1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Руслан Гринберг: Украина не будет вступать в Таможенный союз

Москва пообещала купить украинские евробонды на 15 млрд долларов. Зачем это сделано и рискует ли при этом Россия, DW объяснил директор Института экономики РАН Руслан Гринберг.

Украина сегодня переживает не только политический, но и серьезный экономический кризис. В конце минувшего года российский президент Владимир Путин объявил о том, что Россия предоставит соседней стране скидку на газ и купит украинские еврооблигации на сумму в 15 миллиардов долларов. На сегодняшний день Киеву уже перечислен первый транш на 3 миллиарда. О намерении оказать финансовую поддержку Киеву заявили и в Евросоюзе. Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг в интервью DW поделился своими соображениями о том, на каких условиях оказывается помощь Киеву и чем она обернется для всех участвующих сторон.

DW: Поддерживаете ли вы принятое в конце минувшего года решение России прибрести украинские евробонды на 15 миллиардов долларов?

Руслан Гринберг

Руслан Гринберг

Руслан Гринберг: Поддерживаю, хотя логику российских властей понять непросто. Еще недавно мы наблюдали политику кнута и даже шантажа, теперь же она резко поменялась. Я был против той политики, потому что она контрпродуктивна, не говоря уже о том, что украинцы - наши соседи и просто родные люди. При этом они не лишены гордости, и поэтому с ними нельзя говорить так, как это часто позволяют себе российские политические деятели.

В действительности очевидно, что сейчас идет геополитическое сражение за Украину. И обе стороны - что Европа, что Россия - ведут себя не всегда корректно. Я считаю, что надо было бы вспомнить идею Михаила Горбачева об общеевропейском доме. Из нее и стоило бы исходить.

- Рискует ли Москва, предоставляя финансовую помощь Киеву?

- Рисков я пока не вижу. Начать надо с того, что 15 миллиардов еще не выданы. Пока предоставлено всего 3 миллиарда, плюс снижена цена газа. Но все прекрасно понимают, что цену в любой момент можно поднять, а новые транши не переводить.

- От чего это будет зависеть? От того, насколько активно Украина будет осуществлять те "структурные изменения", о которых на саммите ЕС-Россия заявил президент Путин? Если да, то что скрывается за словосочетанием "структурные изменения"?

- Это непонятное выражение. Вообще когда стране дают деньги, ей всегда предписывают проведение структурных реформ. Такова стандартная практика Международного валютного фонда (МВФ). Это означает: не проедайте эти деньги, проведите приватизацию, ограничьте инфляцию - короче говоря, живите по средствам. Что имеют в виду российские власти, не очень понятно. Думаю, здесь заложен немного иной смысл - любите нас, не мешайте нашему капиталу и так далее. Это такой легкий нажим.

Кстати, о российском капитале и сотрудничестве. Путин сказал весьма конкретную вещь - он фактически призвал Украину продолжить политику кооперации с российской промышленностью. Я считаю, что глобально это верное направление, поскольку в последнее время и для России, и для Украины серьезной проблемой является стремительная примитивизация экономики. Теперь же обе стороны получили шанс эту примитивизацию приостановить и создать единую промышленную политику.

- А до вступления в Таможенный союз такая кооперация может довести?

Контекст

- Исключено. Украина вступать в Таможенный союз не будет. Большинство ее граждан и подавляющее большинство политиков стремятся в Европу. Конечно, возможно, что и в Европейский Союз они также не попадут, но при этом очевидно, что они ориентированы на европейские стандарты - я имею в виду, прежде всего, стандарты демократии и законности.

- Представители финансовых властей ЕС в последнее время говорят, что Европа также готова помогать Украине деньгами. Чьи условия будут мягче - европейские или российские?

- Сейчас денег в Европе не так много. Условия предоставления помощи пока не озвучены, но думаю, что они будут стандартные, и сумма большой не будет. Неплохой помощью могла бы стать отсрочка выплаты 9 миллиардов долларов долга, которую Украина должна сделать в этом году.

- Можно ли оценить общий масштаб экономического бедствия на Украине? Сколько ей нужно денег, чтобы справиться с ее финансовыми проблемами и избежать дефолта?

- Масштаб бедствия не имеет особого значения. Столько, сколько надо, все равно никто не даст. Главное, чтобы противоборствующие политические элиты в Киеве побыстрее пришли к консенсусу. От этого зависит и стабильность в экономике. Что касается дефолта, то его, скорее всего, не будет, поскольку само международное сообщество в нем не заинтересовано. Предположим, дефолт случится в следующий вторник, что тогда делать в среду? В среду другим странам придется оказывать Украине новую помощь.