1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Санкции Евросоюза в отношении официального Ташкента: "за" или "против"?

13 октября в Люксембурге будет принято решение относительно продления или непродления санкций Евросоюза в отношении официального Ташкента. Приняты они были, напомним, после трагических событий в Андижане в 2005 году

default

Правозащитница Надежда Атаева поделилась своим мнением с Deutsche Welle

Евросоюз поставил одним из условий, обязательных для выполнения, проведение независимого расследования кровавых событий в Ферганской долине. О том, от каких факторов, возможно, зависит принятие сегодняшнего решения по санкциям, мы расспросили Надежду Атаеву – президента Ассоциации "Права человека в Центральной Азии".

Итак, решение принимается большинством голосов. Что в принципе может повлиять на ход дискуссии и, главное, на ее исход?

Надежда Атаева: Решение по санкциям принимает Совет глав внешнеполитических ведомств государств-членов ЕС. При каждом министерстве иностранных дел есть советники, которые занимаются наблюдением ситуации, скажем, в странах Центральной Азии. И эти советники с определенной периодичностью направляют свои отчеты представителям стран в органах ЕС. В заседании глав внешнеполитических ведомств принимают участие представители всех стран Евросоюза, и они представляют не собственное мнение или свою точку зрения, а позицию своих государств.

Всегда такие совещания проходят неспокойно, эмоционально, идет дискуссия. На прошлом заседании в пользу сохранения санкций очень активно выступали представители скандинавских государств. Хотелось бы отметить принципиальную позицию Швеции, которая адекватно и объективно давала оценку ситуации в Узбекистане.

Очень лояльно в отношении официального Ташкента всегда выступают представители Германии. Они всегда активно поддерживают программы в образовательном секторе, в гуманитарной сфере, но от острых моментов в дискуссии они пытаются уходить, а если и говорят что-то, то очень обтекаемо.

Решение Совета является определяющим. Предварительно информацию для дискуссии готовят и Комитет по правам человека Европарламента, и Совет Европы, и очень активную работу ведут сотрудники офиса специального докладчика Евросоюза по Центральной Азии.

Председательствующая сейчас в ЕС страна – Франция – очень оперативно реагирует на сообщения правозащитников. Но будем смотреть, какую позицию займет Франция на этом совещании.

Процесс принятия решения по санкциям не проходит очень уж просто. Многие сейчас воздерживаются от комментариев. Уже анализ закончен, идут последние обсуждения. Мы с нетерпением ждем, какой вывод сделает Евросоюз, какие критерии определят в отношении своего первоначального требования.

А каковы все-таки Ваши прогнозы? Можно сейчас предположить, каким будет решение: продлят санкции или снимут?

НА: Перспектива крайне грустная. Наблюдая за высказываниями многих западных политиков, я склонна думать, что санкции буду отменять, и мне очень жаль. Освобождение из заключения политзаключенных Муттабар Таджибаевой и Ахмаджона Адилова – это, конечно, позитивный момент, но вместе с тем нужно понимать, что мы до сих пор не знаем списков погибших, не знаем адресов тайных захоронений, и мы не можем определить и понять масштаб андижанской трагедии. Проанализировать, изучить причины и следствия важно для того, чтобы подобное больше никогда не повторилось! Пока мы не узнаем правды, мы будем постоянно биться за освобождение одной личности или другой, но в корне на положение остальных тысяч политзаключенных это влияния не окажет!

Власти продолжают кормить наблюдателей обещаниями. Нет стремления со стороны руководства страны говорить об актуальных проблемах. Зато приписываются "в плюс" формальные выполнения каких-то мероприятий. Та же ситуация с детьми на уборке хлопка! Принят национальный план, дети не должны выходить на поля, и уже 18 сентября старшие классы общеобразовательных школ вывозятся на хлопок… Чего стоят обещания властей? Поэтому, мне кажется, санкции надо продлевать. Они должны оставаться до тех пор, пока режим не начнет менять свои подходы и менять жизнь внутри страны.

А может, как раз отмена санкций и приведет к положительным изменениям? Может такое быть, что официальный Ташкент слишком раздражен позицией Евросоюза, воспринимает ее как неуважение к себе и именно поэтому не делает, возможно, тех шагов, которых от него ждут?

НА: Я не вижу признаков того, что отмена санкций может изменить ситуацию в Узбекистане к лучшему, что отношение к правозащитникам и независимым журналистам как-то изменится, что возобновит свою работу офис "Хьюман Райтс Вотч" и так далее. Думаю, что отмена санкций к этому не приведет. И самое главное, отмена санкций не изменит отношения власти к критике! Санкции – это именно тот момент, который давал сигнал властям о том, что международное сообщество не может мириться с той репрессивной политикой, которая существует…