1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Свет в конце туннеля

24.12.2005

В Германии намечается экономический подъем. В преддверии католического Рождества исследовательские институты скорректровали свои прогнозы в сторону ускорения хозяйственного роста в будущем году. Немецкий ВВП куёт поколение «Пятьдесят плюс».

Сегодня рождественский сочельник. Рождество Христово – самый главный праздник в Германии. Его очарованию поддаются здесь не только христиане, но и приверженцы других религий, и даже агностики. Беда, что последние пять лет радость ожидания и сам праздник были изрядно омрачены невеселыми экономическими новостями и прогнозами – безработица, вялая коньюнктура, цены на горючее, нулевой рост зарплат, а де-факто их сокращение. В этом году - впервые после двухтысячного – аккурат к Рождеству появился свет в конце туннеля, на горизонте замаячило экономическое оживление, что заметно приободрило покупателей в расцвеченных магазинах, хотя в их кошельках денег не больше, чем было в прошлом году. Но уж очень ждали они хороших новостей. И дождались. По единодушному мнению экономических институтов, Германия находиться на пороге хозяйственного подъема.

Никогда еще после благополучного двухтысячного года не было столь оптимистичных настроений в самих деловых кругах. И свое текущее положение, и перспективы на ближайшие полгода предприниматели оценивают весьма положительно. Об этом свидетельствует индекс делового климата в Германии, за которым регулярно наблюдает, как экономический синоптик, мюнхенский институт ИФО. Вслед за ведущими немецкими исследовательскими центрами, которые в последние дни скорректировали свои прогнозы в сторону улучшения, к такому шагу склоняется и начальник немецких экономических мудрецов Берт Рюруп. Он считает, что прояснение делового климата не в последнюю очередь объясняется политическими причинами: итогами досрочных выборов и формированием правительства большой коалиции, от которого ожидают большей решимости. «С точки зрения коньюнктуры, заявил Рюруп в интервью «Берлинер Цайтунг», две тысячи шестой год будет лучше, чем это можно было ожидать еще два месяца назад». Промышленный рост поддержат главным образом две меры правительства Ангелы Меркель – улучшенные возможности для предпринимателей списывать с налогов приобретаемую ими новую технику, что призвано стимулировать инвестиции, а также объявленное, но отсроченное до две тысячи седьмого года резкое повышение НДС с шестнадцати до девятнадцати процентов. Цель очевидная: побудить потребителей поторопиться с покупкой промышленных товаров длительного пользования, чтобы не платить за них больше, начиная с две тысячи седьмого года – автомобили, пылесосы, стиральные и посудомоечные машины, холодильники и телевизоры. Рассчет, похоже, оказался верным. И это не только итог моего эмпирического наблюдения – в сотоличных промтоварных магазинах не прготолкнуться – но и торговой статистики: обороты на рождественском рынке в этом году значительно выше, чем в прошлом. Объединение немецких торгово-промышленных палат именно это обстоятельство радует больше всего, поскольку экономическое оживление происходит не только благодаря успехам традиционно сильных экспортных отраслей, но всё больше опирается на повышение внутреннего спроса. А его в свою очередь стала активно поддерживать та категория потребителей в Германии, до которой прежде рекламные стратеги сферы торговли никак не могли достучаться – поколение пятьдесят плюс.

Те в Германии, что разменяли шестой десяток, это самые многочисленные – тридцать миллионов – и, что еще важнее, самые богатые покупатели. По оценкам, эти люди обладают суммарным состоянием в два триллиона евро, а их годовая покупательная способность – от девяноста до ста пятидесяти миллиардов. В среднем каждый из них может без труда оставить в магазине по двадцать одной тысяче и двести сорок четыре евро. И ведь оставляют! Всего за десять лет сильно изменилась психология тех, кому за пятьдесят. Вдвое, в частности, увеличилась среди них доля людей, которые одобрительно относятся к такому тезису: «Я лучше устрою себе красивую жизнь, чем все время экономить и откладывать на черный день». Прижимистых осталось – менее пятой части. Ну, а в самом деле. У людей этого возраста дети, как правило, уже выросли и съехали из родительского дома, резких перемен в профессиональной деятельности не ожидается, всё устаканилось, расходы, доходы и кредиты можно планировать долгосрочно, многие ожидают получения наследства.

Еще привлекательнее становится эта группа немецкого населения, потому что она хоть и стареет, но всё меньше чувствует себя старой. Границы между образами жизни, которые раньше разделяли разные поколения, стали едва заметными. Семнадцати- и семидесятилетние ходят в джинсах и покупают одинаковые велосипеды. Молодые немцы с радостью отправились бы в Гималаи или разъезжали на мощных БМВ. Да кишка тонка. А потому с рюкзаком по горам лазают те, кому за пятьдесят. Конечно, не каждый из них может позволить себе дорогую машину, но доля таковых в этой возрастной группе все же заметно выше. Средний возраст немецкого покупателя Ягуара – пятьдесят восемь лет, чуть моложе поклонники Мерседесов – пятьдесят три. Но при этом поколение «пятьдесят плюс» весьма отрицательно реагирует на рекламу товаров, специально рассчитанных на людей преклонного возраста, будь-то ортопедическая обувь, байковые пижамы или персональные компьютеры. Как-то в Германии попытались выйти на рынок с компьютером, специально для пожилых. Так ничего не вышло. Спросом товар не пользовался. Производители мобильных телефонов также пришли к выводу, что возраст не явлется критерием при выборе той или иной модели трубки. Есть и тридцати-, и шестидесятилетние, которым телефон нужен только для того, чтобы по нему звонить. Я, кстати, тоже отношусь к такой категории. Но есть во всех поколениях фанаты эсэмэсок – к ним, например, относиться канцлер Ангела Меркель, внуки и их дедушки одинаково увлеченно пользуются мобильными телефонами вместо фотоаппаратов. При этом, однако, у дедушек есть одно бесспорное преимущество. Некоторые детские мечты мечтами и остаются – ну, там, самому прокатиться на паровозе или подергать за рычаги экскаватора, посидеть за рулем гоночной машины Формулы Один. Дедушки же, зачастую эти свои детские мечты осуществляют на старости лет, повышая тем самым ко всеобщей радости валовой внутренний продукт.

