1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Саммит Европейского Союза в Копенгагене

13.12.02

Нынешний саммит Европейского Союза в Копенгагене – поистине исторический из-за решения о самом крупном расширении этой организации за всю историю – в состав ЕС, как известно, будут включены 10 новых членов – в пятницу ознаменовался двумя важными событиями. Во-первых, было достигнуто компромиссное решение о размере пакета финансовой помощи новым странам-членам, а во-вторых, Турции не удалось добиться от Евросоюза точной даты начала переговоров о присоединении к этой организации. Но – обо всем по порядку.

Из Копенгагена передает наш специальный корреспондент Виктор Агаев:

Ещё 10 лет назад в Копенгагене по инициативе тогдашнего канцлера Коля было принято решение о необходимости приёма в ЕС большинство стран, если и когда они будут соответствовать определённому набору требований, названных «копенгагенскими критериями». Прежде чем какая-либо страна захочет вступить в ЕС, она должна соблюсти политические условия, т.е. создать демократическое правовое общество, уважающее права человека, защищающее меньшинства. Должен быть соблюдён экономический критерий, т.е. хорошо развита рыночная экономика, и экономика должна быть сильной, чтобы страна могла выдержать конкуренцию на внутреннем рынке ЕС. И, наконец, эта страна должна взять на себя все обязательства, cвязанные с членством в ЕС. Сейчас Европарламент и Еврокомиссия предложили руководящему органу ЕС дать зелёный свет для вступления в ЕС 10 странам. Как констатировали в пятницу в Копенгагене его лидеры, на востоке Европы была проведена большая работа, хотя всё наследие социалистических стран устранить не возможно. До сих пор существуют структуры, способствующие коррупции, организованной преступности, до сих пор не завершена в полной мере приватизация. Эти моменты и объясняют проблему, почему главным вопросом стал финансовый вопрос. По предложению канцлера Шрёдера, Польша и другие новые члены получают авансом в 2004-2006 годах 1 миллиард евро, предназначавшийся для них в 2007 году. После этого предложения начались споры о том, кто из кандидатов какую часть этого аванса получит. Но уже стало ясно, что в 2005 году в ЕС будет 25 стран. С одной стороны, почти все вступающие страны пытаются добиться максимум возможного – получить от ЕС деньги, позволяющие смягчить вхождение в жёсткие условия, когда все отрасли экономики стран-кандидатов окажутся в состоянии открытой борьбы с конкурентами в ЕС. С другой стороны страны ЕС хотят сейчас в условиях кризиса отделаться как можно меньшей суммой.

Центральным вопросом саммита стал вопрос о вхождении Турции в ЕС. Сейчас ясно, что это вхождение отодвинуто на неопределённое будущее. Было решено, что Турция сможет начать переговоры с ЕС о вступлении в ЕС в 2005 году, если в 2004 году будет решено, что Турция соответствует так называемым «копенгагенским критериям». И канцлер Шрёдер и министр иностранных дел Фишер неоднократно подчёркивали, что они выступают за скорейшее вступление Турции в ЕС, но «копенгагенские критерии» должны быть нормой и для Турции.

Как известно, скорейшего вступления Турции в состав Евросоюза очень активно добивались Соединенные Штаты. О причинах этого рассказывает наш корреспондент в США Юрий Дулерайн.

В последние дни и сам Буш, и его государственный секретарь Колин Пауэлл приложили максимум усилий, стремясь повлиять на Европейский Союз в пользу Турции. В среду 11-го декабря Буш звонил президенту Франции Жаку Шираку и премьер-министру Дании Андерсу Расмуссену, как нынешнему президенту Европейского Союза, уговаривая этих деятелей благосклонно отнестись к просьбе Турции и назначить твёрдую дату для переговоров о вступлении в Европейский Союз. Пауэлл звонил своему датскому коллеге. Всё, как оказалось, безуспешно. Вашингтон не скрывает разочарования. По мнению Нью-Йорк Таймс, Европейский Союз упустил свой шанс содействовать интеграции Турции в Западное содружество. Соединённые Штаты кровно заинтересованы в тесных связях с Турцией, и не только потому, что правительство Эртегана исповедует демократические идеалы и веротерпимость, но и потому, что Турция имеет общую границу с Ираком. Вашингтон хотел бы заручиться разрешением Турции использовать стратегически расположенные авиабазы на её территории в случае войны с Ираком. Турция – единственная страна, имеющая военные аэродромы вдоль северной границы Ирака, что позволит, как считают в Пентагоне, значительно упростить и ускорить наступательные действия.

