1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Саддам Хуссейн: путь наверх

22.01.2003

В мюнхенском издательстве «List» вышла книга британского журналиста Кона Кофлина «Саддам Хуссейн. Портрет диктатора». Это самая полная из биографий человека, который уже больше двух десятилетий правит Ираком, – президента и премьер–министра, генерального секретаря правящей партии, Верховного главнокомандующего (проигравшего, между прочим, две войны и ведущего сейчас страну к новой военной катастрофе). Автор книги Кон Кофлин – в прошлом военный репортёр, а сегодня – один из ведущих редакторов лондонской газеты «Sunday Telegraph». Он раздобыл уникальную информацию не только о прошлой (о ней хоть что-то известно), но и о сегодняшней жизни иракского диктатора. Кофлин получил эту информацию как от западных секретных служб, так и от людей из ближайшего окружения Саддама.

Тайны рождения Саддама Хуссейна

Саддам Хуссейн родился даже не то, чтобы в бедной, а в нищей семье. Родился либо в городе Тикрите, либо в расположенной недалеко от него маленькой деревне аль-Шуя на берегу Тигра. Позже Саддам будет всегда указывать местом своего рождения Тикрит, но это явно из-за комплексов, связанных с его «низким» происхождением. Дело не только в бедности. В том феодальном государстве, каким был Ирак в конце тридцатых годов, представители клана Саддама считались париями. Деревня аль-Шуя, в которой не было ни водопровода, ни электричества, поставляла дешевую рабочую силу для Тикрита (чаще всего слуг в дома зажиточных жителей города). Да и сам Тикрит был глубокой провинцией. Он знаменит разве что тем, что именно здесь родился в 12 веке легендарный мусульманский полководец Саладин, разгромивший крестоносцев и выгнавший христиан из Иерусалима. Саддам Хуссейн любит вспоминать о своём великом земляке: он считает, что вполне достоин его славы.

Официальная дата рождения Саддама Хуссейна – 28 апреля 1937 года. Уже больше двух десятилетий этот день является в Ираке государственным праздником. Однако почти наверняка можно сказать, что иракский диктатор родился в другой день – и даже в другом году. Деревенских детей тогда в Ираке обычно регистрировали, что называется, «скопом» и заочно, ставя всем одну и ту же дату рождения – 1-е июля. В одной из старых официальных биографий Саддама приводится в качестве иллюстрации факсимильное изображение его свидетельства о рождении, и там как раз и указано это число – 1-ое июля. Почему же тогда 28-ое апреля? В этот день родился Абдул Карим аль-Шайхли, близкий друг Саддама на протяжении нескольких десятилетий. Они вместе участвовали в 1958 году в организации покушения на тогдашнего правителя Ирака, генерала Касема, вместе были в эмиграции, параллельно – после свержения Касема – начали делать стремительную карьеру (Аль-Шайхли стал министром иностранных дел). В отличие от Саддама, он происходил из известной багдадской семьи, поэтому в свидетельстве о его рождении указали в своё время настоящую дату, а не 1-ое июля, как деревенским «париям» вроде Саддама. Последний просто перенял дату рождения друга, которого он часто называл своим названным братом. Что не помешало Саддаму позже отправить «брата» аль-Шайхли на тот свет – как и многих других своих соратников.

Что касается года рождения, то, скорее всего, как считает Кон Кофлин, Саддам Хуссейн прибавил себе пару лет, потому что в своё время это было ему необходимо, чтобы сделать карьеру в партии «Баас» (Партии арабского социалистического возрождения). Возможна и другая причина: первая жена Саддама Хуссейна, Саида, родилась в 1937 году. В арабском мире до сих пор с некоторым пренебрежением относятся к мужчинам, которые женятся на женщинах старше их. Поэтому Саддам подогнал свой возраст к возрасту Саиды.

Сведения о родителях Саддама Хуссейна также окружены тайной. Или, вернее, если о его матери хоть что-то известно, то об отце – почти ничего. Ходят упорные слухи, что Саддам вообще был незаконнорождённым, и имя отца просто выдумано. Во всяком случае, для своей умершей матери Саддам построил в 1982 году гигантский мавзолей. Отцу ничего подобного он не посвящал.

