1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Руководитель русского театра в Харькове: Мы можем сами разобраться

Театр имени Пушкина выступил с обращением о ситуации на Украине. Худрук Анатолий Кубанцев в интервью DW рассказал о языковом вопросе, судьбе Крыма и о том, чего хотят харьковчане.

Театр имени Пушкина в Харькове

Театр имени Пушкина в Харькове

Анатолий Кубанцев - заслуженный артист Украины, художественный руководитель Харьковского русского драматического театра имени Пушкина. В начале марта 2014 года коллектив театра записал видеообращение с призывом к миру. В интервью DW Кубанцев рассказал о том, что заставило его и его коллег сделать этот шаг, как он видит события в Киеве и Крыму, и о том, как живет русский театр в украинском Харькове.

DW: Что заставило ваш театр выступить с заявлением по поводу политической ситуации на Украине?

Анатолий Кубанцев: Сегодня прослеживаются силы, которые хотели бы видеть Украину слабой, может быть, разорванной в клочья. Это не принесет добра ни богатым, ни бедным. Мы считаем, что лучше сохранить мир и покой в семьях, в городе и в стране.

- Почему вы решили выступить именно сейчас?

- Отношение к происходящему в Киеве противоречивое - и у членов коллектива, и у меня лично. Единственное, что я категорично не принимаю, - это то, что украинец на украинца поднимал оружие. Нужно решать вопросы путем переговоров. Сейчас, когда в Киеве стабилизировалась обстановка, конфликты начинают перекидываться на регионы.

Анатолий Кубанцев

Анатолий Кубанцев

- Насколько велика вероятность раскола Украины?

- По моему ощущению, она большая. По ряду вопросов очень трудно найти точки соприкосновения восточных и западных окраин Украины. Плюс - не всегда правильные решения властей. Например - языковый закон.

Не надо было быстро отыгрываться и отменять его. Амбиции сыграли, а о реакции не подумали и подлили масла в огонь.

- Как сохранить единство страны?

- Советы политикам давать не возьмусь. Думаю, дело не в законах. Для меня главное - в людях, от них все зависит. К сожалению, на политическом олимпе остаются люди, которые не умеют слушать друг друга.

- А чего хотят харьковчане?

- Харьков хотел спокойно и мирно жить. Конфликт в стране возник на базе того, что многие действия власти всех жителей Украины не устраивали. Последней каплей стал разворот от евроинтеграции в сторону России. Это было сделано слишком резко, это была ошибка. В Харькове мы тоже хотим изменений.

- Отделяться от Украины хотите? Чего хочет большинство?

- Это может решить только референдум. Я слышу очень разные мнения. Одни - за союз с Россией, другие - только за Европу. Для меня ясно другое - славяне имеют общие корни. Надо находить общий язык и делать то, что выгодно Украине. Если рынки завязаны на Россию - нельзя их ломать через колено. Если мы хотим европейские ценности, независимые суды, то нужно, чтобы так стало, и Европа помогла.

- Некоторые харьковчане говорят, что боятся прихода к власти "бандеровцев" и "фашистов". Так они называют выходцев из западной Украины. А вы?

- Я не употребляю таких слов, хотя есть то, что вызывает тревогу. Есть гражданские формирования с оружием в руках. Я это не приемлю. Есть националисты. Ничего страшного в этом слове нет, если бы это были патриоты, отстаивающие интересы Украины. Но если националисты отстаивают интересы только своей нации и им не важны все остальные, которые проживают на Украине, то это страшно. Есть те, которые заявляют: "Кто на русском языке говорит - пожалуйста, в Московию, собирайте вещи!" Понятно, что принять таких восточные украинцы не смогут.

- Но ведь таких меньшинство?!

- Да, меньшинство. Иногда это еще и провокации. Кто за этим стоит - надо разбираться. Но это меньшинство иногда диктует свою волю власти. Поэтому харьковчане этого не хотят. И крымчане - тоже. Я сам из Крыма, родился в Ялте, там живут мои брат и мама. Крымчане говорят: дайте нам право самим решать, как жить и на каком языке разговаривать.

- Но разве от крымчан кто-то требует говорить на украинском?

- Нет, там этой проблемы нет. Эти вопросы обострились сейчас, после событий на Майдане в Киеве. Когда люди в Крыму увидели на Майдане и "Правый сектор", и еще других, у которых есть определенная агрессия, то они поставили заслоны и сказали: мы их сюда не пустим.

- Сейчас Крым фактически занят российскими войсками. Вы это поддерживаете?

- Эмоционально - нет. На штыках ничто не приводило к положительным решениям. Многие факты из тех, что давали основание вводить туда российских военных, не подтверждаются. Зачем обманывать, что там нет российских военных, что это местное население? Но политика Украины в Крыму была настолько недальновидной, что свое благополучие и обеспеченность - особенно севастопольцы - видят в связях с Россией. У меня есть ощущение, что Крым может быть потерян для Украины.

контекст

- Вы - директор русского театра. Как ему живется в Харькове? Вас притесняли когда-нибудь?

- Нет. Когда я учился в школе, было разрешено учить украинский язык по желанию. Я его учил. Мне это помогло. Я поступил на украинское отделение Харьковского театрального института. Преподавание, все спектакли были на украинском языке. Потом я пришел в русский театр. Никаких проблем никогда не было. Я думаю, что для Украины может быть закон о двуязычии в тех регионах, где много русских. Нужна гибкая система. Я понимаю, что есть опасения, что украинский может исчезнуть со временем.

- Есть такая опасность?

- Возможно, но не везде. Важно не отменять украинский язык на востоке Украины. Если мы живем на Украине, историю и язык надо учить.

- Может ли нынешний конфликт сделать россиян и украинцев врагами?

- Не думаю. Народ мудрее политиков. Мне звонят из России, предлагают помощь, сочувствуют, говорят, молодцы, вы решили избавиться от каких-то негативных вещей. Мои друзья понимают, что Украина сама должна разобраться. Помощь, которую нам пытаются оказать, может только усугубить конфликты. Я думаю, что у нас есть все возможности самим разобраться. России не нужна война. Крым - отдельная история. Он нужен России, и она за него будет драться до конца.

- Какую пьесу из репертуара вашего театра вам напоминают события на Украине, или жизнь драматичнее?

- Да, жизнь драматичнее. Была у нас пьеса "Пятая колонна" Хемингуэя. Там другие события, но возникают параллели. Там внешний враг и внутренний враг, который в спину стреляет. У нас в стране провокаторы - это та пятая колонна, которая мешает выйти из сложнейшей ситуации. Не знаю, кто это, но ощущение такое есть.