1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Рыночный муравейник Берлинале

Берлин претендует на то, чтоб стать самым ярким созвездием на европейском кино-небосклоне.

default

В Берлине пальм нет, и погода в феврале – тоже так себе.

Берлинале – это 389 фильмов за 11 дней, 15,5 тысяч приезжих (из них четыре тысячи профессионалов кинообласти и три с половиной тысячи журналистов).

С прошлого года за фестивалем закреплено звание «событие общенационального значения». Он переведён с городского баланса на федеральный. Фестиваль стал практически единственным мероприятием в охваченной сокращениями культурной сфере Германии, чей бюджет в прошлом году был повышен, причём значительно, и составляет сегодня 15,2 миллионов евро.

Нынешний Берлинале – 52-ой по счёту. Впервые фестиваль прошёл в 1950 году в Западном Берлине. Его целью было придать немного блеска и лоска «городу-острову». Впрочем, можно сказать, что своё островное положение Берлинале сохранил и сегодня: свой 50-летний юбилей фестиваль отметил переездом в новый дворец, построенный на Потсдамской площади, неподалёку от Рейхстага, прямо на том месте, где когда-то проходила берлинская стена.

Комплекс новых зданий пока возвышается горделивым островом из стекла и бетона. От остальной цивилизации он отделён лесопарком Тиргартен – с одной и уходящими до горизонта стройплощадками – с другой стороны.

  • Интернациональный и национальный аспекты фестиваля

    В трезвучии европейских кинофестивалей класса «А» Берлинале до сих пор отводилось второе место после блестящего Канна. Кроме того, между фестивалями существует традиционное разделение полномочий. Канн – это фестиваль, проходящий на променаде и под пальмами, это праздник, традиционный «выпускной бал» европейского киногода, блестящий фейерверк перед летними каникулами.

    В Берлине пальм нет, и погода в феврале – тоже так себе. Да и знаменитой «красной лестницей» - покрытым алым ковром подходом к фестивальному дворцу, с которого звёзды позируют фотографам и машут рукой толпе поклонников – Берлинский кинофестиваль обзавёлся лишь два года назад, с переездом в новое здание. Правда каннская лестница ведёт круто наверх, а берлинская – почему-то вниз.

    Берлин – прежде всего фестиваль рабочий. Это гигантский и сложнейше устроенный механизм, стоящий на службе кинопроцесса. И именно на это исконное качество фестиваля решено было делать ставку, превратив Берлин в важнейшее в Европе место встречи мировой кинопромышленности. То есть, возвести в Берлине блестяще функционирующий рыночный муравейник, на который будет с завистью поглядывать «попрыгунья-стрекоза» Канн.

    Второй аспект – национальный. Ровесник века, кинематограф, во всех странах является сегодня своего рода мерилом состоятельности национальной культурной политики. И тут Германия оказалась в странном положении: состояние немецкого кино, которое вот уже лет 15 находится в затяжном кризисе, явно не соответствует общему положению вещей во всё более единой Германии. Или, как сказал министр культуры Германии Юлиан Нида-Рюмелин: "Здесь сосредоточена такая экономическая мощь! Тем больше режет глаза бедность национального кино".

    В последние годы в европейском киноландшафте происходят сейсмические изменения. Особенно резко изменилось положение за последние пять-семь лет. До того картина была довольно ровной – европейские режиссёры снимали «авторское кино», а массовый зритель смотрел «терминаторов». Но в середине - второй половине 90-ых в роли штрейкбрехеров выступили французы. Они начали снимать любимое французским народом кино («Амели» - логическая вершина этого восхождения).

    Сегодня кинематограф Франции переживает подлинный бум. А отставать от традиционного конкурента Германии уже вообще не пристало. Споры о том, где курица, а где яйцо – является ли народная любовь залогом успеха национального кинематографа или сперва надо начать снимать фильмы, на которые пойдёт зритель, а уже потом требовать взаимности и денег, - в Германии велись с почти тем же упорством, что и в России. Однако очевидно одно: чтобы сад начал плодоносить, за ним надо ухаживать. Роль одного из главных садовников немецкого кино была поручена новому директору Берлинале Дитеру Косслику.

    • Баланс между новыми лицами и "патриархами"

      Основная программа Берлинале в этом году состоит из четырёх основных секций: конкурс, панорама, форум – и введённая с этого года программа «перспектива немецкого кино». Наибольшее внимание, как всегда, приковано к основной конкурсной программе, в которой состязание за золотого медведя ведут 23 картины, а ещё девять показываются вне конкурса. Конкурс – это лицо фестиваля, её стратегом является сам директор, Дитер Косслик. Именно он воюет за каждый фильм, уговаривает режиссёров и договаривается с продюсерами.

      По словам Дитера Косслика, при составлении конкурсной программы он пытался установить баланс между новыми лицами и «патриархами»: В основной программе с одной стороны - три дебютных картины, с другой – новые фильмы Косты Гавраса и Роберта Альтмана.

      В остальном, в грубых штрихах рисуя портрет Берлинале, всё время порываешься сказать «а ещё». А ещё есть программа ретроспектива, которая посвящена в этом году феномену 60-ых. Особенно интересно смотреть картины, которые были призёрами Берлинале в это десятилетие. А ещё есть детский кинофестиваль, который в этом году отметил своё 25-летие. А ещё есть конкурс первого фильма. А ещё...

      Впрочем, это не имеет смысла. Хочется надеяться, что вторая часть фестиваля порадует фильмами не только «интересными», но и радостными. А то председатель жюри фестиваля, жизнерадостная Мира Наир, венецианская «золотая львица» прошлого года, вчера призналась за чашкой кофе в неформальной обстановке, что уже совсем загрустила среди монстров, извращенцев и убийц обоих полов. Словом, как сказал поэт, хочется чего-нибудь, где «герой бы не душил ни отца, ни матери, и не было бы утопленных тел».

      Но пока критики судят да рядят, берлинцы штурмуют фестивальные залы: Берлинале – единственный в Европе А-фестиваль, открытый широкой публике, и судя по очередям запредельной длины, нет никаких сомнений, что все 420 тысяч билетов будут раскуплены до самого последнего места в каждом из 28 фестивальных кинозалов.

Контекст

  • Дата 13.02.2002
  • Автор Анастасия Рахманова, КУЛЬТУРА СЕГОДНЯ
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1qo8
  • Дата 13.02.2002
  • Автор Анастасия Рахманова, КУЛЬТУРА СЕГОДНЯ
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1qo8

Культура и стиль жизни