Русский язык в семьях иммигрантов / Проблемы интеграции молодых переселенцев | Мосты | DW | 29.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Русский язык в семьях иммигрантов / Проблемы интеграции молодых переселенцев

28.04.2005

В эмиграции родители и дети начинают говорить в прямом смысле слова на разных языках. Что важнее для уехавших из России семей: сохранить родной язык и культуру или как можно скорее их забыть ради быстрой интеграции? И как обстоит дело с русским языком у детей в таких семьях? На эту тему Виктория Балон провела опрос среди родителей и педагогов.

У Риммы Борисовны и Ильи Хаймовича Бихман двое внуков. Они хорошо учатся в школе, у них много друзей. Но они начали забывать русский язык, особенно младший, Денис, который родился уже в Германии. До трех лет он говорил только по-русски, но когда пошел в детский сад, ситуация изменилась.

Римма Борисовна

Сейчас он уже перешел на немецкий. В детском саду он до шести часов был- говорил по немецки, мама забирала его и опять шла с ним на работу- там он тоже был в немецкой среде. В их городке нет русской публики. В школе и с друзьями после школы дети говорят по-немецки. С родителями по-русски он говорит только на бытовые темы. Вот я с ним по телефону разговариваю- «бабушка что такое по-прежнему?» « Бабушка, как тебе идет?» или «Как идет у дедушки?», то есть переводит немецкое «Wie geht es». И много таких фраз, которые он переводит с немецкого.

Илья Хаймович

Удивительное дело: Аня учится в 9 классе, для нее чтение русских книг уже сложно.

Римма Борисовна

Нужна аура русского языка: мультики, фильмы. Они поставили тарелку, внук смотрит «Ералаш» на русском языке, ему нравится, и юмор он понимает. Но все равно многие слова он теряет. Букварь прошли мы с ним, пишем, прописи у меня есть. Hо это только инициатива родителей, бабушек, дедушек.

Илья Хаймович

Мы знаем одну семью, ребенка они привезли маленьким, ему было пять лет. Но они категорически запретили ему дома разговаривать по-немецки, и сохранили ему язык. Сейчас он уже взрослый парень, закончил университет. Но у него нет никакого акцента, он прекрасно говорит по-русски.

Мой вопрос, почему им так важно, чтобы дети говорили по-русски, вызывает недоумение.

Римма Борисовна

Это такое богатство, которое терять-то жалко. Чем больше языков, тем им лучше будет. Это ведь расширяет кругозор, интеллект.

Илья Хаймович

Пушкина по-русски читать или по-немецки - это разве можно сравнить.

Противоположной позиции и совсем другой тактики в воспитании своей пятилетней внучки Иды придерживается Ида Робертовна Креер.

Ида Робертовна Креер

Я, конечно, считаю, что дома родители должны говорить по-немецки. Другое дело- не все это могут. Моя дочь с мужем разговаривают дома по-русски. Я другой раз их спрашиваю: почему вы с ребенком по-русски говорите, надо, чтоб она немецкий учила. А они: это она всегда успеет, а мы не хотим, чтоб она русский забыла. Я их спрашиваю, вы что в Россию собираетесь? Если у вас такие планы, тогда да, а если вы здесь хотите жить, тогда не надо вам настаивать, чтоб она по-русски говорила. Я думаю, что если даже ребенок и забудет что-то, потом русский можно подучить, но сначала нужно, чтоб дети выучили немецкий.

Действительно, дети переселенцев, особенно из районов, где большой процент населения- иностранцы, часто оказываются неподготовленными к школе из-за недостаточного уровня знания немецкого. Значит ли это, что один язык мешает другому?

Алла из Петербурга считает, что это не так. Ведь русскоязычные родители все равно не могут предложить своим детям немецкий на необходимом уровне. Когда у нее родился ребенок, врач-педиатр посоветовал ей говорить с ним на своем родном языке - только так у ребенка могут выработаться структуры сознания, позволяющие учить любой язык. Сейчас ее дочери Таисии 5 лет, и она говорит на русском и немецком языке на одинаково хорошем уровне.

Алла

Я говорю с ребенком только на русском языке, папа только по-немецки. Папа немец, коренной, я чисто русская. Носитель языка немецкого- отец, мать- русского, и они должны каждый говорить на том правильном языке, который им дан. 9. 0.7 В других семьях среди итальянцев, испанцев проблема языка- на каком языке говорить- не возникает. Она стоит остро только среди русскоговорящих семей. Возможно, это относится к каким-то внутренним или национальным комплексам.

Однако, при всем желании сохранить язык, сделать это не так просто, даже если ребенок не родился здесь, а приехал в Германию в дошкольном возрасте. Об этом рассказывают Виктория Вершау, приехавшая 10 лет назад из Новосибирска и Людмила Заур, родом с Урала.

Виктория Вершау

Я считаю, что русский, конечно, должен быть сохранен. Знание одного языка не мешает знать другой. Проблема в том, что родители учатся немецкому от детей. Стараешься дома невольно говорить по-немецки, поскольку ты хочешь выучить этот язык. И получается постоянное общение по-немецки с детьми. Разумеется, родители друг с другом говорят по-русски, дети понимают... Но говорят плохо. Еще лень родительская мешает: можно бы сесть, позаниматься с ребенком, что-то почитать, рассказать про алфавит, но ведь на все это надо время. Сыну 13 лет, он понимает по-русски, но говорить ленится.

Людмила Заур

Одного общения дома мало. Нужно или в какую-то школу вести ребенка, где он будет общаться с другими детьми, или же педагога нанимать, чтоб занимался, но и тогда нужно дополнительное общение среди людей, говорящих на русском языке. Я начинаю говорить с дочерью по-русски, она отвечает мне по-немецки, потому что сейчас ее жизнь протекает в школе, и там подружки разговаривают только по-немецки. Но мы стараемся, чтоб она не потеряла хотя бы азы русского языка, это тоже важно. Важно потому, что я русская, мои родители живут в России, и мы часто туда ездим, мы оттуда, большая часть жизни протекла там...

Казалось бы, откуда проблема русскоязычного общения? Переселенцы, как правило, живут рядом, их дети общаются в основном друг с другом. Но дело в том, что дети из русскоязычных семей между собой обычно общаются по-немецки, независимо от того, какой тактики придерживаются их родители. Даже если они и говорят по-русски, то с акцентом, то и дело, вставляя немецкие слова.

Современные немецкие педагоги все чаще говорят о необходимости поддержки родного языка у детей иммигрантов. Уже сегодня во Фрайбурге есть структуры, которые поддерживают русский язык – в одной гимназии он преподается как второй иностранный язык, что привлекает в эту школу большое число русскоязычных детей. Кроме того, в районе Вайнгартен, где живет особенно много переселенцев, организованны группы обучения детей русскому языку и русский театр для старшеклассников. Их руководитель Таня Винокурова считает главной своей задачей заинтересовать детей, многие из которых родились уже в Германии и не понимают, зачем им сохранять русские корни.

Таня Винокурова

Кроме того, много детей из семей, где один из родителей немец, и они дома говорят по-немецки. Им очень сложно, они говорят с акцентом, не могут говорить в нормальном темпе. Но им нравится. У меня ни один ребенок еще не ушел из маленьких. В старшей группе несколько детей ушли, потому она и приобрела другой вид. Изначально это тоже была группа изучения русского языка. Но в чистом виде русский язык их совершенно не привлекал. Они этого не понимают. Маленьким нравится играть, им все равно на каком языке. А старшим тоже нравится играть, и поэтому мы с ними играем в театр, и таким образом русский они усваивают. А просто учить язык - не прошло.

И все же сохранить язык и культуру, по мнению Татьяны, может только семья.

Таня Винокурова

Чисто практически дома кроме бытовой русской речи ввести литературную речь: чтение книг, просмотр фильмов, мультфильмов по сказкам Пушкина и по стихам современных поэтов...

Так и получается, что к нелегкой задаче изучения немецкого языка прибавляется работа по поддержанию русского, не только своего, но и своих детей. Иначе родители рискуют вообще потерять возможность сколько-нибудь глубокого общения и влияния в семье.

Это был репортаж Виктории Баллон. А теперь к другой теме.

Три крупных столкновения между группами молодых переселенцев и турок произошли в Гамбурге в течение только одного года. В районе Lohbrügge дело дошло до перестрелки. В другом городском районе Осдорф русские и турецкие подростки, вооруженные бейсбольными битами, встретились на спортивной площадке стенка на стенку. Екатерина Филиппова передаёт из Гамбурга.

Полицейские сирены нарушили поздним субботним вечером покой горожан. На 25 машинах стражи порядка приехали разнимать молодых переселенцев и турок. Как установило следствие, ссору затеяли двое молодых людей, а остальные решили, так сказать, поддержать «cвоих». Около 40 человек были задержаны, 17-летний подросток, который ранил 16-летнего в голову, был арестован. На следующий день газеты пестрили такими заголовками, как "Русские били турок бейсбольными битами" или «Побоище в гетто».

Городской квартал из 17 многоэтажных домов со множеством детских площадок, парком и озером был построен в 60 - ые годы. Сегодня здесь каждый пятый житель- иммигрант, и каждый пятый получает социальную помощь. Однако днем на улице никого из молодежи не видно. Оказалось, что ребята собираются на спортивной площадке, где состоялась драка после семи вечера. Около этой самой избушки я их обнаружила и на сей раз. Молодые люди не были похожи на опустившихся хулиганов, все они учатся или работают. Про драку говорили охотно, но в детали не вдавались. 25-летний Артём приехал из Казахстана, работает охранником в общественном транспорте и, по его словам, за ребятами во дворе тоже присматривает.

"Да нет, все нормально у нас. Драка прошла, сейчас все ходим, здороваемся, опять друзья. Просто есть люди, которые наглеют, и русские, и немцы, и поляки, и турки, югославы, все».

Мы не курим и не пьем, а занимаемся спортом - в один голос утверждали юноши и девушки. Говорили в основном старшие. 23-летний Василий семь лет назад приехал из Омска, учится на машиностроителя. На прогулку он вышел в черных костюмных брюках, аккуратный и ухоженный.

«Старшие помирили. Те старшие пришли, мы старшие пришли. Поговорили, мы своих успокоили, те своих успокоили, вот и всё. И слава Богу».

Ровесник Васи - Серега из Алматинской области Казахстана тоже готовится начать трудовую жизнь, сдает экзамены, в драке участия не принимал.

«Да, ничего такого страшного, собрались люди, разобрались. Также было и в России, если проблемы были, не говорили много, потому что слова больше, на мой взгляд, роняют душу человека. Подрался, синяк поставил, через две недели зажило это, и всё - опять друзья. А слова - они врезаются, и шрамы остаются. Конечно, то, что там бейсбольные биты оказались, это уже беспредел. А подраться, ну, пусть подрались, и ничего такого не надо тут раздувать».

Однако насколько справедливо разрешение конфликтов при помощи кулаков или бейсбольных бит до сих пор определяет закон. На этот раз девять участников потасовки отделались строгими предупреждениями, с семьями были проведены серьезные беседы. На днях в районе специально для переселенцев откроется спортивная секция. Однако проблема антипатии, которая существует между турецкими и русскоязычными подростками остаётся.

- Почему происходят конфликты между молодыми иммигрантами? -поинтересовалась я у одного из местных социальных педагогов Андреаса Шпекера:

«Турецкие ребята чувствуют себя в чем-то обойдёнными и обделёнными, потому что переселенцам, по их мнению, все достается на блюдечке с голубой каёмочкой. Понятно, что это не так, но именно это предубеждение часто лежит в основе конфликтов. Среди других причин я могу назвать финансовое положение семей, а также насилие, свидетелями которого дети становятся дома. У молодых переселенцев часто возникает вопрос: нужен ли я здесь, желанен ли мой приезд? Многие, к сожалению, отвечают на него отрицательно. И сами они охотнее бы остались на родине, а новым домом Германия для них пока не стала – это тоже порождает агрессивность».

Многие социальные педагоги, работающие с переселенцами, считают, что проявление насилия – это отнюдь не национальная «турецкая», «русская» или «немецкая» проблема - поскольку и коренные жители совершают преступления - убивают, насилуют или воруют. Специалисты видят причину эскалации насилия среди переселенцев прежде всего в экономическом положении семей, уровне их образования и неумении организовать свой досуг. К тому же в выходные дни все детские клубы в Осдорфе закрываются, и молодые люди оказываются предоставленными самим себе. Из-за отсутствия финансирования в микрорайоне нет и остро необходимой ставки педагога - стриоуркера, который работал бы с подростками на улице.