1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Рост онкологических заболеваний в Чечне как последствие войны

23.04.2007

А также:
Смертельный бизнес в Киргизии. Репортаж о том, как местные жители одного из самых грязных городов планеты Майли-Сай в поиске цветного металла на промышленных свалках рискуют своей жизнью

default

Недавно из Грозного в Берлин вернулась чеченская журналистка Майнат Абдуллаева. Так как живые впечатления из этого все еще не спокойного региона являются редкостью, мы решили посвятить первую часть нашей программы состоянию чеченской экологии, а также тому, какое воздействие на окружающую среду оказывают военные действия.

Осенью прошлого года в честь памяти убитой журналистки Анны Политковской мы уже давали в эфир материал об экологии в Чечне. Один из радиослушателей написал нам тогда сообщение, в котором посоветовал властям этой республики для осуществления контроля над уровнем радиации установить в Чечне дозиметры. Что интересно, по сообщениям российских информационных агентств, Комитет правительства Чечни по экологии начал разрабатывать проект республиканской целевой программы "Экология Чечни". Она должна включать в себя перечень необходимых мероприятий по восстановлению и охране окружающей среды республики. Можно надеется, что в случае принятия этой программы парламентом республики, власти республики не только дозиметры установят, но и займут очищением почвы и водоемов. Пока же до экологических проблем в республике руки как у местных, так и у федеральных властей, дошли лишь на словах. В этом смогла убедиться Майнат Абдуллаева. Слушайте ее эксклюзивный материал.

Как от войны пострадала экология в Чечне?

Результатом двух продолжительных военных кампании, проходивших в Чечне, стала экологическая катастрофа. Массовая бесконтрольная вырубка лесов, загрязнение источников воды, загрязнение почвы в результате нелегальной добычи нефти, разрушенные и разграбленные могильники для радиоактивных отходов – все это привело к резкому росту онкологических заболеваний среди жителей республики. В настоящее время большинство пациентов Ростовского онкологического центра составляют именно жители Чечни. Руководитель «Чеченского центра стандартизации и метрологии» Альви Шамилев уверен, что для того, чтобы изменить ситуацию, необходимо предпринять чрезвычайные меры на государственном уровне.

Загадочная болезнь чеченский детей

Год назад широкую огласку получила загадочная болезнь нескольких десятков детей в Шелковском районе Чечни. Симптомы болезни у всех пострадавших были одинаковыми: удушье, слабость, озноб, головная боль, онемение конечностей, истерика, беспокойство и ощущение страха смерти. В общей сложности было госпитализировано около 90 человек, в основном девочки-подростки.

Местные жители считают, что их дети стали жертвами применения боевых отравляющих веществ нервно-паралитического действия. Между тем медики, в том числе и специалисты из Москвы, до сих пор настаивают на том, что массовое заболевание школьников в Чечне носит психологический характер и связано с длительным стрессовым состоянием. По их мнению, здесь имеет место "псевдоастматический синдром психогенной природы". По другой версии, заболевание могло быть спровоцировано недоброкачественными стройматериалами, использованными при восстановлении школы, в которой учатся дети. Дело в том, что чеченские строительные фирмы используют, как правило, старый, бывший в употреблении кирпич, собранный на развалинах химических и нефтяных заводов. Проверить качество строительных материалов невозможно: в республике нет для этого соответствующего оборудования.

Как рассказал мне Альви Шамилев, еще в июле 2002 года Госстандартом России было предложено в рамках федеральной целевой программы выделить средства на восстановление Чеченского центра стандартизации, метрологии и сертификации. Этот центр должен контролировать качество воды, почвы, продуктов питания и тех же стройматериалов. Но за годы войны центр с его лабораториями был полностью разрушен. До сих пор это предложение так и не было реализовано.

Воздействие нелегальных нефтяных мини-заводов на здоровье и экологию

Проблемы экологии в Чечне в немалой степени были обусловлены и тем, что на протяжении многих лет на территории республики действовали так называемые мини-заводы по производству бензина. Практически в любом дворе можно было вырыть колодец глубиной в десять-пятнадцать метров, и из богатых нефтью чеченских недр начинал бить фонтан «черного золота». Нередко этим были вынуждены заниматься простые люди, у большинства не было другой возможности заработать себе на жизнь.

Владельцы такого бизнеса кустарным методом отделяли так называемую легкую фракцию для производства бензина, а тяжелую, металлосодержащую, выливали в почву. Все это попадало в реки, загрязняя не только почву, но и воду. Так, по оценкам специалистов, свыше 120 гектаров почвы в республике непригодны для посевов. А содержание нефтепродуктов в воде превышает предельно допустимые концентрации в сотни раз. Лишь за последние два-три года более 20 тысяч тонн нефтепродуктов попало в русло реки Терек. И это масштабное загрязнение продолжается до сих пор.

