1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Рядовой немец и мировой финансовый кризис

Кризис на мировом финансовом рынке приобретает драматические масштабы. И уже не только банкиры, но и, так сказать, "человек с улицы" начинает всерьез задумываться о том, как скажутся на нем нынешние потрясения.

Последний цент в кошельке

Еще недавно, около года назад, когда мировой финансовый кризис, связанный изначально с ипотечным кризисом в США, только начинался, "капитаны" немецкой экономики не скупились на успокоительные заверения.

Обманутые ожидания

"Ситуация на рынках нормализуется", - уверял глава Deutsche Bank Йозеф Аккерман (Josef Ackermann). "Кризис лишь в ограниченной мере скажется на немецкой экономике", - вторил ему Михаэль Дикман (Michael Dickmann), возглавляющий крупнейшую в Германии страховую компанию Allianz. "Граждане могут не опасаться за надежность своих вкладов", - подчеркивал министр финансов ФРГ Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbrück).

Но теперь, когда в США обанкротились уже несколько финансовых гигантов, когда правительства стран Бенилюкса выкупают части финансового концерна Fortis, когда британское государственное казначейство национализирует ипотечный банк Bradford & Bingley, а немецким налогоплательщикам, возможно, придется выложить 26 миллиардов евро, чтобы предотвратить банкротство Hypo Real Estate Bank, который входит в важнейший немецкий биржевой индекс DAX, ситуация начинает выглядеть угрожающей и для рядовых европейских вкладчиков.

Стоит ли волноваться?

Правда, вероятность того, что российская трагедия обманутых вкладчиков может повториться и в Германии, на самом деле ничтожно мала. Огромное большинство банков, действующих в Германии, а также сберкассы входят в альянс (точнее сказать - гарантийный фонд), который как раз и должен возместить потери в случае финансовых затруднений у одного или нескольких его участников. В фонд входят также свыше 90 немецких дочерних банков зарубежных кредитно-финансовых институтов.

Не все они гарантируют полное возвращение вклада, но гарантийная сумма так велика, что рядовой вкладчик, как говорится, может не волноваться.

Разумеется, и деньги, которыми располагает гарантийный страховой фонд частных банков, тоже ограничены. И хотя 5 миллиардов евро - огромная сумма, теоретически ее может на всех не хватить. На этот счет в Европе существуют уже законодательные гарантии. До 20 тысяч евро со своего счета каждый вкладчик получит практически в любом случае.

Расплатиться по счетам

Тем не менее, все не так просто. В том случае, если какой-то немецкий банк объявит о своем банкротстве, тут же будут прекращены любые платежи, которые проходят через его счета. Ни наличными, ни из банкомата, ни с помощью кредитной карточки деньги получить будет невозможно. Даже доступ к своему личному сейфу в подвале банка его хозяин сможет получить только через полтора месяца.

Биржевой маклер мрачно следит за падением курса акций

Единственное, чем вкладчик сможет распоряжаться, как и раньше, - его акции и другие ценные бумаги. Что касается денежных счетов, то выплаты по ним (уже из гарантийного страхового фонда) придется ждать несколько долгих недель. Сколько именно, зависит от общего количества вкладчиков и организационных структур обанкротившегося банка.

Необходимо и здесь оговориться: если рухнет сразу несколько крупных банков и финансовый кризис приобретет необратимую динамику, то деньги вкладчиков уже ничто не спасет. В Западной Европе такой вариант развития событий практически исключен, но вот в Латинской Америке, например, в 2002 году обанкротилось целое государство - Аргентина. Страна оказалась не в состоянии выплатить 80 миллиардов долларов по государственным ценным бумагам, и их владельцы во всем мире потерпели колоссальные убытки.

Угроза отступления

Германия, конечно, не обанкротится. Но ее экономику уже напрямую затронул кризис. Правда, министр финансов Пеер Штайнбрюк, не оспаривая замедление роста экономики Германии, уверяет, что рецессия ей не угрожает. "Фундаментальные экономические показатели по-прежнему очень устойчивы и высоки", - так объясняет Штайбрюк свой оптимистический прогноз. Однако термин "рецессия" обычно трактуется весьма конкретно: о рецессии (от латинского recessus - "отступление") говорят тогда, когда сокращение валового внутреннего продукта (ВВП) наблюдается на протяжении полугода.

Во втором квартале 2008 года объемы ВВП Германии упали на полпроцента. Третий квартал близится к концу, и большинство экспертов серьезно сомневается в том, что он принесет утешительные результаты. Так что даже если о рецессии пока говорить преждевременно, то, по крайней мере, о ее реальной угрозе - вполне резонно.

Не унывайте: будет еще и хуже

Немецкая экономика в значительной мере ориентирована на экспорт, и поэтому охлаждение мировой конъюнктуры очень болезненно сказывается на ней. Фирмы меньше продают, объемы производства падают, компании вынуждены сокращать накладные расходы, а значит и персонал. Еще совсем недавно именно туго набитые портфели заказов способствовали улучшению ситуации на рынке труда, но сейчас спрос на мировом рынке снижается.

Так называемый индекс деловых настроений Ifo, характеризующий текущее состояние дел в немецких предприятиях и их ожидания, в сентябре 2008 года снизился в четвертый раз подряд. С таким пессимизмом, как сегодня, немецкие бизнесмены не оценивали свои коммерческие перспективы уже пятнадцать лет.

Самое печальное во всем этом, что никто не решается прогнозировать, когда именно нынешний мировой финансовый кризис может быть преодолен. А это значит, что его последствия, в том числе и для Германии, трудно предсказуемы.

Ефим Шуман

Хроника

Контекст

Аналитика

СМИ

Новости

Контекст