Дядя, поклонник Гитлера

Первые годы жизни Саддам провёл не в доме матери, а в доме её брата – Хейралахха Тульфаха. Он боготворил дядю – армейского офицера, ярого националиста и большого поклонника германских нацистов. Хейраллах оказал огромное влияние на формирование мировоззрения Саддама. Позже, придя к власти, диктатор сделает дядю мэром Багдада. Он женится на дочери Хейраллаха, своей двоюродной сестре Саиде. А сын Хейраллаха Аднан, с которым Саддам дружил с детства, станет министром обороны Ирака. Надо сказать, что родственники диктатора – близкие и дальние – и его земляки из Тикрита занимают сегодня практически все мало-мальски важные посты в государстве.

В 1941 году Хейраллах вместе с другими офицерами иракской армии, симпатизировавшими Гитлеру, организовал путч, чтобы свергнуть короля, опиравшегося на поддержку Великобритании. Путчисты обратились за помощью в Берлин. Но прежде, чем эта помощь пришла, военный путч был разгромлен. Хейраллах попал в тюрьму (он отсидел там пять лет). Саддама вернули из дядиного дома обратно в деревню. Мать жила уже с отчимом – жестоким и тупым неудачником, который всячески унижал мальчика, заставлял его заниматься мелким воровством и бил нещадным боем за любую мелкую провинность. Саддам отчима ненавидел. Он рос озлобленным волчонком. Какое поразительное сходство с судьбами двух других страшных диктаторов – Сталина и Гитлера!

Деревенские мальчишки Саддама тоже нередко побивали, и он стал носить с собой железный прут, который без колебаний пускал в ход. Школы в аль-Шуе не было. В школу Саддам пойдёт лишь тогда, когда освободившийся из тюрьмы дядя Хейраллах заберёт его обратно в Тикрит. Поэтому в десять лет Саддам ещё даже не умел читать. А окончил он среднюю школу уже в эмиграции в Каире, когда ему было… 24 года.

Штурмовые отряды партии

За границу Саддаму пришлось бежать после неудачного покушения на генерала Касема, тогдашнего иракского правителя. Это покушение, о котором мы расскажем чуть позже, организовала партия «Баас», в которую Саддам вступил под влиянием своего дяди. Несмотря на покровительство дяди, который был близко знаком со многими лидерами «Баас» (например, с аль–Бакром – будущим президентом Ирака, при котором Саддам Хуссейн станет через много лет вторым человеком в стране и которого затем сменит на посту главы государства), шансов сделать партийную карьеру у Саддама практически не было. Необразованный, неотёсанный юнец, вымахавший, правда, под метр девяносто, он годился только на одно – запугивать политических противников. Саддам сколотил отряд штурмовиков (их называли за глаза «саддамистами»), которые терроризировали всю округу.

Главными врагами партии «Баас» были тогда в Тикрите коммунисты, которые поддерживали генерала Касема, свергнувшего короля из династии Хашимитов (кстати, пусть вас не удивляют постоянные упоминания о заговорах и путчах: политическая история Ирака двадцатого века действительно представляет собою непрерывную череду заговоров – удавшихся и неудавшихся). Итак, Саддам вместе со своими штурмовиками боролся в Тикрите против коммунистов. Боролся на совесть: дело кончилось убийством секретаря местной организации компартии. Кон Кофлин очень подробно рассказывает об этом эпизоде, и у него не остаётся сомнений: Саддам не просто организовал убийство, но и сам застрелил секретаря. Во всяком случае, «боевое крещение» принесло ему определённую известность среди молодых членов «Баас», которые в большинстве своём были студентами или представителями интеллигенции и с восхищением смотрели на «человека дела».

После непродолжительного заключения (суду не удалось доказать вину Саддама в убийстве) он переехал из Тикрита в Багдад, где занимался политической агитацией уже на более высоком уровне. А на жизнь, кстати, зарабатывал, работая кондуктором в автобусе: на большее при его низком уровне образования он и не мог рассчитывать.

