″Саботаж и предательство″: власти ″ДНР″ предупреждают бастовавших шахтеров | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 21.01.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

"Саботаж и предательство": власти "ДНР" предупреждают бастовавших шахтеров

В ответ на требования шахтеров выплатить многомесячные долги по зарплате власти самопровозглашенной "ДНР" заговорили о предательстве и саботаже. Подробности - от корреспондента DW.

Шахта "Холодная балка" в Макеевке считается в самопровозглашенной "ДНР" образцово-показательной. Министерство угля и энергетики "ДНР" на протяжении прошлого года рапортовало об открытии там новой лавы и поздравляло шахтеров с рекордными темпами добычи угля. Однако при этом - ни слова о многомесячной задолженности горнякам по заработной плате.

О забастовке шахтеров "Холодной балки" с требованием погашения задолженности, накопившейся с сентября, стало известно только благодаря социальным сетям. Именно с их помощью и была организована акция протеста 13 января. "Первая и вторая смены отказались работать, а потом приехали то ли какие-то люди из МГБ "ДНР", то ли еще откуда-то, пригрозили, и третья смена приступила к работе", - рассказал на условиях анонимности один из шахтеров. "Мы стараемся, уголь добываем. Много угля, он же не бесплатно идет на электростанции. А куда потом идут деньги? Вот люди и возмущаются ", - говорит шахтер.

Шахта "Холодная балка" относится к объединению "Макеевуголь", которое до войны было украинским госпредприятием. Сейчас это объединение подчиняется министерству угля и энергетики "ДНР". С переходом на российские рубли фактическая зарплата работников упала втрое, но и ее не выплачивают. "Если я раньше получал восемь-девять тысяч гривнами, то теперь мне начисляют столько же, но в рублях, но и это к нам не доходит", - объясняет один из шахтеров, имеющий наиболее высокооплачиваемую профессию в отрасли.

Без господдержки, но на старых коррупционных схемах

Финансовая ситуация на государственных шахтах, в отличие от частных, на Украине всегда была крайне сложной, объясняет DW бывший горный инженер, попросивший не указывать его имя. Собеседник более 20 лет проработал на шахтах Донбасса, в том числе и в объединении "Макеевуголь". Однако, говорит он, государственные шахты своевременно получали миллионные дотации из госбюджет: "А сейчас, конечно, таких средств у "ДНР" уже нет". Поэтому, по словам собеседника, самые убыточные шахты в республике быстро закрыли.

Одна из шахт в Донецке

Одна из шахт в Донецке

Однако "Холодная балка" была подготовлена ​​к открытию новых лав еще до конфликта на востоке Украины. А сейчас шахта действительно оказалась в выгодном положении, поскольку на ней добывается уголь, поставляемый на электростанции (независимо от того, на какой территории они расположены). "Потому один вопрос - отсутствие дотаций, а другой - куда и кому идут деньги за уголь, поставляемый на электростанции, как они распределяются? Это тайна, покрытая мраком", - говорит бывший горный инженер.

Как отметил собеседник DW, ранее угольный бизнес в Донбассе принадлежал Партии регионов: "Очень много там пересекалось и интересов, и различных фамилий так называемых "кураторов", которые точно были известны только директорам шахт". По убеждению специалиста, все коррупционные схемы, которые раньше применялись в угольной отрасли, никуда не делись и сегодня: "Все так и осталось. Но наверняка только нынешнее руководство шахт может знать, почему деньги не доходят до рабочих".

Термин "враг народа" возвращается?

Впоследствии в министерстве угля и энергетики "ДНР" все же признали, что забастовка имела место и что задолженность по зарплате действительно существует, а "шахтерам приходится туже затягивать пояса". Но одновременно организаторов забастовки назвали "засланными провокаторами" и пригрозили: "Идет война, а потому никакой саботаж не допустим и может быть расценен только, как предательство", - отмечается в заявлении, опубликованном на сайте профильного министерства. Кроме того, в заявлении также указывается, что "зачинщики установлены и ведется следствие".

Сами шахтеры по этому поводу хранят молчание. Только их близкие с большой неохотой решаются рассказывать, чем заканчиваются проявления недовольства. "Мой отец с другими шахтерами несколько раз пытался бастовать", - рассказала молодая жительница Донецка, отец которой работает на шахте "Ясиновская - Глубокая", так же входящей в объединение "Макеевуголь".

"Все закончилось тем, что их просто запугали - продержали неизвестно где, чтобы и другие голос уже не поднимали", - указывает девушка. Конечно, добавляет она, хорошо тем, кто работает на частных шахтах. Или, как и большинство пенсионеров в "ДНР", получает уже двойную пенсию - и "украинскую", и "дэнээровскую". "Ведь шахтерская пенсия - очень солидная по местным меркам, она доходит до трех тысяч гривен (более 100 евро в эквиваленте), а то и больше. А тем, кто еще работает, - хоть умирай с голоду", - сетует девушка.

Молчание из-за угроз

По мнению бывшего горного инженера, так или иначе, недовольство шахтеров массового характера не приобретает: "Ведь они боятся и вооруженных людей, и комендатуры, и МГБ - всех этих силовых подразделений "ДНР". По его словам, шахтеры и раньше были политически инертны, если и выходили с требованиями, то только по погашению задолженности. "А теперь вообще молчунами стали, - отмечает собеседник DW. - Они могут возмущаться несправедливостью новой власти в так называемой "народной республике ", общаясь дома, в автобусе или бане. Но открыто выступать политически - вряд ли".

Все же, несмотря на угрозы, протесты шахтеров периодически возникают, сообщил DW Анатолий Акимочкин, первый зампредседателя Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ), который вынужденно эмигрировал с неподконтрольной украинскому правительству территории.

Впрочем, местные газеты о подобных акциях вообще не пишут, а местные телеканалы - не показывают. Поскольку информационная политика запрещает критику власти - в "ДНР", мол, все хорошо, отмечает Акимочкин: "По нашей информации, часть людей, которые протестовали в "Холодной балке", уволили. Но мы эту информацию еще проверяем". Профсоюзный активист, однако, сомневается, что удастся получить достоверную информацию из первых рук: "Ведь такие данные нужно получать через отдел кадров предприятия. Но получить их невозможно".

Смотрите также:

Контекст