Политический сочельник.

Что хотели бы получить немецкие политики в подарок и что дарят сами родным и близким.

Немецкие политики – тоже люди, и, как и все, любят делать и получать подарки.

Я в этом отношении весьма старомодная мама. Я бы хотела получить от моих детей что-нибудь сделанное своими руками– нарисованные ими картинки, или пусть смастерят что-нибудь.

Дома у министра по делам семьи и молодежи Урсулу фон дел Лайен Рождество отмечают традиционно, по старинке. По магазинам за подарками не ходят, дарят вещицы, сделанные собственноручно. А по лавкам у неё в прямом смысле слова семеро. Так что в преддверии праздника жилье напоминает ремесленную мастрескую, причем, не самую маленькую.

Бывают, конечно, моменты, когда дети начинают капризничать, ну, вот, снова здорово, но если я как мать проявляю необходимую настойчивость, то в конце концов она себя окупает и я получаю в подарок эти замечательные самодельные подарки и они радуют меня больше всего.

«Мать-героиня» из Нижней Саксонии вообще само олицетворение консервативных взглядов на роль женщины в обществе. И материнский долг исполнила сполна, и карьеру сделать успела, и немецкие традиции соблюдает. У некоторых её коллег отношение к Рождеству иное, и отдельные политические деятельницы вообще ничего не заказали у Деда Мороза.

Не-а, чество говоря, у меня нет никаких пожеланий. А если – то книги, книги, книги.

Бывшая министр по защите интересов потребителей, а ныне председатель «зеленой» фракции в бундестаге Рената Кюнаст вообще относиться к категории рождественских ворчунов. Хотя и дает прагматичное и психологическое объяснение:

Я думаю, что у большинства людей уже всё есть. Подарки им нужны, чтобы получить подтверждение собственной важности или дать понять, в чем сфера их личных интересов.

К выводу, что у меня уже всё есть пришла и Гезина Лётч из фракции Левая партия – ПДС:

В самом деле, в моём возрасте я уже смогла сама исполнить многие из моих желаний. Поэтому главное, встретить Рождество в кругу семьи и друзей.

У тех депутатов бундестага, что помоложе, пожелания еще остались, но, надо признать, довольно скромные, как у Карстена Шнайдера, самого молодого из социал-демократических парламентариев.

Бинокль. Я снова стал в этом году рыбачить, много времени провожу на природе, хотел бы понаблюдать за ней повнимательнее. Бинокль – единственное, о чем я мечтаю.

Да, не богато живет немецкий депутат, если не может позволить себе обычный бинокль. В остальном же большинство немецких политиков мечтают только об одном – покое после месяцев изрядного стресса. Рената Кюнаст:

На две бы недели куда-нибудь уехать, после стольких лет беспрерывной работы и такого напряженного лета. Две недели покоя.

Еще более скупыми на откровения становятся берлинские политики, когда их спрашиваешь не том, что они хотят получить в подарок, а что дарят сами. Исключение – презенты сотрудникам:

Они получат книжки или ручки. Что-нибудь в этом роде.

А родным и близким? Карстен Шнайдер или его коллега из Гессена Хольгер Хайбах делают только намеки:

Моя жена, как и многие женщины, радуется всему, что хорошенько блестит.

Моим родителям я подарю нечто практичное, а для жены я приготовил сюрприз.

Рената Кюнаст, отвечая на этот вопрос, поделилась личным опытом:

У меня есть приятель, так он обожает куриц. И если я где-нибудь вижу новую книгу о курицах, то непременно привожу ему. Однажды, я подарила ему поваренную книгу с рецептами приготовления блюд исключительно из куриного мяса. Так он он воспринял это как личное оскорбление. Так тоже можно ошибиться с Рождеством.

Ну, а чем одарит своих семерых детей Урсула фон дер Лайен, чем отблагодарит за самоделки?

Ну, это и книги, которые у нас в семье очень любят, один малыш мечтает о маленьком самокате. Кто-то получит музыкальные цедешки. Но подарком могут стать и – по старинке – например, теплые чулки, потому что на дворе зима и холодно.

За подарками для своих детей Урсула фон дер Лайен сама бегала по магазинам и надеялась только на то, что ей ничто не помешает:

Только бы дети не загрипповали или паче чаяния вши у них не появились, что, увы, порой случается перед Рождеством. Тогда у меня будет время со всем управиться.

Вот и всё на сегодня из «Столичной студии» «Немецкой волны».