Между тем руководство республики каждый год рапортует о все более высоких урожаях зерновых, собранных на отравленных полях Чечни. Однако, по мнению многих специалистов, связано это не столько с успехами чеченского сельского хозяйства, сколько с повышенным радиационным фоном, стимулирующим рост посевов. Еще в 1995 году Всемирная Организация Здравоохранения заявила, что в Чеченской республике нельзя собирать лекарственные травы и готовить из них отвары и микстуры. Впрочем, этому совету никто не последовал. На грозненских рынках, где товары не подлежат никакому контролю, можно купить все. В том числе и лекарственные травы.

Зараженные территории вне контроля

Число онкологических больных в Чечне в 6 раз выше, чем в соседних регионах Северного Кавказа. Средний возраст больных раком здесь - 28 лет. На эту ситуацию сильно повлиял спецкомбинат "Радон". Он был создан в 60-х годах и предназначался для захоронения на территории Чеченской республики радиоактивных отходов.

Возле Грозного было обнаружена зараженная территория площадью в 10 гектаров. Излучение там составляет 10 тысяч рентген – тогда как нормальным показателем специалисты считают всего 15-20 рентгенов.

Убийственный бизнес

Этот могильник был разграблен местными подростками в период военных действий, потому что охраны здесь не было никакой. Дети не знали, что там содержится, и ящики с радиоактивными отходами развозили по всей республике. Позднее часть их была найдена и обезврежена, но дальнейшая судьба большей части смертельно опасных материалов остается неизвестной. Как и судьба тех детей, которые в поисках средств для существования в годы войны, раскрыли этот убийственный бизнес.

Чтобы прослушать материал Майнат Абдуллаевой, скачайте программу «Человек и природа» по ссылке внизу.

Майли-Сай: Опасно для жизни!

Во второй части нашей программы мы поговорим о том, как из-за отсутствия контроля государства и промышленных предприятий над экологически опасными зонами в Киргизии погибают и страдают от серьезных заболеваний местные жители. «Никелевая лихорадка» - так прозвали журналисты и экологи тенденцию, которая характеризует Киргизию в настоящее время.

В поисках цветного металла и средств для существования местные жители соглашаются работать на опасных промышленных свалках. В нашем материале речь пойдет о свалке Майлисайского электролампового завода. По сообщениям наблюдателей, за последнее время на ней погибли как минимум 24 человека. Еще нескольким тысячам грозит инвалидность. Киргизские экологи и медики бьют тревогу, власти – бездействуют. Тему продолжит Михаил Бушуев.

«Никелевая лихорадка» в Киргизии

Сегодня свалку Майлисайского электролампового завода осваивают порядка 3 тысяч человек. Летом количество «старателей» увеличивается до 8 тысяч. Причем работают здесь не только местные жители, но и приезжие со всех уголков Киргизии и даже из соседнего Узбекистана. В основном это женщины и дети. Интересуют их никелевые проводки. За время раскопок, которые длятся здесь уже около трех лет, под завалами погибли 24 человека. Возможно, реальное число погибших гораздо больше, не исключает директор Института медицинских проблем южного отделения Национальной академии наук Рахматбек Тойчуев. Зачастую родственники отвозят умерших домой и хоронят, нигде не регистрируя. Но даже угроза оказаться под завалами не останавливает тех, кто в поисках заработка приходит на местную свалку. Один из «старателей», мужчина средних лет по имени Мырзабек рассказывает:

- Я работаю в водном хозяйстве. В месяц получаю 400 сомов (1 доллар=38 сомов, НВ ). А здесь я зарабатываю 400 сомов в день. Тут я ищу никель и сдаю его. Таких работников, как я, здесь полным-полно, потому что низкая зарплата и безработица. Кто будет месяц работать за 400 сомов? Моей зарплаты не хватит даже на мешок муки, который стоит 500 сомов.

Сам процесс добычи никеля выглядит примерно таким образом: у каждой раскапываемой ямы, которая стоит 100 тысяч сомов, есть свой хозяин. Ему рядовые «старатели» отдают половину своего заработка. С помощью специальных мельниц, которые растирают стекло в порошок, из лампочек извлекаются никелевые проводки. Металл скупают здесь же. Зина, так представилась владелица одной из ям, рассчитывает только на себя и свои силы, а помощи от властей не ждет уже давно.