Герой с револьвером

Партия «Баас» была тогда немногочисленной (в 1958 году она насчитывала около трёхсот членов), однако это не мешало ей, как в начале века в России большевикам, мечтать о захвате власти. Для начала, однако, надо было убрать генерала Касема. О покушении на него, в котором участвовал Саддам, создано множество легенд – в основном, официальной иракской пропагандой. Дескать, Саддам, несмотря на ураганный огонь, открытый телохранителями Касема, храбро встал перед его машиной в полный рост и несколько раз выстрелил в генерала. Потом, тяжелораненый, сам, без помощи врача, извлёк с помощью ножа пулю, застрявшую в загноившейся голени, проскакал верхом несколько десятков километров и глубокой тёмной ночью переплыл холодные воды Тигра, чтобы укрыться в родном городе Тикрите. А позже с риском для жизни пробрался за границу, в Сирию. Такая интерпретация даётся во множестве официальных публикаций. Снят даже художественный фильм о героизме юного Саддама.

На самом деле всё было иначе. Во время покушения на Касема 7 октября 1959 года Саддам вообще не входил в основную группу покушавшихся, а стоял в прикрытии. Но у него не выдержали нервы, и он, поставив под удар всю операцию, открыл огонь по машине генерала, когда та только приближалась. В результате Касем уцелел. Сам Саддам был легко ранен (осматривавший его тогда врач говорит о том, что пуля лишь задела мякоть ноги). Как Саддам добрался до берегов Тигра, неизвестно. Может быть, и верхом, но через Тигр перебрался явно не вплавь, а на лодке контрабандистов. Да и в Сирию в первые дни после покушения сбежать было легко. Так, другой заговорщик, названный брат Саддама Абдул Карим аль-Шайхли, просто сел на поезд в Багдаде и на нём приехал в Дамаск.

Из Дамаска Саддам довольно скоро перебрался в Каир. Столица Египта была тогда и столицей арабского национализма. Саддам пробыл здесь три года. Учился в школе (это в двадцать с лишним лет!), а потом записался на юридический факультет университета. Именно «записался»: приняли его без экзаменов, по рекомендации египетских спецслужб, они же платили и стипендию. Впрочем, лекции Саддам посещал очень редко. Один из его биографов так описывает это время: «Саддам не чурался ночных развлечений, много времени проводил за шахматами с друзьями, но и много читал». Читал – среди прочего – Сталина. И о Сталине. Позже он продемонстрирует, как хорошо усвоил уроки сталинского интриганства и сталинской жестокости в борьбе за власть.

Вкус власти

К каирской эмиграции Саддама Хуссейна относится ещё один, весьма любопытный факт его биографии. Якобы он какое-то время поставлял информацию об иракских оппозиционных кругах ЦРУ. Правда, автор книги «Портрет диктатора» приводит лишь косвенные доказательства этого, и вопрос о том, был ли Саддам действительно информатором ЦРУ, навсегда останется такой же загадкой, как и вопрос о том, был ли Сталин агентом царской охранки. Однако не упомянуть об этом Кон Кофлин, разумеется, не мог.

Как бы то ни было, но ЦРУ действительно проявляло большой интерес к иракским эмигрантам, осевшим в Египте. Американцы были недовольны политикой генерала Касема, который слишком тесно был связан с коммунистами и заигрывал с Советским Союзом, и поддерживали противников Касема. В конце концов, именно американская разведка помогла организовать новый путч в Ираке, который привёл в 1963 году к свержению Касема. Другой генерал Ахмад Хассан аль-Бакр, о котором мы уже упоминали (выходец из Тикрита и друг дяди Саддама Хейраллаха), был одним из главных участников путча. Истребители-бомбардировщики атаковали по его приказу здание министерства обороны, в котором укрылся Касем. Два дня в Багдаде продолжались кровавые уличные бои. Потом Касем капитулировал, выговорив обещание сохранить ему жизнь. Он был расстрелян буквально сразу же после сдачи. Труп посадили на стул перед телевизионной камерой и показывали на всю страну. Рядом с трупом стоял солдат, который в конце этой жуткой телетрансляции брал мёртвого президента за волосы, откидывал его голову назад и плевал ему в лицо.

Так пришла к власти в Ираке партия «Баас» - Партия арабского социалистического возрождения, в которой Саддам Хуссейн тогда уже начинал делать карьеру и генеральным секретарём которой он сегодня является.

