1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Русские в Дортмунде

10.03.2005

Чтобы оказаться в России, не обязательно в Бонне садиться в самолет или поезд. Достаточно сесть в машину и через час с лишним будешь в Дортмунде. Здесь усилиями энтузиастов, семьи Корсунских и их школой русского языка и русской культуры «Крона», создан настоящий островок российской жизни. Недавно на базе дортмундской русской школы прошел международный семинар «Русскоязычные молодежные объединения в городах Европы». На семинар, кроме представителей русских объединений в Германии, приехали даже гости из Голландии и Англии. Руководители «Кроны» Наталья и Леонид Корсунские и их помощники и коллеги по объединению устроили гостям радушный прием. Участники семинара смогли побывать на репетиции хореографического ансамбля «Акварели» и на занятиях художественного кружка и музыки, на открытом уроке русского языка для детей переселенцев и контингентных беженцев. Урок русского языка вела Наталья Корсунская:

«Я дам вам сейчас загадки, вы их отгадывайте и находите ответы, хорошо? Кто первый находит слово, поднимает руку и говорит, где это слово.

Итак, был белый дом, чудесный дом, и что-то застучало в нем, и он разбился, и оттуда живое выбежало чудо, такое теплое, пушистое и золотое.

Что это такое, ребята?

Бегающий желток – это как называется?

Правильно! Цыплёнок! Находим быстренько это слово».

После урока я расспросил ребят о том, почему им так важно не забыть русский язык? Никита Альбин рассказывает:

- Давно ты сюда приходишь? - Три месяца, где-то.

- Тебя родители заставили прийти сюда? Или ты сам захотел?

- Я сам захотел.

- Почему? - Мне нравится и интересно.

- Откуда у тебя такой интерес? - Чтобы не забыть русский язык.

- А как у тебя с немецким языком? - Хорошо.

- Ты хорошо успеваешь в немецкой школе? - Да.

- Чем тебе нравится русская школа? - Здесь я узнаю много нового. Там учат в четвертом классе, что у нас во втором.

- Что тебе больше всего нравится здесь в русской школе? - Русский язык.

- Что ты сегодня изучил? - Местоимения.

- Ты раньше не знал, что такое местоимения? - По-немецки.

- А как это называется по-немецки? - « Pronomen ».

Потом мы побывали на уроке музыки. Его вела руководитель детского оркестра Александра Нечаева:

«Играем первую часть. Вы сидите и внимательно слушаете. Я остановлю после первой части, когда должна быть вторая. Мне нужно, чтобы вы сегодня знали четко, где начинается та часть, которую вы должны играть. То, что мы учили отдельно в классе, по группам, а сегодня мы попробуем все это соединить вместе, договорились? На вторую цифру. Раз, два, три, четыре».

Интересным и содержательным был круглый стол участников семинара, на котором присутствовали представители Генерального Консульства России в Бонне:

«Мы уверены, что наш богатый русский язык будет дальше изучаться, в том числе и в странах Европы. А все, что зависит от генерального консульства в Бонне – то Вы можете рассчитывать на нас. Мы всегда окажем Вам любую поддержку».

Гости из Голландии и Лондона поделились опытом работы с эмигрантами из бывшего СССР по сохранению русского языка и культуры далеко за пределами русскоязычного пространства . Вот что рассказала директор первой Лондонской субботней школы русского языка и литературы Ольга Петровна Брамли:

- У нас эмиграция очень разнообразная. Есть эмигранты первой волны, люди, такие как я, которые живут по двадцать, пятнадцать лет уже в этой стране и, конечно, очень много молодой эмиграции, людей, которые приехали в последние пять лет. Сейчас в Англии действительно проживает очень много русскоязычных людей.

- То есть, спрос на школы, на русскую культуру в Лондоне, можно сказать, самый большой?

- Безусловно. В доказательство этого - тот факт, что наша школа образовалась буквально в отсутствие каких-либо субботних русских школ или центров. В январе 1998 года, это уже семь лет назад, мы образовались. Мы были первой школой для русских детей. Ситуация в Лондоне несколько отличается от немецкой ситуации. На мой взгляд, несколько больше разобщенности, больше индивидуализма. Община, как таковая, не сформировалась. Ассимиляция происходит гораздо быстрее. И вот здесь возникает опасность того, что они быстро теряют связь со страной, откуда они приехали или, в том случаи, если они родились в Англии, со страной их родителей, и они не приобретают или не развивают свой русский язык. И вот из-за этой острой необходимости возникла идея создания школы. У нас недавно был такой пример, где девочка, которая училась у нас с семи лет два года в субботней школе, вернулась в Петербург, поступила в свой же класс, и, причем не в обыкновенную школу, а в какую-то очень престижную гимназию, и занимается там отлично. То есть, в течение этих двух лет, что девочка жила у нас, нам удалось вместе с родителями, безусловно, поддерживать ее на таком уровне языка, что она смогла влиться в класс с русскоязычными детьми, которые живут в Петербурге и быть там отличницей в классе.

Руководитель дортмундской «Кроны» Наталья Корсунская в интервью «Немецкой волне» поделилась опытом своей работы.

- Наша организация, если говорить точно, раньше называлась школой. Теперь мы ее называем центром русского языка и русской культуры для детей и юношества. Нам семь лет. Цель нашей работы - поддержка и помощь в скорейшем нахождении своего места в этом обществе.

- Интеграция через русскую культуру? Это не мешает практической интеграции?

- Наоборот, человек, который только способен воспринимать и давать себе отчет в том, что в какой культуре является его собственными корнями, только этот человек способен воспринять и оценить любую другую культуру. Если человек отрицает или не знает, к которой культуре принадлежит он сам и его семья, трудно себе представить его как культурного человека вообще.

- Скажите, Вы по образованию педагог, учитель русского языка и литературы?

- Я по образованию педагог и психолог.

- Каким образом школа преобразовалась в центр?

- Мы выросли в численном составе, а во-вторых, у нас возникли различные направления нашей работы, кроме сугубо школьных предметов и дисциплин. У нас возникли направления изобразительного искусства, музыкальное отделение, отделение хореографии, театральное отделение, театр моды, различные направления и деятельности оркестров, которые, прежде всего, интересны детям и подросткам. Мы исходим из того, что им интересно, а потом уже поддерживаем их интерес и предлагаем им работы.

- У людей, которые к Вам приходят, два родных языка, русский и немецкий. Немецкий поддерживается жизнью повседневной, а сохранить русский помогаете Вы своими силами и методами?

- Именно так, два родных языка потому, что многие дети родились здесь или приехали сюда в раннем детстве, когда язык еще не был сформирован. Мы считаем, что сохранение родного языка очень важно не только в социальном плане. То есть для будущего, когда человек вырастит и сможет воспользоваться им как еще одним языком для своей работы для своей карьеры, для того, чтобы занять определенное место в обществе, это еще необходимо для взаимосвязи внутри семьи, что я считаю очень важным. Если человек представит себе на минуту, что когда-нибудь его внук не сможет с ним поделится со своими простыми мыслями или волнениями, он не сможет поделиться с бабушкой и с дедушкой чем-то важным. Это на самом деле прерывает связь между поколениями внутри семьи.

- Именно, на русском языке?

- Совершенно верно потому, что большая часть семей сохраняет русский язык, а старшее поколение вряд ли освоит на столько немецкий язык, чтобы общаться с младшим поколением также свободно.

А завершился международный семинар русских объединений карнавалом, большим праздничным концертом, который был организован силами участников художественной самодеятельности центра русского языка им культуры в Дортмунде. Мне удалось поговорить с родителями детей и некоторыми самодеятельными артистами перед самым концертом.

- Скажите, Вы живете в Дортмунде? - Да.

- Как вас зовут? - Светлана.

- Так Вы сегодня принимаете участие в мероприятие русского общества. Вы часто сюда приходите?

- Мои дети посещают школу с момента, как мы приехали в Германию. В Германии мы всего четыре года.

- Почему появилась необходимость отдать детей именно в эту русскую школу?

- Потому, что у этой школы очень много разных направлений, начиная от изучения русского языка с азов и заканчивая танцами, театром моды, детсадовскими группами, в общем, многое нас интересует.

- У Вас сколько детей? - У меня три сына.

- И все трое в этом русском обществе? - Пока только двое.

- Чем они занимаются? - Они занимаются танцами.

- Сегодня они будут выступать здесь? - Да.

- Из какого города Вы приехали? - Из Днепропетровска.

- Вы считаете, что русские общества необходимы в Германии?

- Безусловно. Дети должны помнить, откуда они родом и не быть Иванами, непомнящими родства.

- Вас как зовут? - Ирина Козакова.

- Вы тоже являетесь членом этого общества? - Да.

- Чем Вы занимаетесь? - Мы здесь танцуем бальные танцы, быстрые танцы и народные, и поем.

- Почему так важно не забывать русский язык? - Это очень важно потому, что я родилась в России. Я хочу знать свой язык, чтобы научить своих детей русскому языку.

- Есть ли у Вас среди друзей местные немцы? - Очень много, и русские есть, но русских больше.

- И немецкие друзья приходят в этот клуб? - Иногда приходят, смотрят, им очень нравится.

- Но с Вами заниматься они не хотят? - Они бы очень хотели, но они не понимают по-русски.

- Я приехал из Москвы. - Тебя как зовут? - Николай Гольман.

- Как давно ты занимаешься танцами? - Недавно. Я год назад поступил в эту группу.

- Кто тебе посоветовал, придти суда? - Я увидел, как ребята выступают, и меня сразу вдохновило это.

- Ты просто оказался на концерте? - Да, я оказался на концерте. Мне сказали, что здесь русская школа. Я здесь занимался русским языком.

- Ты сколько лет живешь в Германии? - Тринадцать лет. Я бываю часто в Москве, три раза в год.

- Тебе сколько лет? - Четырнадцать лет.

- То есть, тебе был год, когда ты приехал в Германию? - Да, но меня тянет туда потому, что это родина и у меня там знакомые и друзья есть.

- То есть, у тебя нет проблем в Германии. Ты любишь здесь жить и ездить в Москву? Люблю, конечно.

Я уезжал из Дортмунда с ощущением, что побывал в одном из уголков России. Благодаря таким энтузиастам, как Наталья и Леонид Корсунские, у переселенцев и контингентных беженцев из стран СНГ есть возможность вдалеке от бывшей родины сохранить свою национальную культуру, язык и самобытность. И, возможно, благодаря русской школе и объединению русской культуры «Крона» на улицах немецкого города Дортмунда можно услышать не только немецкий и турецкий, но и русский язык без всякого акцента.