1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Светлана Калинкина: „Я пока не вижу возможности, как пробиться в прямой эфир“

Интервью с шеф-редактором негосударственной газеты «Народная воля», которой несколько раз удавалось быть участницей телевизионных встреч власти и оппозиции.

Лидеры Объединенной Гражданской партии опровергли, что когда-либо получали предложения об эфире от Зимовского. Анатолий Лебедько решил получить объяснения из первых уст и направил в Белтелерадиокомпанию письмо с просьбой уточнить, кто, где и когда делал ему такое предложение. В этом же письме Лебедько назвал ряд экспертов и тем для прямых эфиров. Лидер ОГП ответ еще не получил. К сожалению, сегодня нам не удалось связаться с Анатолием Лебедько. Мы созвонились с шеф-редактором негосударственной газеты «Народная воля» Светланой Калинкиной, которой несколько раз удавалось быть участницей телевизионных встреч власти и оппозиции со стороны последней. Она считает, что белорусская оппозиция уже давно широко представлена на телеэкранах, потому что:

Светлан а Калинкин а: Белорусское телевидение во всех своих программах давно поливает ее грязью. Действительно, периодически авторы проектов на белорусском телевидении, документальных фильмов, обращаются к политикам, журналистам независимых СМИ, аналитикам с просьбами и предложениями об интервью, но мы всегда отказываемся, потому что от реально сказанного в этом интервью остается два слова, а дальше идет либо комментарий самого белорусского телевидения, либо просто такая вольная трактовка текста, что после этого становится просто стыдно за самого себя. Наши политики требуют от Александра Зимовского, других каналов прямого эфира, чтобы не было искажения информации, вот на как раз таки он не идет и не пойдет никогда.

Что Вы считает нужно сделать оппозиции, чтобы он на это пошел, или это вообще нереально, чтобы оппозиции могла выступать по телевидению и народ ее видел в реальном свете?

Светлан а Калинкин а: Вы знаете, оппозиции остается одно – требовать, либо брать штурмом телецентр, что в наших условиях невозможно. Я пока не вижу возможности, как пробиться в прямой эфир, потому что даже, когда были президентские выборы, то выступления кандидатов в президенты шли в записи, и даже были порезаны, подвергнуты цензуре, что категорически запрещено. Но оппозиции надо этого добиваться, надо поднимать этот вопрос, надо объяснять людям, почему их нет в эфире, почему их реальные программы, комментарии никогда не звучат. Об этом надо говорить, чтобы народ понимал, что вообще происходит. Это первый момент. А второй момент – это на самом деле большая проблема, что в стране существует такое виртуальное телевидение, то есть придворное телевидение, которое называется государственным. Я считаю, что это как раз одна из причин того, почему в Беларуси установился такой строй, какой установился.

Как Вы считаете, заявление Александра Зимовского это что – PR акция, блеф, или действительно дать оппозиции шанс попасть на телевидение?

Светлан а Калинкин а: Я не думаю, что это PR-акция, это скорее все-таки попытка оправдаться и дискредитировать оппозицию. Это направлено и на защиту самого себя от какого-то внешнего мнения и на защиту себя здесь, внутри Беларуси, потому что в Администрации президента прекрасно знают, как верстаются программы телевизионные общественно-политические, кем они оцениваются, просматриваются и кто, вообще, пишет комментарии политические для выпусков новостей или аналитических выпусков белорусского телевидения. Зимовский, скорее, работает на публику, на публику внешнюю. Он очень горд тем, что вопреки санкций Евросоюза, Европейское телевизионное сообщество все-таки пригласило его на свой форум, и он смог туда съездить. Каждому человеку хочется, чтобы в кругу профессионалов его признавали, поэтому, мне кажется, это, скорее, попытка оправдаться на внешний мир.