Хотя правила партия тогда ещё не в одиночку, но Бакр стал в новом Ираке премьер-министром. Он щедро раздавал посты своим землякам из Тикрита. Саддаму поначалу ничего путного не досталось: он слишком поздно вернулся на родину из эмиграции. Да и молод был ещё. Но он и сам быстро нашёл себе дело. По всей стране организовывались отряды «Национальной гвардии» – что-то вроде гитлеровских штурмовиков СА. «Национальная гвардия» вела охоту за активистами и сторонниками левых партий. Несколько тысяч человек было убито без суда и следствия в первые месяцы после путча. Многих из них жестоко пытали перед смертью. Саддам вспомнил свой старый тикритский опыт и проявил похвальное рвение. Это оценили. Политические лидеры «Баас» включили хорошо зарекомендовавшего себя практика «заплечных дел» в состав Комитета партийной безопасности – новой тайной полиции.

Однако участвовавшие в перевороте высшие офицеры, представлявшие консервативную военную аристократию и не принадлежавшие к партии «Баас», были очень недовольны недисциплинированными погромщиками из «Национальной гвардии», которые настроили против новой власти всю страну. Кроме того, сама партия была ослаблена изнутри идеологическими разногласиями. Одна фракция считала, что необходимо присоединиться к Египту и Сирии для общей борьбы за арабский социализм (в Сирии тоже правила партия «Баас» - правда, её сирийское крыло), другие хотели, чтобы Ирак остался независимым государством. Беспартийные иракские военные воспользовались благоприятным моментом, и в один прекрасный день все входившие в правительство представители «Баас» были освобождены со своих постов, а отряды «Национальной гвардии», казармы которой окружили регулярные воинские части, распустили.

Всё это, однако, парадоксальным образом не повлияло негативно на карьеру Саддама. Наоборот. Потерявший пост премьера Бакр приблизил его к себе как раз в это время, в конце 1963 года, сделав его чем-то вроде чиновника по особым поручениям. Очень скоро Саддам стал правой рукой Бакра, его «серым кардиналом». Арест Саддама и его двухлетнее тюремное заключение ничего здесь не изменили. Между прочим, в отличие от своих соратников по партии «Баас», Саддам сидел в относительно комфортабельных условиях. Его не пытали, не избивали, ему удалось, в конце концов, бежать из тюрьмы при достаточно тёмных обстоятельствах. Всё это породило слухи о том, что Саддам сотрудничал с властями и стучал на своих однокамерников. Как бы то ни было, но позже, придя к власти, Саддам уничтожил почти всех своих бывших товарищей по заключению. А тюремный архив был сожжён – также по приказу Саддама Хуссейна.

Верхом на танке

Партия «Баас» окончательно пришла к власти в Ираке 17 июля 1968 года в результате очередного путча. Утром вооружённые отряды заняли все важнейшие государственные учреждения, здания Генеральный штаб, телевидения и радио... Потом началсЯ штурм президентского дворца. На башне одного из танков сидел с пистолетом в руке Саддам Хуссейн, одетый в форму лейтенанта иракской армии. Официальные биографии описывают тяжёлый и жестокий бой, в ходе которого Саддам лично наводил ствол танковой пушки на окна дворца. Свидетельства очевидцев звучат иначе: по дворцу было выпущено всего-навсего два снаряда – и то лишь для того, чтобы попугать забаррикадировавшуюся в здании охрану президента. Переворот прошёл на удивление легко. Правда, Саддам и на этот раз не получил никаких постов в правительстве, но Бакр, ставший новым президентом, поручил ему курировать госбезопасность. А когда Саддам по поручению Бакра, арестовал и препроводил за границу главного соперника президента, премьер–министра Найифа, доверие Бакра к его протеже стало безграничным. Пройдёт ещё немного времени, и Саддам возьмёт под свой контроль партийный аппарат и армию, сменит слишком независимых провинциальных руководителей на верных ему людей, расставит во главе всех важнейших министерств и ведомств своих выдвиженцев (по примеру Сталина он всегда придавал огромное значение кадровым вопросам). К июлю 1979 года, когда Саддам Хуссейн официально сменил Бакра на посту президента страны, тот уже давно потерял реальную власть.