1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Самый пылесосущий пылесос

09.01.2003

Всё, однако, расписываюсь в полной своей несостоятельности как потребитель. Перед телевизором я не успеваю прыгать с канала на канал, чтобы избавиться от настырной рекламы. На почтовом ящике я уже приклеил грозную записку примерно такого содержания: «Рекламу не опускать. Затаскаю по судам!» И Вы думаете, разносчики рекламы меня напугались? Да ничего подобного, почтовый ящик каждый день полон рекламных листовок и буклетов. Теперь вот ещё что придумали: электронную почту начали рекламой забивать. И все обещают всё самое, самое, самое. Самый пылесосущий пылесос, самую экологически чистую картошку, самый цифровой из всех цифровых фотоаппаратов... И всё по самым выгодным ценам. И вот результат: полная моя растерянность как потребителя от такой разнузданной свободы выбора. С картошкой проще, а вот с фотоаппаратом, стиральной машиной или с компьютером сложнее: сотни моделей, невероятная разница в ценах, поди, разберись. Вот для того, чтобы помочь таким чайникам, как я, и существует в Германии организация по тестированию товаров и услуг «Штифтунг варентест». В последние годы вся стратегия этой организации изменилась. Как и почему, рассказывает Зигфрид Стрончик:

Трудно найти товар или услугу, которые не подвергла бы испытанию организация «Штифтунг варентест». Фены и детские коляски, косметика и частное пенсионное страхование, фотоаппараты и роликовые коньки. Кстати, ролики испытывали большим весёлым коллективом во главе с сотрудником организации Герхардом Хайльманом:

«Когда мы проводим испытания, то проезжаем на роликах сотни километров. Рано или поздно разница в качестве даёт себя знать. Мы ведь катаемся не просто по гладкому покрытию, а по разбитому асфальту, съезжаем по ступенькам, прыгаем через препятствия - всё, как в жизни, даже синяки и ушибы».

По окончании испытаний товары получают оценки, как в школе: от отлично до неудовлетворительно. А вообще-то сами сотрудники «Штифтунг варентест» редко сами участвуют в испытаниях. Обычно они только отбирают группу товаров или услуг и устанавливают критерии оценки. Товары анонимно закупаются в самых обычных магазинах, а потом заказ на испытание передаётся независимым институтам или фирмам. На основании их отчёта «Штифтунг варентест» и выставляет свои оценки. Но как обеспечить объективность? Или, чтобы уж называть вещи своими именами, как избежать подкупа со стороны производителей? Сотрудница «Штифтунг Варентест» Биргит Релендер уверяет:

«Я до определённого этапа вообще не знаю, о каких товарах идёт речь. То есть, я знаю, что мы испытываем, скажем пылесосы, изготовленные теми и теми фирмами. Но у нас они все идут под кодовыми номерами. И только в самом конце, когда оценки уже расставлены, я узнаю, какая фирма выиграла, а какая проиграла».

Вопрос о независимости оценок отнюдь не праздный. В Германии «Штифтунг варентест» давно уже пользуется таким авторитетом, что её оценки напрямую определяют коммерческий успех или провал товара. Сами фирмы широко используют результаты испытаний в рекламе. Конечно же, фирмы кровно заинтересованы в том, чтобы получить «хорошо» или «отлично» или хотя бы заранее узнать о результатах испытаний. Редактор журнала «Тест» Петер Кнаак подчеркивает:

«Особенно сейчас, когда конкуренция на рынке растёт, а потребитель считает каждый цент, производители борются за каждого покупателя, за каждый евро. И в выборе средств при этом не стесняются. Но у нас трудно что-нибудь подтасовать. Прежде чем результаты испытаний публикуются, они проходят столько контрольных инстанций, что какие-то махинации просто исключены. Кроме того, фирмы ведь могут подать на нас суд. Такое уже бывало. Но мы пока ни одного процесса не проиграли».

Результаты испытаний зачастую оказываются неожиданными. Например, старая поговорка «мы не так богаты, чтобы покупать дешёвые вещи», сегодня уже не оправдывается. Биргит Рэлендер специализируется на проверке пищевых продуктов. Недавно она провела испытания различных сортов оливкового масла. Лучшие оценки получили самые дешёвые сорта, а многие из самых дорогих оказались с примесями или даже не совсем свежими. Но почему именно оливковое масло?

«А потому что надо учитывать интересы потребителей. Зачем проводить испытания товаров, которые в данный момент вообще не пользуются спросом? Наше дело - обеспечить потребителя информацией, которую он нигде больше получить не может».

