1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

"Русская" Германия идет в политику

Уроженец Санкт-Петербурга Дмитрий Гайдель баллотируется в бундестаг от немецких социал-демократов. Его потенциальные избиратели - не только выходцы из бывшего СССР, заявил Гайдель DW.

Многоэтажки берлинского района Марцан

Многоэтажки берлинского района Марцан

24 сентября в Германии пройдут парламентские выборы. Среди кандидатов в депутаты бундестага есть и выходцы из бывшего СССР. Один из них - уроженец Санкт-Петербурга 27-летний Дмитрий Гайдель (Dmitri Geidel), выросший в двуязычной семье (отец - немец, мать - русская), которая переехала в Берлин в 1993 году. Он баллотируется от Социал-демократической партии Германии (СДПГ) в столичном районе Марцан, десятки тысяч жителей которого говорят на русском языке.

Дмитрий Гайдель

Дмитрий Гайдель

DW: Господин Гайдель, сейчас в бундестаге есть только один русскоговорящий депутат. После выборов в сентябре будет, скорее всего, больше. Шансы на депутатские мандаты есть у целого ряда кандидатов-выходцев из бывшего СССР. Почему немецкие партии только сейчас открыли для себя потенциал русскоговорящего электората Германии?

Дмитрий Гайдель: Дело в том, что русскоязычные в Германии редко бывают активными в общественных организациях, будь то церковные, профсоюзы или партии. Даже в нашей партийной организации в Марцане - центре русскоязычного населения Берлина - есть только 3-4 активных членов из этого числа. Поэтому и среди депутатов их очень мало. Но ситуация меняется.

Русскоязычные граждане Германии становятся более уверенными в себе. В 90-е годы самым важным для них было интегрироваться, говорить по-немецки без акцента, найти работу и жить как немец. Сейчас мы уже стали частью немецкого общества, стараемся быть более активными, мы тоже можем артикулировать и отстаивать наши интересы.

- А, может быть, спасибо "девочке Лизе"? Ведь эта прошлогодняя история с якобы похищенной и изнасилованной беженцами в Берлине русскоязычной девочкой резко повысила градус политической активности выходцев из бывшего СССР…

- История с "девочкой Лизой" (а до нее и ситуация на Украине) действительно привела к политизации русскоязычного населения Германии. Во всех семьях спорили на эти темы - сначала очень агрессивно, теперь - более рационально. Многим становится ясно, что политика - это когда существуют разные мнения, к которым следует относиться терпимо. Этот процесс еще продолжается, но многие уже научились аргументировано отстаивать свою точку зрения.

- Многие ваши потенциальные избиратели черпают информацию из российских СМИ. Какую роль в формировании их политических убеждений играет российское телевидение?

- Да, русскоязычные в Марцане смотрят русское телевидение, но и немецкое тоже. Так что имеют возможность сравнивать. Мне кажется, что они больше доверяют немецкому телевидению. Но если по российскому ТВ рассказывают истории, которых нет в немецком, то возникает конфликт…

- Как в истории с "девочкой Лизой"…

- Да. Это очень показательный пример. Возникли дискуссии. Стали спорить о том, какие аргументы рациональнее. Люди увидели, что немецкая пресса, прокуратура, полиция реагировали и действовали спокойно. В результате среди русскоязычных в Германии выросло доверие к немецкой прессе и к немецкому правосудию, укрепилось ощущение принадлежности к этому обществу.

- Тем не менее на земельных и коммунальных выборах в последние месяцы правопопулистская партия "Альтернатива для Германии" (АдГ) добилась непропорционально высоких результатов в местах компактного проживания выходцев из бывшего СССР, в частности, российских немцев. Почему они голосуют за популистов?

- Мы внимательно изучали итоги прошлогодних выборов в Берлине. Вы правы, в Марцане АдГ получила высокий процент, но и севернее, в Хеллерсдорфе, где русскоязычных мало, тоже. Так что это не вопрос национальности или происхождения - из России или нет, а следствие социального положения. Оба этих района по их социальной структуре очень похожи - высокий уровень безработицы и другие проблемы.

- У АдГ довольно много русскоязычных кандидатов в депутаты бундестага, имеющих неплохие шансы получить мандат. Вы баллотируетесь от социал-демократов. Почему?

- У меня есть вполне определенные представления о том, как должно работать это государство. Надо платить хорошие пенсии, надо, чтобы были хорошими детские сады и школы, государство должно всем обеспечивать хорошее социальное положение. Это то, что русскоязычные в Германии ожидают от государства.

- Но с такими же лозунгами выступают и представители Левой партии и - частично - "Альтернативы для Германии"…

- Не скажите. АдГ на последних выборах в Берлине агитировала против введения минимального размера оплаты труда. Это диаметрально противоположно интересам русскоязычного населения Марцана, где многие благодаря МРОТ получили существенную прибавку к зарплатам. АдГ посылает сигналы и налево, и направо, выступает и с неолиберальными тезисами, предлагая снизить налоги на богатых. В социальной политике эта партия еще не определилась. Левая же партия была у власти в Марцане 20 лет, а социальная ситуация в районе стала только хуже.

- Вы можете нарисовать условный портрет вашего потенциального избирателя? Что это за человек?

Контекст

- Цель такой большой партии как социал-демократическая - проводить политику, отвечающую интересам большинства. Наши избиратели - это люди, которые работают или хотят работать, ищут работу, позволяющую нормально жить. Это жители Марцана, выступающие за активную роль государства в их жизни, в обеспечении их хорошими детскими садами, школами, пенсиями, врачами. Это не миллиардеры, ратующие за низкие налоги на богатых.

- Но это все не отличительная черта именно русскоговорящих жителей Германии. А у них вообще есть некий общий знаменатель кроме происхождения?

- Раньше, когда они жили еще в Советском Союзе, это были очень разные люди. У москвичей и питерцев был совсем другой жизненный опыт, чем у жителей деревень в Казахстане. Когда они приехали в Германию, у них появилось нечто общее - процесс вживания в немецкое общество. Это было в 90-е годы. Тогда можно было говорить о некой русскоязычной общности в Германии.

Теперь большинство таких людей стали частью немецкого общества, и интересы у них очень разные. Я знаю многих русскоязычных предпринимателей, интересы которых совсем другие, чем, например, у пенсионеров в Марцане. Но при этом все знают, какой это был долгий процесс - стать частью этого общества, этого государства. Это то, что объединяет всех выходцев из бывшего СССР.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:55

"Дело девочки Лизы": как в Германии обратили внимание на фейковые новости из России (10.01.2017)

Смотреть видео 02:53

Правые популисты охотятся за голосами российских немцев в Берлине (16.09.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме