1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер: "Государство свободу не возвращает"

Даже если полностью отменить свободу, стопроцентной безопасности все равно не будет, напоминает в интервью DW-WORLD.DE бывшая министр юстиции ФРГ, а ныне решительный борец за гражданские права.

default

Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер

Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер

Депутат германского бундестага Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger), политик из Свободной демократической партии, относится к числу самых решительных борцов за гражданские права в Германии. В 1998 году в Германии был принята довольно спорная мера, направленная на борьбу с организованной преступностью: внесенная в Статью 13 Основного закона Германии поправка разрешала правоохранительным органам вести акустическое наблюдение за жилыми помещениями. По сути это означало ущемление основного права на неприкосновенность жилища. 3 марта 2004 года Конституционный суд удовлетворил жалобу, поданную в том числе и Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер, и объявил, что большая часть этого закона ущемляет достоинство личности и потому противоречит конституции. В декабре 1995 года, еще в пору обсуждения этого закона, Сабине Лойтхозер-Шнарренбергер, тогда министр юстиции Германии, заявила об уходе в отставку в знак протеста против того, что ее партия поддержала этот ущемляющий гражданские права закон.

DW -WORLD .DE : После обнаружения в Германии начиненных взрывчаткой чемоданов снова стали раздаваться призывы расширить полномочия органов, отвечающих за безопасность в стране. Как вы расцениваете эти требования?

Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер: После терактов 11 сентября 2001 года были приняты многочисленные пакеты самых разных законов, ужесточающих меры безопасности, так что неправомерно говорить о том, что якобы в Германии ощущается дефицит мер по обеспечению безопасности. Улучшить можно одно - взаимодействие между различными ведомствами по защите конституции - в Мюнхене, Бремене и Берлине. Потому что взаимодействия нет, как показала неудавшаяся попытка запретить неонацистскую партию НДПГ. Внушать людям, что есть еще дефициты в обеспечении безопасности, в любом случае, - неправильно.

- Если бы не видеокамеры на вокзалах, предполагаемый террорист, оставивший в поезде чемодан со взрывчаткой, возможно, никогда не был бы пойман…

- Вот вам и доказательство того, что здесь то уж точно нет дефицитов в обеспечении безопасности. На главных вокзалах установлены камеры. И сейчас это дало положительный результат. Но речь не должна идти о том, что и шесть тысяч региональных вокзалов теперь будут оснащаться видеокамерами. В густонаселенных районах нужно делать все необходимое - и большей частью это уже сделано. Но для этого не нужно менять законы, это задача федеральных земель и их правоохранных законов.

- Считаете ли Вы, что после обнаружения чемоданов со взрывчаткой ситуация с безопасностью в Германии в принципе изменилась?

- Нет, я так не думаю. После 11 сентября 2001 года стало очевидно, что некая абстрактная угроза усилилась во всех европейских странах. В Германии об этом напомнили обнаруженные в поездах бомбы. На что способны террористы, мы видели в Лондоне, Мадриде, Стамбуле.

- После каждого теракта, после каждой попытки теракта, немедленно звучат требования ужесточить законы в области безопасности - рефлекс?

- В области внутренней безопасности это ритуалы и рефлексы. Политики, занимающиеся внутренней политикой, госсекретари и представители служб безопасности используют момент для того, чтобы разъяснить гражданам, что может еще произойти. Но они должны рассказать, наконец, и о том, что в Германии уже сделано, какие меры уже приняты. Но есть меры, которые я считаю неприемлемыми. Например, военные патрули на вокзалах.

- Есть ли альтернатива ужесточению законов национальной безопасности?

- Необходимо, на мой взгляд, в полном объеме использовать уже имеющиеся оперативные возможности и законы. Но я считаю, что давно назрела и необходимость проверить, а что же собственно принесли ужесточения законов последних пяти лет, минувших с момента чудовищных терактов в Нью-Йорке. Пришло время дать исчерпывающий ответ на вопросы: какие меры используются, какие совсем не нужны, какие последствия все это имеет для миллионов ни о чем не подозревающих граждан. Ведь речь идет об архивировании информации сугубо частного характера, например, даже о перемещениях и местонахождении. Все это должно стать предметом обсуждения в дискуссии на тему безопасности.

- Свободу приходится ограничивать для того, чтобы свободу защищать, говорят сторонники ужесточения законов, закрепляющих правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства.

- Это заблуждение. Если полностью отменить свободу, стопроцентной безопасности все равно не будет. Это мы видим на примере тоталитарных диктатур, где есть и преступность, и теракты и прочее. Надо найти правильный баланс между свободой и безопасностью - и он найден здесь, в Германии. У нас высокий уровень безопасности. Службы безопасности принимают меры, о которых граждане даже не подозревают. Например, что их банковские счета просматриваются, что Федеральная разведывательная служба (BND) может запросить информацию на клиентов туристических агентств. Нас покрывает густая, очень густая сеть. Об этом мы должны рассказать людям вместо того, чтобы и дальше вселять в них неуверенность.

- Вы решительно выступали против расширения наблюдения со стороны государства и в защиту права неприкосновенности частной сферы человека. Как обстоит дело с гражданскими правами, с правом на неприкосновенность частной жизни и частной информации после терактов 11 сентября?

- У этих прав, к сожалению, осталось не так то уж и много защитников в нашей свободной демократии - хотя они для нас и являются неотъемлемой конституционной основой. Приходится все время стоять в оборонительной позиции спиной к стене. Тем более важно во весь голос выступать в защиту прав индивидуума, даже если это идет наперекор общей тенденции.

- Можно ли ожидать, что государство при изменившейся обстановке снова ослабит ужесточенные законы?

- Политические реалии многих прошлых десятилетий показывают: расширив однажды контроль над частной сферой своих граждан, государство уже не отказывается от него. Все те законы, которые принимались в целях борьбы с левацким террором в Германии в 70-е годы, который не идет ни в какое сравнение с нынешней угрозой, так никогда и не подвергались переоценке, действуют до сих пор, хотя они больше не нужны. Государство никогда не возвращает захваченную однажды свободу.

- Но вы продолжаете бороться за это.

- Разумеется. Кто-то должен давать повод Конституционному суду со всей четкостью заявить, что в Германии возможно далеко не все, что ущемляет индивидуальную свободу.

Беседовал Оливер Самсон

Контекст