1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Самый опасный террорист в России - смертник со славянской внешностью?

Теракты в Волгограде заставили говорить о проблеме террористов-смертников, обращенных в ислам. Эксперты - о том, сколько их, почему они радикализуются и как на проблему реагируют власти.

Железнодорожный вокзал в Волгограде после взрыва, 29 декабря 2013 года

Железнодорожный вокзал в Волгограде после взрыва, 29 декабря 2013 года

Кто взорвал себя 29 декабря 2013 года на входе в вокзал в Волгограде? Власти пока еще не опубликовали официальных результатов расследования. Одна из самых ранних версий, курсировавших в СМИ, гласила, что смертником мог быть некий славянин. Затем называлось имя выходца из республики Марий Эл Павла Печенкина. Судя по имеющимся в интернете видео, он стал последователем радикального ислама.

Позже в интервью "Российской газете" источник в российских правоохранительных органах опроверг версию о причастности неофита Печенкина к данным терактам. Вне зависимости от ответа на вопрос о конкретном исполнителе, именно взрывы в Волгограде заставили говорить о проблеме террористов-смертников из числа славян, отмечает российский ученый-кавказовед Ахмет Ярлыкапов.

"Настоящая истерика"

Реакцией на волгоградские события, по словам Ярлыкапова, стала "настоящая истерика как в обществе, так и особенно среди тех людей, которые принимают решения". Одним из проявлений такой реакции стала, по его сведениям, проверка всех русских мусульман в Нижегородской области. "Их насильно заставляли сдавать отпечатки пальцев, допрашивали и так далее", - сказал в интервью DW старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН Ярлыкапов.

Проверки в Волгограде после взрывов

Проверки в Волгограде после взрывов

Эта история, по его словам, активно обсуждается в социальных сетях, никаких официальных сообщений на этот счет не поступало: "Люди недоумевают, откуда у местного отделения ФСБ списки русских мусульман. Проверки ставят под удар официальные мусульманские структуры, в частности, Духовное управление мусульман Нижегородской области". Такие меры способствуют не интеграции, а лишь отчуждению этих людей, уверен Ярлыкапов.

Еще одной ответной реакцией стало повышенное внимание к поездам из столицы Дагестана Махачкалы. "На Казанском вокзале Москвы пассажиров поезда отдельно, подчеркнуто проверяют. При этом эти же пассажиры видят, как из остальных поездов люди выходят свободно", - объясняет сотрудник РАН. По его мнению, это примитивная логика: кажется, что силовики не понимают, что террористы спокойно могут сначала отправиться в Псков, а уже оттуда - в Москву.

Почему их используют?

Использование вооруженным подпольем террористов-смертников со славянской внешностью объясняется рядом причин, сказала в интервью DW глава российского представительства международной организации International Crisis Group Екатерина Сокирянская. Одна из них - способность не выделяться из толпы. Именно поэтому для террористических групп так ценны конвертиты (обратившиеся в ислам) из числа титульных национальностей, говорит Сокирянская: "Их удобнее использовать для операций в местах большого скопления людей, кроме того, их участие в нападениях производит более мощное устрашающее воздействие и служит зловещей демонстрацией силы идеологии джихадизма".

После терактов в Волгограде улицы патрулировали и добровольцы

После терактов в Волгограде улицы патрулировали и добровольцы

Ахмет Ярлыкапов полагает, что, привлекая славян, исламские террористы просто адаптируются к исламофобии и кавказофобии в России. "Террористы поняли, что людей с неславянской внешностью везде проверяют. Очевидно, что такое повышенное внимание террористов к славянам обусловлено именно этим, а не какими-то особыми возможностями или особенностями радикализации русских мусульман. Они просто не подпадают под классические описания подозреваемых", - говорит Ярлыкапов.

Сколько их?

В последние годы, по подсчетам экспертов, количество терактов с участием людей, обращенных в ислам, растет. Одним из наиболее резонансных было убийство в августе 2012 года влиятельнейшего дагестанского суфийского шейха Саида Афанди Чиркейского и семи его последователей русской смертницей Аллой Сапрыкиной (Курбановой), в прошлом артисткой Русского драматического театра в Махачкале. А неофит Александр Тихомиров из Бурятии (Саид Бурятский) был одним из наиболее популярных проповедников и идеологов северокавказского вооруженного подполья, напомнила Екатерина Сокирянская из International Crisis Group.

На вопрос о том, какова численность неофитов не из традиционно мусульманских регионов и сколько среди них радикально настроенных, точного ответа нет, говорит Сокирянская. С этим согласен и сотрудник РАН Ахмет Ярлыкапов: "Все оценки численности новообращенных, особенно, радикально настроенных - от лукавого". По его словам, можно лишь предполагать, что в России живут десятки тысяч новообращенных.

Более точные цифры назвал DW исламовед Раис Сулейманов, научный сотрудник Сектора исследований межнациональных и религиозных проблем Российского института стратегических исследований: "Численность русских мусульман в России оценивается в 7 тысяч человек".

Почему они радикализуются?

Исламские неофиты проявляют значительно большую склонность к радикализму, чем этнические мусульмане, уверен Сулейманов: "Несмотря на свою малочисленность, русские мусульмане за последние десять лет дали террористов в процентном отношении гораздо больше, чем, например, 5 миллионов российских татар, традиционно исповедующих ислам".

Сокирянская заочно несогласна: существующий стереотип, что радикальные идеологии успешнее распространяются среди неофитов, которые, пытаясь утвердить себя в мусульманской общине, проявляют особое рвение, не подкреплено, по ее словам, эмпирическими исследованиями.

Одна из причин обращения в ислам и не в последнюю очередь радикализации славян заключается в том, что ислам играет для некоторой части разочарованных людей роль протестной религии, полагает Ахмет Ярлыкапов. При этом, по его мнению, в обществе слишком большое внимание уделяется этнической принадлежности неофитов: "Я не вижу особой разницы между молодым кабардинцем из 90-х годов и новообращенными русскими ребятами. И те, и другие не имеют особых связей с исламской традицией".

Автор книг по проблеме смертников, журналист "Русского репортера" Марина Ахмедова высказала DW мнение, что появление "русских шахидов" является результатом хорошо работающей пропаганды террористов. "Просто людям с определенным типом личности, не имеющим смысла жизни, помогают обрести его. И теперь меня уже не удивляет, что смертником может стать и человек из очень обеспеченной семьи, получивший хорошее образование", - говорит она. И все же причины радикализации мусульман не поддаются систематизации, полагает Ахмедова: "Нужно расследовать каждый случай индивидуально".

Смотреть видео 01:24

В Сочи введены беспрецедентные меры безопасности (08.01.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме