Русская любовь Иоганна Штрауса | Читальный зал | DW | 09.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Русская любовь Иоганна Штрауса

02.11.2005

Я продолжаю знакомить вас с немецкими книгами, которые привёз с Московской книжной ярмарки. То есть с теми изданиями, которые переведены на русский. Сегодня речь пойдёт о книге Томаса Айгнера «Иоганн Штраус – Ольга Смирнитская: сто писем о любви». Она вышла только что на русском языке – в московском издательстве «Время» - и рассказывает о романе знаменитого композитора, который был приглашён ко двору русского царя, с юной жительницей Санкт-Петербурга. Она была одной из первых в России женщин, сочинявших музыку, и в сентябре 1858 года Штраус даже включил её польку-мазурку в программу своего концерта в Павловске. Они долгое время вели тайную любовную переписку. Письма Ольги к Штраусу, к сожалению, не сохранились. Утерянными долгие годы считались и его письма к ней. Но в 1993 году автор книги Томас Айгнер нашёл их копии в одном из венских архивов. Эти сто любовных посланий и стали основой «документального романа», как назвал свою книгу автор.

Сначала – несколько слов о его героях. Прежде всего, конечно, об Ольге, потому что биографию всемирно известного композитора здесь нет смысла подробно пересказывать: вы сами можете познакомиться с ней в любой музыкальной энциклопедии.

Василий Николаевич Смирнитский, отец Ольги, происходил из довольно богатой дворянской семьи, но особыми талантами, судя по всему, не отличался. Во всяком случае, блестящая военная карьера ему не удалась. Он пошёл по артиллерийской части, но участвовал в одной-единственной военной кампании – усмирял в 1830 году польское восстание против российского господства. Спустя четыре года, будучи в чине штабс-капитана, женился на купеческой дочери Евдокии Гороховой. В 1837-м году у них родилась дочь Ольга. Она получила домашнее образование, позже окончила один из петербургских институтов благородных девиц, хорошо владела как французским, так и немецким языками, а самое интересное – сочиняла музыку. Когда ей было девятнадцать лет, солидное петербургское музыкальное издательство опубликовало ноты её первых романсов на слова Пушкина, Лермонтова и малоизвестной поэтессы Кутузовой. Музыкальный критик «Северной пчелы» отозвался о «композициях госпожи Смирнитской» весьма благосклонно: в первых её произведениях есть «чувство», «признак мелодического дарования». Отмечалось, правда, определённое пренебрежение грамотным соотношением текста и мелодии (просодией).

Существует очень романтическая легенда о том, как познакомились Иоганн Штраус и Ольга Смирнитская. Она якобы посылала ему записки во время концертов, подписываясь «Незнакомкой», а потом открылась во время личной встречи. У Томаса Айгнера есть определённые сомнения на этот счёт. Как бы то ни было, но в мае 1856 года приглашенный ко двору русского царя Штраус открыл вой гастрольный сезон в Павловске – светском дачном предместье Санкт-Петербурга. По договору Штраус обязан был в течение сезона, с мая по октябрь, музицировать со своим оркестром каждый вечер, а в сентябре ещё и в послеобеденное время. У Смирнитских был в Павловске дом, и увлекавшаяся музыкой Ольга, конечно же, посещала концерты маэстро, которого публика принимала с восторгом.

Но маловероятно, что в первый гастрольный сезон их уже связывали какие-то личные отношения. Влюбчивый Штраус восторгался тогда совсем другой женщиной – купеческой дочерью немецкого происхождения Марией Френкель, и даже просил у Николая Первого высочайшего разрешения на брак с ней. Разрешение царь дал, но свадьба расстроилась: категорически против была мать Иоганна Штрауса, которую тот во всём слушался и, в общем-то, побаивался.

Роман композитора с Ольгой началсЯ, скорее всего, в 1858-м или даже 59-ом году. Во всяком случае, именно тогда Штраус стал включать в программы своих концертов её произведения в собственной оркестровке. Он исполнял опусы и других русских композиторов-любителей благородного происхождения: павловской публике это очень льстило. Но Ольга всё же – случай особый. Штраус несколько раз включал в репертуар Павловских концертов её романсы. К сожалению, из них сохранился только один-единственный. Зато с многообещающим названием: «Первая любовь»:

Роман выдающегося австрийского композитора и его русской поклонницы развивался стремительно. Концертный сезон 1859-го года открылся в Павловске в середине мая, а спустя два месяца в одном из тайных посланий Штраус уже обращается к Ольге на «ты» и, судя по всему, именно в эти дни сделал ей предложение вступить в брак. Более того: Ольга согласилась. Во всяком случае, в одном из писем Иоганн Штраус, вспоминая их разговор, пишет о том, что это был «счастливейший момент» в его жизни. «Ольга! – восклицает он. – Мой идеал! Лишь для тебя одной я был рождён». Возможно кому-то эта пылкость, этот восторженный пафос покажутся чрезмерными. Но в любом случае они искренни. Суди сами – по такой, например цитате из письма Иоганна Штрауса Ольге Смирнитской:

«Возьми же моё сердце – чтобы оно могла доказать тебе, как любит тебя, чтобы оно без остатка отдАло то, что ниспослано ему Создателем. Ольга! С сегодняшнего дня я живу только надеждой не покидать тебя никогда, принадлежать тебе. И если надо будет преодолевать трудности, они должны будут быть побеждены,.. моё обожаемое дитя».

Как мог Иоганн Штраус выразить свою любовь? Конечно же, в музыке. Прозвучавшую сейчас польку он посвятил Ольге Смирнитской. Она называется «Бонбоньерка». Так Штраус и Ольга называли тайные послания, которыми обменивались с помощью одной из подруг Ольги и хорошего знакомого Штрауса. Но вернёмся к только что процитированному письму. Возможные трудности, о преодолении которых так оптимистически пишет Иоганн Штраус, оказались, однако, очень большими. Забегая вперёд, скажем даже: непреодолимыми. Модный композитор, приехавший в Россию, был желанным гостем в доме Смирнитских, но представить его членом семьи? Брак дворянки с капельмейстером, пусть даже всемирно известным, был бы с точки зрения родителей Ольги (как, впрочем, и всего их окружения) скандальным мезальянсом. В июле 1859-го года Штраус, так сказать, официально попросил у Евдокии Смирнитской руки её дочери. И получил резкий отказ. Хотя Евдокия (в общем-то, Авдотья) Иоакимовна, урождённая Горохова, сама родилась в купеческой семье, но допустить брак с «музыкантишкой» никак не могла. И хотя открыто о низком происхождении претендента не говорилось, но явно именно это было главной причиной отказа, и в последующих письмах Штраус не раз очень резко отзывается о матери Ольги.

Надо сказать, что переписываться влюблённые продолжали, несмотря на запреты Ольгиной матери. Расставаться они не хотели, и как будто (точно сегодня этого уже никто не знает) обсуждался фантастический план побега, похищения невесты и романтической свадьбы где-нибудь в глуши. Однако прежде Штраус хотел сообщить о своей любви матери, чтобы хотя бы получить благословение от неё. Но с письмом этим явно медлил. З4-летний прославленный композитор боялся её реакции. Мать держала своих сыновей – как Иоганна, так и Иосифа – в ежовых рукавицах. Она была главным их «менеджером» и она решала, кто из них поедет в Россию, а кто останется в Вене. Штраус тянул до последнего – и не зря. Строгая мамаша невестку из России иметь не захотела. Пришлось смириться с разлукой.

В начале октября 1859 года Иоганн Штраус покинул Россию. Самое удивительное, что его переписка с Ольгой Смирнитской не прервалась, хотя ясно, что им уже не соединиться. Оба очень страдали от разлуки. А переписываться и передавать любовные послания с тайной оказией стало, конечно, труднее.

«Любимая Ольга, я очень опечален, что четырнадцать дней нет от тебя письма», - пишет Штраус в начале декабря. «Пошли мне пару строк, прошу Тебя», - умоляет он в следующем письме. В середине декабря снова: «Долгое время не получал от тебя письма… Прошу Тебя, ответь сразу же… Напиши мне поскорее, я ожидаю с нетерпением…» А Ольга, к которой письма Штрауса приходят через третьи руки и с большим опозданием, страдает не меньше и горько сетует на то, что возлюбленный забыл её. «Сегодня я получил твоё милое письмо, - отвечает ей Штраус, - в котором ты жалуешься, что получаешь от меня так мало писем. Но я же пишу тебе без числа…» И дальше: «Мой Ангел, ты думаешь, я мог забыть Тебя? Я пишу тебе каждую неделю один раз точно, иногда три раза в неделю. Сомневайся во всём, но не в моей любви к Тебе».

Но, судя по всему, разлука сделала своё дело.

Хотя Штраус и Ольга продолжали клясться друг другу в вечной любви, однако разрыв был уже предрешен. Композитора занимали другие дела, ему не до Ольги. И на её упрёки он отвечал порою уже короткими отписками: «Исключительная занятость препятствует писать… Я был слишком занят, чтобы написать…» До Смирнитской доходят слухи о том, что у Штрауса появилась новая подруга. Она всё реже пишет ему, и вот уже Штраус жалуется: «…Что-то должно происходить с тобой, так как долгое время пребываю без известий от тебя». «Что-то» действительно произошло: Ольга Смирнитская познакомилась в Петербурге с Александром Степановичем Лозино-Лозинским, дворянином с польскими корнями, и вскоре было объявлено об их помолвке. Узнав о ней, Иоганн Штраус написал Ольге в конце апреля большое последнее письмо, в котором вопрошал: «Что же будет со мной?» Но это не более, чем фигура речи. Тон письма спокойный, и написано оно торопливо, между делом, в перерыве концерта, на котором дирижировал Иоганн Штраус. Любовь кончилась.

На этом можно было бы закончить и нашу передачу, но всё же корректности ради скажем несколько слов о дальнейшей жизни персонажей книги «Сто писем о любви» – композитора Иоганна Штрауса и его русской возлюбленной Ольги Смирнитской. Штраус несколько раз был женат и ещё несколько раз приезжал в Россию. Последний раз он давал концерты на Пасху 1886 года в Санкт-Петербурге, Москве и Павловске. Отношения с Ольгой, судя по всему, не возобновлял.

А она весной 1864 года вышла замуж за Лозино-Лозинского, служившего большую часть жизни в военном министерстве и прошедшего по служебной лестнице путь до действительного тайного советника (то есть до почти самой высокой ступени в чиновничьей иерархии). Томас Айгнер рассказывает в своей книге, что у Лозинского сразу сложились весьма неприязненные отношения с тёщей. Она обвиняла его в скупости и мелочности, он её – в излишней расточительности. Как бы то ни было, но большое состояние семьи, в конце концов, растаяло. Ольга тоже жила, как свидетельствует её племянница в своих мемуарах, «в оппозиции» мужу. Она его «несомненно, любила», но «её гордость не могла никогда подчиниться его деспотизму». У них было четверо детей, все – сыновья. Двое умерли совсем молодыми. В 1914 году (Штраус к тому времени уже пятнадцать лет как умер) Ольга и её муж отпраздновали золотую свадьбу «в кругу детей и внуков». Скончались Александр и Ольга Лозинские в глубокой старости, уже после революции, оба – в январе 1920-го года, она – спустя восемь дней после супруга. Как рассказывает современница, «Ольга Васильевна умерла, по словам одних, простудивших на похоронах мужа, а по словам других, от необыкновенной тоски, охватившей её после смерти мужа, с которым она была в течение всей брачной жизни постоянно в ссоре, но без которого уже не могла прожить и дня».

Мы познакомили вас с книгой Томаса Айгнера «Иоганн Штраус – Ольга Смирнитская: сто писем о любви».