1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Рупрехт Поленц: "Евросоюзу следует расширить и углубить связи с Украиной"

В интервью Deutsche Welle председатель внешнеполитической комиссии бундестага Рупрехт Поленц заявил, что у России нет права решать, к каким союзам могут присоединяться ее соседи.

default

Рупрехт Поленц (Ruprecht Polenz) - председатель внешнеполитической комиссии бундестага

Deutsche Welle: Господин Поленц, сегодня проходит саммит ЕС-Украина. Как, по вашему мнению, должна измениться политика Евросоюза в отношении этой страны, учитывая события на Кавказе?

Рупрехт Поленц: Думаю, будет правильным, если Евросоюз продемонстрирует готовность расширить контакты с Украиной в рамках его политики добрососедства. Это поддержало бы те силы на Украине, которые ратуют за европейскую ориентацию страны. И я надеюсь, что саммит ЕС-Украина даст соответствующий сигнал.

- Как такое расширенное сотрудничество могло бы выглядеть на практике? Имеет ли смысл открыть перед Украиной перспективу вступления в ЕС?

- Это преждевременно, и все политики на Украине это понимают. Важно, однако, не дать и ошибочный ответ на такой вопрос, а именно - что членство Украины в ЕС невозможно на все времена. Но для начала страна должна добиться существенных успехов в рамках добрососедского сотрудничества с ЕС, что потребует от нее немалых усилий.

Сейчас речь пойдет об углублении кооперации в рамках договора об ассоциации, который будет подписан после саммита, об облегчении для украинцев поездок в страны ЕС. Мы заинтересованы в том, чтобы больше украинских студентов учились в европейских вузах, чтобы проще стали поездки в Европу для украинских предпринимателей.

Я считаю также необходимым более интенсивный диалог по вопросам безопасности между ЕС и Украиной, которая участвует в операциях в рамках европейской оборонной политики, но не так активно, как хотелось бы, вовлечена в процесс принятия соответствующих решений.

- А как теперь - после войны на Кавказе - обстоит дело с возможным членством Украины в НАТО?

- Думаю, что решение, принятое на бухарестском саммите НАТО, было правильным. И его надо еще раз подтвердить, чтобы однозначно отвергнуть претензию России по своему усмотрению решать, к каким союзам могут или не могут присоединяться ее соседи. У России такого права нет.

К тому же путь любого государства в НАТО начинается в первую очередь с осуществления реформ, направленных на укрепление демократии и структур правового государства. Без такого "фейс-контроля" никого в НАТО не пустят. От демократических же государств не исходит угрозы соседям.

- Вы только что вернулись из Киева. Опасаются ли на Украине повторения кавказского прецедента? Не может ли в данном случае Крым стать яблоком раздора?

- У меня сложилось впечатление, что в Киеве теперь еще более внимательно, чем прежде, следят за высказываниями российских деятелей, например, за заявлением президента России Медведева о том, что защита россиян за рубежом относится к основополагающим принципам его внешней политики. А одновременно в Крыму активно раздают российские паспорта. В Киеве задаются вопросом, какие выводы следует из этого извлечь.

Когда в Киеве слышат слова Путина о том, что Украина вообще-то не совсем государство, тоже задумываются о возможных последствиях. С другой стороны, есть российские заявления и другого характера - что Кавказ нельзя сравнивать с Украиной: положение там совсем другое. Думаю, Москва в настоящее время намеренно проводит двусмысленную политику, прибегает к размытым формулировкам, чтобы поддерживать подспудные страхи и беспокойство. Ей, как мне представляется, такие настроения на Украине на руку.

- Перед поездкой в Киев вы были в Москве. Какое у вас сложилось впечатление: появилась ли у российских политиков склонность к компромиссу в конфликте с Грузией и готовность решать его политическими средствами?

- Мне бы хотелось, чтобы было так. Все мои собеседники, однако, дали понять, что Москва не отменит официальное признание Южной Осетии и Абхазии. Это свершившийся факт. Видно также, что подавляющее большинство российского населения одобряет такой курс и поддерживает Кремль. Так что в этой части я не вижу готовности Москвы скорректировать позицию.

В чем есть подвижки - и это показали переговоры в Москве Саркози, Баррозу и Соланы, - так это в готовности вывести российских солдат из так называемых буферных зон в Грузии. Есть договоренность о сроках. Возможно, что и намеченная на середину октября международная конференция по Южному Кавказу предоставит шанс оценить перспективы политического урегулирования конфликта.

Мне представляется, что в Москве при анализе ситуации должны в большей степени учитывать то обстоятельство, что страны ШОС - Китай, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и другие - вопреки расчетам Кремля не поддержали Россию. Напротив, они дали понять, что считают ошибкой признание независимости Южной Осетии и Абхазии.

То же самое произошло и на встрече военной организации стран СНГ. Единственная страна, которая последовала примеру России, - Никарагуа. Даже Лукашенко и тот после первой положительной реакции начал отруливать назад. Так что даже Белоруссия еще размышляет, стоит ли ей отправлять послов в Сухуми и Цхинвали.

Никита Жолквер

Контекст

Досье