1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

«Русский мир» в Германии

21.06.2007

В Кельне по инициативе общественной организации «Атлант» прошел первый конгресс соотечественников в Германии.

default

Признаться, мне трудно было сначала понять, что имеют в виду под словом «соотечественники» организаторы съезда: иммигрантов из бывшего Советского Союза, к которым слово «соотечественник» подходит только в увязке со словом «бывший», ведь о Советском Союзе тоже говорят в прошлом времени, потому что его уже не существует. В зале сидели выходцы из России, Казахстана, Киргизии, Украины и других сегодняшних стран СНГ. Вряд ли их можно назвать соотечественниками – родина-то у них разная. А может, речь идет о гражданах России, проживающих в Германии? Но их тоже среди иммигрантов меньшинство, потому что большая часть переселенцев и контингентных беженцев из стран СНГ имеют в кармане немецкий „Ausweis“, то есть являются гражданами Германии. Но проблема не в гражданстве, а в происхождении людей. О чем же шла речь на первом всегерманском конгрессе соотечественников в Кельне?

Мне, как журналисту и гостю этого мероприятия, казалось, что речь должна идти о проблемах скорейшей интеграции новых жителей Германии в немецкое общество, о преодолении трудностей, стоящих на пути к этому. Как раз -таки об этом шла речь только подспудно. Красной же нитью конгресса стала идея сохранения «русского мира»: русского языка и культуры в условиях миграции. Но с этого ли начинается интеграция на новой родине? Вряд ли участникам и гостям конгресса, которых собралось в зале всего около ста человек, грозит утеря русского языка и русской культуры, в конце-концов большинство из них переселилось в Германию зрелыми людьми, уже будучи носителями этого языка и культуры. Куда важнее в первые годы жизни в Германии бросить все силы на то, чтобы овладеть языком и культурой страны, в которой живут эти участники конгресса. И тогда не пришлось бы организаторам съезда с немецкого языка переводить на русский речи германских политиков. Они же, в свою очередь, как это водится за политиками, пытались в позе шпагата балансировать между интересами тех, кто готов прикладывать усилия ради успешной интеграции и тех, кому удобнее жить в так называемом параллельном русскоязычном обществе. Уполномоченный правительства земли Северный Рейн Вестфалия по проблемам переселенцев и национальных меньшинств Томас Куфен в своем обращении к участникам съезда сказал :

«Язык – это то, что объединяет общество. Люди обмениваются информацией, опытом. Без знания языка всё вокруг нас остается чужим: коренные жители, культура, история, страна, реальная жизнь. Но факт владения немецким языком еще не приравнивается к успешной интеграции в Германии. Знания немецкого языка – это начало этой интеграции, это, если можно так выразиться, входной билет в общество». - Подчеркнул политик, обращаясь в зал, и добавил:

Но только тот, кто настойчиво и с чувством собственного достоинства признаёт свою причастность к собственной культуре, может быть способен к полноценной интеграции в новое общество. Иначе говоря, приверженность к корням открывает путь в будущее». – Завершил свою речь германский политик.

К тому, что речь депутата Бундестага Рольфа Мютцениха, как и других немецких ораторов, приходилось переводить на русский язык, сам депутат отнесся с пониманием:

«Я не первый раз сталкиваюсь с тем, когда людям, переселившимся в Германию из стран СНГ и, в частности, в Кельн, приходится пользоваться услугами переводчиков. Но у меня все же было ощущение, что многие участники конгресса понимали мой немецкий язык, потому что некоторые в зале кивали головой. И это означает, что знания немецкого языка является главной предпосылкой успешной интеграции в Германии. Но с другой стороны, в культурно-национальных общественных объединениях принято говорить на родном языке, и это вовсе не значит, что немецкое общество, которое принимает у себя иммигрантов должно владеть языками переселившихся к нам людей, задача новых жителей Германии – овладеть немецким языком. Я могу в виде примера назвать мой избирательный округ – район Корвайлер в Кельне. Здесь проживают представители 120 национальностей, которые говорят и на родном языке, и на немецком языке».

Гостей съезда из России больше интересовали не проблемы интеграции их бывших соотечественников в Германии, а скорее проблемы сохранения и расширения влияния так называемого «русского мира» за пределами Российской Федерации. Вячеслав Никонов, председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по международному сотрудничеству и общественной дипломатии, обращаясь к участникам конгресса, сказал:

«Русский язык, действительно, это язык, который объединяет. В начале 20-го века, когда русский мир практически ограничивался Российской Империей, я думаю, вот эти первые волны украинской, еврейской, прибалтийской, польской эмиграции, все-таки еще не создавали за границей русский мир, в пределах Российской империи, этого русского мира, жил каждый седьмой житель планеты. Сейчас в Российской федерации проживает только каждый пятидесятый, а уже не каждый седьмой житель планеты. Но если брать русский мир, то он больше. И оказывается уже, что чуть ли не каждый двадцатый человек, так или иначе, принадлежит к русскому миру. Но эта доля будет сокращаться. И в СНГ и в бывших соцстранах, в Китае, на Западе».

Особенно обеспокоен Вячеслав Никонов вот каким обстоятельством:

«Конечно, вызывает у меня, например, серьезное беспокойство то, что русские, русскоязычные обычно очень плохо взаимодействуют друг с другом за границей. Особенно на Западе. Нет серьезной коммуникации между поколениями русского мира. Мы одна из очень немногих стран мира, я имею в виду Россию, которая не имеет собственного лобби, практически ни в одной другой стране. И здесь мне приходит на память известная уже в России концепция цивилизации, с которой выступил Сигеку Хакамада, это брат Ирины Хакамады в Японии. Он доказывает, что западная культура, это культура камня, восточная культура, это культура глины, и российская культура, это культура песка, которому нужно очень сильное внешнее напряжение, или очень высокая температура, для того, чтобы этот песок склеился во что-то, что может оказывать сопротивление, производить действия. В противном случае русский мир рассыпан, как песок».

Вячеслав Никонов считает, что гарантом для успешного распространения языка и русского мира во времена глобализации является в первую очередь сама Россия и связанные с этим процессом важные предпосылки:

«На мой взгляд, язык и «русский мир» будут распространяться, если будут сильные моральные стимулы у людей во всем мире ассоциировать себя с этой великой державой, которая уважает себя, свою культуру, и вызывает к себе уважение. Очевидно, что современный глобализирующийся мир требует новых подходов к продвижению русского мира. Как известно, вызовы глобализации, они вызывают самые разные реакции в различных странах и в различных общностях. Некоторые замыкаются в себе, пытаются сохранять самость, изолироваться. Другие наоборот, используют глобальные каналы для продвижения своего влияния, распространения своего языка. Слабые нации, как правило, идут по первому пути, проигрывают, а сильные идут по второму. На надо думать, и мы думаем над этим в России, как создать систему сетевого, онлайнового взаимодействия всего русского мира. Как продвигать институты неправительственных организаций, русских действующих за рубежом, российских НПО, которые выходят на мировую арену».

Противорей Всеволод Чаплин, заместитель председателя отдела внешних церковных связей Московского Патриархата считает, что голос русской диаспоры в Германии еще мало слышен в контексте гуманитарных и политических дебатов Германии. Для того, чтобы голос стал весомее и слышнее, Сергей Мотанов, призывает русскоязычных жителей Германии к объединению:

«Объединяться на общей духовной основе, на основе нашей культуры, нашего образа жизни, нашего набора идей, которые обращены не только к России, но и ко всему миру. О чем писал Федор Михайлович Достоевский, говоря о всемирной отзывчивости русского человека, вот все это объединяет нас, и, значит, делает более сильными, и значит людьми, которые участвуют в жизни своего нового общества не поодиночке, а вместе. Мне кажется, что именно вместе вы можете участвовать достаточно активно в тех дискуссиях, которые сегодня идут внутри немецкого общества. Участвовать в его политике, в его экономике, участвовать в его дебатах на важные для этого общества духовные темы. И вот я совершенно убежден, что голос русской диаспоры пока очень мало слышен в контексте немецких гуманитарных и политических дебатов, участвовать в них в полную силу, я думаю, вы можете. Имея для этого достаточно хороший уровень интеллекта, достаточно хороший уровень собственной культуры. То, что еще нужно для этого, это единство и верность своим духовным корням».

Речей о важности сохранения и распространения так называемого «русского мира» за пределами России, а так же создания лобби для продвижения этих идей за рубежом, было достаточно. Не мало было сказано и о средствах, точнее – деньгах, которые необходимы для улучшения имиджа России и русских за границей. Тем более, что эти деньги были обещаны президентом Путиным. Вячеслав Лисин, руководитель общественного объединения «Радуга» в Дюссельдорфе высказал чаяния большинства участников конгресса:

«В прошлом году я был делегатом на втором Всемирном конгрессе российских соотечественников в Санкт-Петербурге. Где выступал президент Владимир Путин. Он сказал, что выделены огромные средства, где то в пределах 1,5 миллиарда, может быть я ошибаюсь, на изменение имиджа русских во всем мире. Это чрезвычайно важная позиция, потому что живя здесь, время от времени, мы встречаем в немецкой прессе и в европейской прессе мнения о том, что значит те, кто в основном приехал русская мафия, проститутки, негативную только сторону этого дела, замалчивая, замазывая великую русскую культуру. Забывая про ценности русского языка, великих русских философов. Мы здесь русские, и я могу сказать про себя, я чувствую себя русским, и здесь еще больше, чем в России. Потому что здесь, на каждом из нас огромная ответственность. За ту, великую страну, которая является нашей родиной. Ведь Путин говорил, что товарищи, господа, наши соотечественники во всем мире, выделены огромные деньги для улучшения имиджа, так хочется спросить – где же эти деньги? Почему мы ничего не знаем об этом? Потому что нам то эти деньги и нужны больше всего! Потому что мы выживаем в этих условиях. Мы должны писать концепты, проекты, для немецких организаций, и убеждать, что мы нужны для интеграции здесь. А Россия? Мы просим Россию, мы готовы свои силы, знания, таланты отдать России здесь. Так поддержите нас! Хорошо есть сейчас у нас хорошие контакты с генеральным консульством, спасибо им! Но я думаю, что эти деньги где-то застряли, в чиновничьих кабинетах по дороге к нам».

Не знаю, кого как, но меня, признаться, удивило, что речь на конгрессе шла о деньгах и средствах, которых не хватает для улучшения имиджа Россия за границей и, в частности, российских иммигрантов и переселенцев в той же Германии. Это все равно, что мечтать купить зеркало, отражение в котором будет исключительно красивым. А что, без денег из России имидж иммигрантов улучшить невозможно? Да, немецкие газеты пишут о проблемах молодых переселенцев, о проститутках из стран Восточной Европы, пытаясь защитить их в первую очередь от произвола сутенеров. Пишут немецкие газеты, между прочим, и немало, о Достоевском, Толстом, о великом наследии русской литературы и культуры, как и современной российской культуре и науке. Вот только не всем иммигрантам и переселенцам из-за плохих знаний

языка удается читать серьезные немецкие газеты. А улучшать имидж России и бывших россиян за границей в бульварной прессе, по-моему, все равно, что бороться с ветряными мельницами. Желтая пресса, как известно, гонится всего лишь за сенсацией, а значит, интересуется в первую очередь уголовной хроникой, а не великими достижениями российской или немецкой культуры.

Одна из руководителей общественной организации «Антлант» Евгения Ремпель в интервью «Немецкой волне» посетовала на то, что Россия поддерживает сохранение и развитии русского языка и культуры за границей пока только на словах.

- Евгения, какую роль играют российские организации в проведении сегодняшнего съезда?

- Мы пытаемся сотрудничать с соотечественниками по всему миру. Российские гости – они и партнеры, ведь нам необходимо развивать молодежные организации, обмен какими-то поездками, проектами…

- И какое же участие принимает российская сторона в этом? Финансирует ли она какие-то проекты? Или дает ли вам советы? Ведь из России исходит какая-то инициатива сохранения русского языка и культуры за рубежом.

- К сожалению, нам очень тяжело добиться чего - то от России из самое России. На сегодняшний день Россия нам, скажем так, еще не помогла разговорами, но я рада, что приехали сегодня люди, которые вполне вероятно нас услышат, посмотрят, что нас действительно много, послушают про наши проблемы, нужды, и, может быть, пойдут навстречу.

- Существует мнение противников сохранения, скажем, в условиях Германии русского языка и культуры. Они говорят, что такого рода объединения только создают так называемые параллельные общества. Люди живут в своем мире, и тем самым хуже интегрируются в самой Германии. Так ли это с Вашей точки зрения?

- С моей точки зрения, это абсолютно не правильно. Параллельность культур, она и подразумевает интеграцию. Только параллельность со сплетением этих культур. Две культуры могут больше привнести в нашу жизнь, намного больше интересного и полезного. Я призываю к интеграции, но в разумном, правильном смысле этого слова.

В первой половине июля в Нюрнберге пройдет мероприятие других общественных организаций, но уже с более четким названием - общегерманская конференция российских соотечественников. Какое место займут насущные проблемы интеграции иммигрантов из России в Германии на этой конференции – нам пока остается гадать.