1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Самая милосердная сверхдержава

Буш: "Возможно, мы единственная в истории великая держава, которая имела все шансы завладеть миром, но отказалась, предпочтя величие власти и справедливость славе"...

Оккупация Ирака вызвала разговоры о рождении новой американской империи. Администрация Буша неуклонно утверждает, что у США отсутствуют какие-либо империалистические притязания и что США никогда не были империей. Или, как говорил в одном из предвыборных выступлений президент Буш, "возможно, мы единственная в истории великая держава, которая имела все шансы завладеть миром, но отказалась, предпочтя величие власти и справедливость славе". Президент был не прав. Некогда Америка управляла довольно большой колониальной империей. И до сих пор у США есть колонии. Пусть наша империя и невелика, её значение для демократии не следует недооценивать, -

далее автор статьи в газете "Интернэшнл геральд трибюн" описывает эпоху американского колониализма в 19 веке, ознаменовавшуюся захватом бывших испанских колоний и отмечает:

На сегодняшний день тропические владения США невелики, их населяют в общей сложности менее 5 миллионов человек. Жители американского Восточного Самоа не являются гражданами США. Жители других колоний – американские граждане, но явно второго сорта. Они не имеют права избирать президента. У них нет представителей в Конгрессе, обладающих правом голоса. На них не распространяются в полной мере права, закрепленные в американской конституции. Эти территории обладают значительной автономией, но вопросы автономии колоний решает Конгресс, и он вправе пересмотреть их в любое время. Жители американских колоний не имеют права демократическим путем влиять на правительство, которое ими управляет. С другой стороны, благодаря свободной ассоциации с США американские владения имеют множество преимуществ, и поэтому требования о независимости никогда не находили здесь особо широкой поддержки. Но, если США в действительности хотят соответствовать своим идеалам демократии, справедливости и равенства, им следует пересмотреть статус колоний в своей политической системе. Пуэрто-Рико, например, можно было бы предоставить права штата. Как минимум все жители наших колоний должны стать полноправными гражданами США и иметь полномочных представителей в Вашингтоне. Несмотря на все разговоры об имперских амбициях США, на Ближнем Востоке таковые у нас отсутствуют. Это обстоятельство из числа тех, что позволяют называть США самой милосердной сверхдержавой, как справедливо заметил президент Буш, самой милосердной изо всех, что знал доселе мир.

Швейцарская газета "Нойе цюрхер цайтунг" опубликовала статью иранского публициста Фараджа Саркохи под заголовком "Где же настоящие друзья? Иран между Европой и Америкой". Автор пишет:

Ряд европейских стран, прежде всего, Германия, Франция и Италия, воспользовались вакуумом, образовавшимся в экономике и внешней политике Ирана в результате американских экономических санкций и антиамериканской политики исламских фундаменталистов. Благодаря практически неограниченной солидарности со стороны французского правительства французским нефтяным и газовым компаниям в Иране не приходится опасаться конкуренции. Германия превратилась в важнейшего торгового партнера Ирана. Берлинская красно-зелёная коалиция, несмотря на продолжающиеся массивные нарушения прав человека в Иране, потихоньку трансформировала начатый предыдущим правительством "критический диалог" в "конструктивный", плавно перетекающий в дружественные отношения. Италии и Испании также удалось занять прочное место на иранском рынке. Принимая во внимание большое значение энергозапасов региона Персидского залива в конкурентной борьбе между Европой и Америкой, антиамериканская политика Ирана означала преимущества для Европы. Однако оказалось, что европейские ценности (права человека, культурный плюрализм, толерантность и либерализм) с фундаменталистским исламом несовместимы. На практике поддержка исламских сторонников реформ и постоянные требования соблюдать права человека не привели к сколько-нибудь серьёзному изменению курса иранского руководства, -

пишет публицист Фарадж Саркохи на страницах швейцарской газеты "Нойе цюрхер цайтунг" и продолжает:

Если для Европы и России политические перемены в Иране равнозначны тяжелым испытаниям, то правительство Буша делает ставку именно на демократическое движение, чтобы снова приобрести влияние в Иране. В ходе оккупации в 1941-м году в Иран вместе с британцами и русскими пришли и американские солдаты. После ухода интервентов в 1944-м году Сталин попытался аннексировать часть иранской территории. Поскольку США выразили решительный протест против такой политики СССР, их в Иране сначала полюбили. Однако, когда ЦРУ открыто поддержало путч против демократического правительства Моссадека в 1953-м году и помогла удержать власть шаху Резе Пехлеви, первый период симпатий к Америке быстро завершился. Ненависть народа к проамериканскому деспоту распространилась и на покровителей последнего иранского шаха. В ходе исламской революции 79-го года Хомеини воспользовался народными антипатиями к США, чтобы заручиться поддержкой масс в захвате заложников из числа американских дипломатов. Смерть "Великому Шайтану", то есть Америке, с тех пор - один из главных лозунгов массовых демонстраций в Иране. Выражение симпатии к США являются для властей поводом для преследований и репрессий. Однако антиамериканская пропаганда правительства со временем вызвала прямо противоположную реакцию у народа, страдающего от нищеты, коррупции и диктата фундаменталистов. Враг врага стал другом. Для молодого поколения иранцев Америка превратилась в антипода всего того, что олицетворяет Исламскую Республику. Сегодня для иранской молодёжи Америка это – свобода, демократия, модернизация, индивидуализм, процветание и прогресс. Иранские интеллектуалы и значительная часть населения одобрили силовые акции США против режима талибов в Афганистане, который, по многим признакам, напоминает иранский режим, а также против Саддама Хусейна в Ираке. Однозначные заявления Буша в поддержку недавних студенческих демонстраций могут в очередной раз усилить симпатии к США в Иране.

Обзор подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст