1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Самые бедные парламентарии в Западной Европе

По статистике, труд испанских парламентариев оплачивается значительно хуже, чем многих их европейских коллег.

default

Некоторые депутаты жалуются, что денег не хватает до конца месяца.

Они получают на треть меньше, чем народные избранники Португалии, на 40 процентов меньше, чем ирландские коллеги, и лишь половину того, что имеют парламентарии Греции.

Народным избранникам денег просить не пристало...

Оклад рядового члена Генеральных Кортесов Испании - именно так именуется здесь законодательный орган – составляет примерно три с половиной тысячи евро в месяц. Треть этой суммы сразу уходит на всяческие выплаты, в том числе налоги и социальные взносы. К тому же, депутаты-социалисты и коммунисты сдают часть заработка в партийную кассу. Кроме того, почти треть депутатов выплачивают ипотечные кредиты, ведь бесплатных квартир и дач им никто не предоставляет.

Так что некоторые депутаты, жалуются, что денег не хватает до конца месяца. Приезжая в Мадрид из провинции на сессию, многие из них вынуждены останавливаться у знакомых или в самых никудышных гостиницах. Личные помощники испанским депутатам тоже не положены. Один референт на 8-9 парламентариев. Так что свои речи они печатают сами.

Впрочем, открыто заявить о необходимости повысить зарплату никто из депутатов не решается. Все опасаются, что подобное требование может отрицательно сказаться на их популярности. Испанский народ очень не любит, когда его избранники просят денег.

Побочная деятельность не воспрещается

Правда, членам парламента позволительно иметь дополнительный доход. Любопытно, что депутаты от левой оппозиции предпочитают получать его в качестве гонораров от своей частной практики, чаще всего адвокатской, или от сотрудничества в средствах массовой информации. Что касается депутатов от правящей консервативной Народной партии, то они преимущественно занимаются бизнесом. Так, о своей предпринимательской деятельности заявляют более 50 депутатов-консерваторов и лишь четверо социалистов.

Кстати, любая внепарламентская деятельность и личная жизнь депутатов постоянно находятся под бдительным оком прессы, жаждущей пикантных историй и финансовых скандалов. Депутаты об этом знают и дорожат своей репутацией. Таким образом, за последние годы средствам массовой информации достались лишь мелкие истории о том, как, к примеру, депутат Исабель Тосино прокатила за казенный счет в Китай нескольких своих родственников.

Не пойман – не вор

Левая оппозиция тоже не дремлет и постоянно следит за своими коллегами из Народной партии. Впрочем, последние часто занимаются бизнесом, просто унаследовав его от родителей. Многие не хотят расставаться с семейным делом, учитывая, что их политическая карьера может в любой момент прерваться.

Показательна в этом смысле история с депутатом Родриго де Рато, который одновременно является министром экономики и одним из самых вероятных приемников Хосе Мария Аснара на посту премьера. Собственно, поэтому к де Рато оппозиция и проявляет особый интерес. Дело в том, что он принадлежит к семье, считающейся одной из самых богатых в стране. Его отец имел крупные промышленные предприятия, строительные компании и даже сеть радиостанций. Сейчас это огромное состояние управляется родственниками испанского политика. Сам он не числится в руководителях ни одной из многочисленных компаний, хотя имеет акции как минимум 15 из них. Однако, оппозиция обнаружила, что бывший государственный, а ныне приватизированный банк “Архентария” предоставил в свое время семейным предприятиям Родриго де Рато кредит на весьма выгодных условиях. Есть подозрения, что впоследствии политик “отблагодарил” банк, предоставив ему стратегически важную информацию, позволившую избежать финансовых потерь. Правда, все это не доказано. Так что оснований для возбуждения дела о коррупции нет, тем более, что лично Рато никаких кредитов не получал. Поэтому оппозиция в своих нападках на него все чаще ограничивается общими рассуждениями о морали.

Виктор Черецкий, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА