском. После того как за журналиста вступились присутствующие в суде граждане, нападающие спрятались за спины должностных лиц Первомайского РУВД, которые заявили, напавшие на Щукина люди – сотрудники милиции. После этого, Щукин обратился с просьбой разобраться в случившемся к председателю районного суда и начальнику Первомайского РУВД. Однако председатель суда от разбора происшествия самоустранился, а начальник РУВД заявил, что в ходе проверки изложенные журналистом факты своего подтверждения не нашли.

Тем временем независимая газета ”Народная воля” получила предупреждение министерства информации также за распространение клеветы на президента. На ее страницах был опубликован манускрипт одной из передач радио Свобода, в которой говорилось, что президент Лукашенко ”отмывает” деньги в Австрии. Еще пару предупреждений и газету могут закрыть.

На недавней пресс – конференции президент Александр Лукашенко так ответил корреспонденту газеты ”Народная воля”:

«И не пытайтесь меня ни прямо, ни косвенно упрекнуть в воровстве. Простите меня за нескромность, но я сегодня могу сказать, я самый чистый президент в мире».

Как всегда на пресс-конференции не обошлось без угроз в адрес независимой прессы. Тем временем, Белорусская ассоциация журналистов и поддерживающие её международные ассоциации начали сбор подписей за освобождение журналистов и за исключение из Уголовного кодекса страны статей о диффамации, которые предписывают особое наказание за оскорбление чести и достоинства президента Беларуси, а также за клевету на него. Иначе говоря, честь и достоинство президента - это статья особая. По "президентским" статьям можно лишить свободы на пять лет. Впервые это наказание применили к журналистам Николаю Маркевичу и Павлу Можейко. Парламентарии дюжины стран, в том числе Великобритании, ФРГ, Украины, Литвы, России поставили свои подписи под обращением к белорусским властям с призывом отменить статьи Уголовного Кодекса, которые используются как механизм расправы над неугодными журналистами и политиками Беларуси.

«Я призываю власти Беларуси немедленно прекратить политику уголовного преследования и запугивания независимых журналистов и отменить "уголовные" статьи о защите чести и достоинства президента. Я призываю власти придерживаться обязательств, которые Беларусь подписала как страна - участница ОБСЕ», - заявил Фраймут Дуве, представитель ОБСЕ, занимающийся проблемами свободы СМИ. Дуве призвал белорусские власти отменить приговоры Маркевичу, Можейко и Ивашкевичу. Уголовное преследование журналистов было осуждено такими международными организациями, как «Репортеры без границ» и Международная Федерация профсоюзов.

Все без исключения члены ПАСЕ - Парламентской Ассамблеи Совета Европы - отметили на недавнем заседании, что подобной практики нет ни в одной европейской стране, даже там, где законодательно закреплен особый статус главы государства. Правда, белорусским оппозиционным политикам, присутствовавшим на сессии ПАСЕ в Страсбурге, при возвращении на родину власти дали понять, как они относятся к заявлениям европейцев. Председатель Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько и его заместитель Ярослав Романчук, (возвращавшиеся домой после сессии Парламентской Ассамблеи в Страсбурге), были подвергнуты тщательному досмотру в минском аэропорту. Процедура проверки личных вещей продолжалась более часа. Работниками таможни руководили люди в штатском. Первоначально были отсортированы все носители информации, включая экземпляры французской газеты «Монд». Затем у Ярослава Романчука изъяли переносной компьютер, а у Анатолия Лебедько – дискеты. По факту изъятия были составлены протоколы. Лебедько уверен, что за всем этим стоят белорусские спецслужбы. "Скорее всего, - говорит он, - это – прием психологического давления. Возможно, спецслужбы надеялись, что мы вывозили за границу государственные секреты, либо планы революционного свержения белорусского режима. Не удивлюсь, если в следующий раз нас встретят с собаками, натасканными на вынюхивание наркотиков. Нельзя исключить, что таким образом власти дают оценку нашей работе в Страсбурге и Праге. Ясно одно: маховик государственной репрессивной машины в отношении ОГП и ее руководителей запущен на полную катушку».

Автор: Николай Войтович