Германия, наряду с Францией, как известно, добивалась, чтобы переговоры с Турцией о вступлении к ЕС были начаты не ранее лета 2005 года. Еще более прохладно к перспективам приема Турции в ЕС относится блок ХДС/ХСС. Председатель комитета бундестага по делам Европейского Союза Матиас Виссманн так объяснил эту позицию:

Я обеспокоен тем, что мы снова пробуждаем надежды, которые Европейский Союз, в данном случае - по отношению к Турции - не сможет осуществить. В первую очередь потому, что экономические и социальные различия между ЕС и Турцией настолько огромные, что эту страну будет исключительно сложно интегрировать в Евросоюз в качестве полноправного члена. Поэтому я придерживаюсь того мнения, что Турции, равно как и другим странам, которые не в состоянии включиться в состав ЕС на полных правах, следует предложить другой вид партнерских отношений, которые не менее сердечны и глубоки, но которые не лягут на обе стороны колоссальным бременем.

Это для вас вопрос темпов, сроков или ХДС/ХСС принципиально против приема Турции в состав ЕС?

В моем отношении нет никакой идеологической подоплеки, и я отнюдь не испытываю к Турции какой-либо неприязни. Это замечательная страна, жители которой чувствуют особую связь с Германией, мы уважаем этих людей и ценим их культуру. Мне просто кажется, что в дальней перспективе ни Турция, ни Евросоюз не выиграют от того, если будет навязано решение, которое окажется невыполнимым ни в экономическом, ни в финансовом, ни в социальном отношении. Я также опасаюсь, что если в состав ЕС будет принята Турция, то не останется веских причин для того, чтобы в состав этой организации не принимать в качестве полноправных членов, скажем, Белоруссию, Украину, Россию или, к примеру, страны Магриба, такие, как Алжир или Марокко. Такое чрезмерное разрастание ЕС, в конечном счете, приведет к тому, что будут подорваны интеграционные процессы внутри самого Европейского Союза. Евросоюз превратится в огромную зону свободной торговли, но перестанет быть серьезной политической силой, которая сможет сотрудничать в решении важных вопросов. Поэтому я выступаю за установление с такими государствами привилегированных отношений без принятия их в состав ЕС.

Однако Турция в отличие от стран Магриба уже на протяжении десятилетий является ассоциированным членом Европейского Союза, входит в состав Совета Европы и, в отличие от Украины или России, уже давно является членом НАТО. Справедливо ли, что ЕС, ссылаясь на географический аспект, охотно использует Турцию в вопросах безопасности, но когда речь заходит о приеме этой страны в ЕС, то возникает вопрос о том, что Турция не разделяет наших ценностей?

НАТО также является организацией, которую объединяют общие ценности, и Турция является ее членом. Однако Европейский Союз всегда рассматривался как нечто большее, чем просто объединение различных государств, он был задуман и как долгосрочный политический союз. И потому возникает вопрос, сможет ли ЕС в дальней перспективе выдержать такое непомерное разрастание, учитывая те гигантские различия, которые нас разделяют, или он в итоге распадется.

Экономическое положение в Болгарии, Румынии уж не настолько благополучнее, чем в Турции. В этих двух государствах не особенно сильно укоренились демократия и правовая система. В Болгарии к тому же есть мусульманское меньшинство. Почему же эти страны считаются годными к вступлению в ЕС, а Турция нет?

Болгария и Румыния подверглись объективной проверке со стороны Европейского Союза. При этом были учтены все обычные критерии: правовая система, защита прав человека и национальных меньшинств. Результаты проверки были признаны удовлетворительными. И, тем не менее, прием этих двух стран в состав ЕС все еще зависит от того, смогут ли они решить принципиально важные экономические и социальные проблемы. Но основное различие между Турцией с одной стороны и Болгарией и Румынией с другой заключается не в том, что два последние государства территориально полностью входят в состав Европы, а в том, что Евросооюз, возможно, еще выдержит интегрирование в своей состав Болгарии и Румынии из-за их величины и состояния экономики, но в случае с Турцией возникает опасение, что ЕС просто не сможет профинансировать ее пребывание в составе этой организации. Турция – это наш друг, которому мы должны иметь возможность честно сказать, что мы оба в состоянии выдержать, а что – нет.

Это было мнение председателя комитета бундестага по делам Евросоюза Матиаса Виссманна.