И действительно, оливковое масло в Германии сейчас вошло в моду. Вообще, по набору товаров, которые испытывает «Штифтунг варентест» можно проследить изменения интереса потребителей. Вот, например, сейчас в Германии много дискуссий о реформах медицинского и пенсионного страхования. Соответственно, люди интересуются возможностями частного пенсионного страхования и вложения капитала. А после скандала с «коровьим бешенством» потребители стали гораздо разборчивее в выборе продуктов питания и медикаментов. Результаты испытаний публикуются в журналах «Тест» и «Финансовый тест», а также в «Интернете». Услуги в «Интернете» тоже платные. Вот за счёт продажи журналов и у слуг в «Интернете» и финансируется работа «Штифтунг варентест». Реклама в изданиях организации исключается - это подорвало бы доверие потребителей. И лишь десять процентов бюджета - это дотации федерального правительства. В 1964 году, когда было принято решение о создании «Штифтунг варентест», она на все сто процентов финансировалась из государственного бюджета. Изменилась и вся стратегия организации. Вот, как определяет эти перемены член правления организации Хубертус Примус:

«Раньше мы просто проверяли, соответствуют ли изделия стандартам качества. Сейчас мы делаем основной упор на «бест бай», то есть, мы помогаем потребителю выбрать из безбрежного моря сходных товаров именно тот, который ему нужен, причём по самой выгодной цене. Соответственно сократились и сроки испытаний. Если раньше на них отводилось до полугода, то сейчас зачастую приходится укладываться в несколько дней. Например, многие продуктовые универсамы перешли к такой тактике: они выбрасывают на рынок крупные партии компьютеров, видеомагнитофонов или фотоаппаратов, и уверяют, что ничего лучше за эту цену не купишь. Зачастую это просто рекламный трюк. А мы помогаем потребителю сэкономить деньги - вот наша роль».

Картины из супермаркета

Между прочим, журнал «Тест» выходит и в России на русском языке. Ну а раз уж мы с Вами сегодня ударились в потребительство, то давайте эту тему и продолжим. Как Вы думаете, картины на стенах, причём не литографии, не копии, а оригиналы - это удел миллионеров? Ничего подобного. В Берлине открылся супермаркет, где можно купить произведения современных живописцев по вполне сходной цене. Там побывал Тимо Блют:

Картинных галерей в Берлине не счесть. А вот супермаркет живописи всего один. Расположен он в самом центре города, на Фридрихштрассе. Но обстановка ничем не напоминает художественные салоны. Бетонные полы, деревянные ящики с картинами. И на стенах картины. Тут и нежные акварели в пастельных тонах, и буйство масляных красок. Цены определяются не художественными достоинствами полотен и даже не степенью известности будущего гения, а исключительно размерами. Самые маленькие произведения стоят 50 евро, самые крупные - 299. Всего 4 ценовые категории. Хозяйка супермаркета Хельга Бергер объясняет принцип работы необычного супермаркета:

«У нас цены ниже, чем на индивидуальных выставках или в галереях. Каждому художнику мы отводим один квадратный метр. Там он может в деревянном ящике сложить 40 картин, по 10 в каждой ценовой категории. Одна картина, на выбор, вывешивается на стену. Покупатели могут просматривать картины, как компакт-диски или пластинки в магазине. Можно и просто обойти всё помещение, как в галерее, чтобы определиться: вот, этот стиль мне подходит».

Ситуация, прямо скажем, необычная. Произведения искусства продаются как домашние тапочки или, уж извините за сравнение, как корм для собак. Хельгу Бергер такие сравнения не смущают:

«Мы платим огромные деньги за аренду помещения. Смотрите, кругом магазины. Именно так это и задумывалось. Идея в том, чтобы заинтересовать искусством людей, которым до этого и в голову не приходило купить картину. Человек в обеденный перерыв перекусил в кафе напротив и заглянул к нам. Кто-то просто выбрался за покупками в город. Часто это люди, которые просто не заходят в художественные салоны, потому что думают, вот сейчас на них набросятся продавцы и начнут им навязывать какую-то мазню за несусветные деньги. У нас человек может спокойно осмотреться, никто его не смущает разговорами о высоких материях. Одним словом, всё, как в супермаркете».

Ну хорошо, так это видит хозяйка. А что же художники, творцы, люди, как известно, с ранимой психикой? Их такой буднично-меркантильный подход к их творениям не смущает? Паулюс Фугерс впервые выставляется в супермаркете. Или точнее было бы сказать, поставляет товар для супермаркета?

«Мне в прошлом году один приятель подсказал, дал этот адрес. Ну, я погрузил картины в машину и поехал. Я думал, сдам их сразу же, но оказалось нет, тут отбор, тут они заранее каталог готовят. В общем, вполне серьёзный подход».

Хельга Бергер признаёт, что идея художественного супермаркета не так уж и нова. Похожий магазин есть в Испании, в Барселоне. Там его организовали сами художники как кооператив для продажи своих картин.

«Конечно, мне едва ли не каждый день приходится выслушивать упрёки, в том что я занимаюсь профанацией высокого искусства. Но это упрёк не ко мне. Здесь вы не найдёте низкопробной мазни, это всё интересные работы».

И вообще, добавляет госпожа Бергер, художники ведь могут выставлять свои работы в художественных салонах и галереях. Если они согласны на такие расценки и такую форму продажи - это их решение. А покупатели довольны: вдруг лет через 20 выяснится, что картинку, купленную за 50 евро в супермаркете, нарисовал новый Рубенс или Пикассо?