- Курманбека Салиевича мы нашим президентом сделали, а он о народе сейчас не думает. Кулов вот ушел с поста премьер-министра и митинги теперь организовывает. Мы теперь не верим ни Кулову, ни Бакиеву. Вообще-то нашим кумиром был Кулов. Если и он такое делает, то кому же верить? Наверное, надо к Путину ехать.

Почти половину заработанных денег Зина тратит здесь же, в расположившихся у свалки дешевых кафе и магазинчиках. Она рассказывает:

- Скупщики платят нам за килограмм 800-850 сомов и увозят никель в Бишкек, а оттуда в Германию, но не в Китай. Китайцы платят меньше, поэтому никель продают в Германию.

Один из скупщиков металла говорит, что маршрут передвижения никеля, а также его реальная стоимость является коммерческой тайной.

- Кто покупает? Не могу сказать – это коммерческая тайна. Основной бизнесмен, который курирует здесь, специально приехал из Германии. Фамилию его сказать я не могу. Приехал он еще 11 лет назад, занимается цветными металлами, а этот карьер открыл недавно.

При этом он отметил, что скупщики никеля обязательно проверяют металл на наличие радиации. Дело в том, что в этой местности располагаются несколько урановых захоронений. Когда-то Майлуу-Суу был закрытым советским городом и занимался разработкой урана. Сегодня искатели никеля ходят через территорию хвостохранилищ, которая никак не охраняется. Здесь же выпасают скот. Вблизи бывших урановых шахт люди возводят жилье. Уровень радиации в этой местности в десятки раз превышает норму. Говорит научный сотрудник института медицинских проблем Эркин Тостоков:

- Сейчас норма гамма-излучения - 30 микрорентген в час, а во дворе этого дома показывает до 1000 микрорентген в час. По дорогам, где ходят люди, также повышенный радиационный фон. В некоторых местах - 900, а так в основном больше 100 микрорентген. Из-за радиации в Майлуу-Суу зарегистрирован самый высокий по республике показатель онкологических заболеваний и врожденных пороков развития у детей.

Сотрудники Института медицинских проблем южного отделения Национальной академии наук Киргизии в течение года изучали архив историй болезней местных жителей и выяснили, что 49% детей в Майлуу-Суу появляются на свет с врожденными пороками сердца. Количество выкидышей у женщин достигает 18%, что в 4 раза больше, чем, например, в Оше. У 98% детей обнаружен зоб, причем в 15% случаев – токсический. Директор института Рахматбек Тойчуев также отмечает, что в этой местности обеспеченность населения чистой питьевой водой составляет не более 50%. Сельские жители пьют воду прямо из реки, уровень содержания урана в которой в сотни раз превышает норму. По словам Рахматбека Тойчуева, это приводит к раку желудочно-кишечного тракта, вспышкам брюшного тифа и кишечной инфекции.

- Проживающие в пойме реки Майлы-Суу часто болеют брюшным тифом. К сожалению, врачи иногда снижают показатели заболеваемости. В прошлом году в Майлуу-Суу брюшным тифом болели 37 человек. 34 из них были из близлежащего села Кок-Таш. Обычные средства для борьбы с брюшным тифом не помогают. С другой стороны, местные лаборатории исследование проводят, но не могут обнаружить в воде тифозную палочку. Скорее всего, произошло ее видоизменение. Кишечной инфекции в Кок-Таше по сравнению с Майлуу-Суу болеют в 5-6 раз чаще. В первую очередь, здесь надо обеспечить население чистой питьевой водой.

В тоже время власти страны пока не принимают никаких мер для улучшения сложной ситуации в Майлуу-Суу. Свалку закрыть не возможно, так как люди совсем останутся без работы. В МЧС заверяют, что радиация здесь в пределах нормы, проводится разгрузка оползней для предотвращения размыва урановых захоронений. В парламенте же говорят, что прежде чем принимать какие-либо меры, сначала надо доказать, действительно ли все эти проблемы существуют. Депутат Акылбек Арстанбеков поясняет:

- Нет подтверждающих документов, что есть радиация, а без них получается, что мы говорим голословно. Хотя все и говорят, что радиация там есть. Если будут такие документы, то мы должны будем осуществлять компенсационные выплаты. И это будет огромная сумма.

Сумеет ли государство изыскать эту «огромную сумму» для жителей Майлуу-Суу и появятся ли вообще «подтверждающие документы», пока не понято, ведь в Киргизии это не единственная зона бедствия. Подобная ситуация складывается сегодня в Мин-Куше, Кадам-Жае, Каджи-Сае, Орловке.

Добавлю, что по оценке исследовательского института Blacksmith Institute Майли-Сай, в котором находятся свалки для отходов по переработке урана, входит в 10 самых загрязненных точек планеты.

Аудио- и видеофайлы по теме