1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Русская мафия: в Германии

Неразборчивость политиков в контактах – прежде всего, с представителями преступного мира, перестала быть чем-то особенным.

default

Организованная преступность стала частью нашей политической жизни?

Часть IV

Со времени распада Советского Союза преступные картели из СНГ создали в Германии более 600 фирм. Ежемесячный оборот нелегального российского капитала в Германии составляет 50 миллионов евро. Эти цифры приводит полиция. Юрген Рот их не оспаривает, но, говоря о нынешнем витке активности "русской мафии", подчёркивает, что однозначных, легко доказуемых данных в этой сфере быть не может:

- Всё, что мы знаем, это предположения, умозаключения. Однако, если вы посмотрите обвинительные документы, составленные таможенными службами на германо-швейцарской границе, то увидите, что в этих актах идёт речь о конкретных россиянах, которых подозревают в причастности к отмыванию миллиардов долларов. В одном из дел на пять миллиардов всплывает имя Путина.

Путин – в "списке друзей"

Юрген Рот не говорит, в какой связи упомянут Путин. Не исключено, что его имя просто стоит в списке друзей или основателей фирмы, чей сотрудник или хозяин задержан таможенниками. Нужно понимать, что Рот говорит о подозрениях самого различного рода. В одних случаях это люди, в чемоданах или машинах которых были обнаружены огромные суммы. В других случаях вкладчик, внося крупную сумму на свой счёт в швейцарском банке, не мог объяснить её происхождение. Нередко российские фирмы становятся участниками сомнительных сделок или вступают в контакты с подозрительными партнёрами. Нельзя забывать, что Путин долгое время отвечал за контакты Петербурга с внешним миром. Конечно, не все они вызывают подозрения, но в целом деятельность Путина на этом поприще высокой оценки не получила. Подробно эту тему разработали уже два года назад итальянские коллеги Карло Бонини и Джузеппе д'Аванцо из газеты Република (La Repubblica, 13.07.01) - их статья-расследование "Годы Путина в Петербурге. между мафией и КГБ. Тайна миллиардных подрядов" до сих пор доступна в интернете. Статья заканчивалась так: "Криминальный характер подписанных Комитетом Путина контрактов не вызывает сомнения", - заявляет правозащитница Марина Салие. Ответственность Владимира Путина в "бартерном скандале" очевидна. Очевидно также, что будущий президент имеет отношение к связке "чекисты – мафиози - германские дельцы - маги оффшорных райских уголков".

Деньги пахнут рэкетом, наркотиками и оружием

Юрген Рот, также специализирующийся на подобного рода расследованиях, приводит лишь один пример того, что такие связки существуют:

- Зарабатывают свои деньги так называемые российские мафиозные структуры во всех сферах подпольного бизнеса. Здесь и рэкет, и торговля наркотиками, торговля оружием, мошенничество в особо крупных размерах, спекуляции, проституция. Вот объявления ФБР о розыске двух подозреваемых: Фишерман и Семён Могилевич. Они работают в сфере энергетики. Через компанию "Евротрансгаз" в Будапеште. Эта фирма поставляет газ из Туркмении через Украину в Германию и поддерживает тесные отношения с крупными украинскими фирмами.

Юрген Рот видит в этом пример постоянно усиливающегося переплетения криминальных и легальных структур, преступных и нормальных деловых интересов. Есть основание полагать, что дальше будет ещё сложнее разобраться в том, "что такое хорошо, и что такое плохо". Но, задаётся вопросом Юрген Рот, не преувеличиваем ли мы опасность, называя происходящее на наших глазах криминализацией экономики? А может быть, это просто нормальные проявления глобализации?

- Как бы то ни было, приходится констатировать, что в Германии борьба с организованной преступностью не является политической целью. Например, сокращается число полицейских, занимающихся борьбой с организованной преступностью. Следователи, ведущие дела об экономических преступлениях или преступлениях, связанных с экономикой, не получают необходимой политической поддержки. Ни у полиции, ни у таможни нет сил и возможностей углубляться в конкретные и сложные дела. Так, таможенники получили указание на границе осуществлять только контроль наличных денег. На проверку финансовых документов нет времени и людей. А ведь ещё недавно именно таким образом появлялись материалы для обвинения в отмывании денег.

Кого ловит полиция на самом деле

По мнению Рота, произошла явная смена политических интересов. В середине 90-х годов об организованной преступности говорили много, поскольку политики хотели ужесточить законы, даже ограничить нормальные традиционные гражданские права. Вспомните закон об отмывании денег.

Или закон о подслушивании в помещениях и другие законы, расширяющие полномочия спецслужб. Здесь, правда, остаётся открытым вопрос о том, что было причиной, а что - следствием. Политики захотели ужесточить законы после того, как в Германии и вообще на Западе зародился страх перед возможными толпами людей, разбегающихся из СССР, и преступниками, которые первыми придут с Востока Европы после падения железного занавеса. Не стоит забывать, что все СМИ были тогда полны сообщениями о пустых магазинах в СССР, в Польше, о катастрофическом росте безработицы и крахе экономики в соцстранах. Именно в этой ситуации, причём, репродуцируя, повторяя то, что писали все российские газеты, немецкие СМИ ввели в оборот выражение "российская мафия". Картинки и репортажи подействовали очень сильно. Затем только страхи "народа" были подхвачены политиками, которые (из популистских соображений) стали настаивать на ужесточении всех законов.

Результат - нулевой. И другого не будет

Однако результат подобного ужесточения законов - нулевой. В том, что касается отмывания денег, лишь 10 процентов подозрительных случаев подвергаются пристальному изучению. Ещё меньшее количество дел доводится до логического конца.

Вторая причина ослабления борьбы с организованной преступностью, по мнению Юргена Рота, носит политический характер - у власти находятся или к власти стремятся люди, уже связанные с организованной преступностью:

- Есть Берлускони, который имеет интересные связи с "Коза нострой", с Путиным, через которого есть выход на другие криминальные структуры, вроде "тамбовской", крышу которой целиком или частично обеспечивает ФСБ, которое хорошо контролируется... 80 процентов приватизации в Чехии в начале 90-х годов было проведено в интересах и при участии криминала. Аналогично происходила приватизация и в других странах Восточной Европы. Сейчас многое легализовано или ресоциализировано - как это сейчас часто называют. Всё так переплелось, что теперь просто бессмысленно бороться с организованной преступностью. Это стало частью нашей политической жизни.

Это можно назвать берлусконизацией политики. Это наше будущее. На верхних этажах политической власти наблюдается готовность мириться с существованием криминальных структур, даже идти с ними на сотрудничество. Прежде всего по причине экономической зависимости от этих преступных структур. При этом, однако, объявляется и ведётся активная борьба с мелкой преступностью. Это проще, здесь результаты видны невооружённым глазом. С этим придётся мириться, хотя это и разрушает нашу демократическую систему. Естественно, полицейские под этими словами не подпишутся, но это реальность.

Контекст