1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Россия стала чересчур современной"

Книга Кристиане Бимберг "Путешествие в Московию. Картинки России времен холодной войны" вышла в октябре 2006 года. Рекламная кампания еще не стартовала, а отклики от читателей уже приходят со всей Германии.

default

Профессор университета Дортмунда Кристиане Бимберг

Профессор института англистики и американистики университета Дортмунда Кристиане Бимберг (Christiane Bimberg) в интервью DW-WORLD.DE рассказывает о своих впечатлениях от России. Будучи студенткой унивеситета Галле, она училась в 1975-1976 гг. по обмену в Воронеже. В своей книге "Путешествие в Московию. Картинки России времен холодной войны" Кристиане Бимберг живо, с юмором и очень автобиографично повествует о том, как она, студентка из ГДР, вживалась в советскую действительность.

- Почему Ваша книга, в которой идет речь о событиях 1970-х годов, вышла именно сейчас?

- Раньше немецкую общественность Россия просто не интересовала. Несмотря на то, что политические отношения с приходом Шрёдера между Россией и Германией значительно улучшились, это не привело к усилению интереса граждан. В девяностые годы было много скандальных новостей из России, но не было попыток разобраться, почему происходят эти события. Сегодня в немецких СМИ каждый день слышны новости из РФ – увлекательные, противоречивые. О России по-прежнему рассказывают много вздора. Но теперь есть и серьезные попытки "понять" эту страну.

Кроме того, в ГДР издать книгу в том виде, в каком она вышла сейчас, было бы невозможно. Потому что в ней, во-первых, слишком много личного. Во-вторых, в отношении политики нельзя было бы писать так открыто.

- Почему Вы выбрали именно такую, "дневниковую", форму подачи материала?

- У меня был личный опыт, которого нет у многих немецких журналистов, пишущих о России. Ведь я, студентка с "западным" мировоззрением, год жила в одной комнате с русскими студентами в спартанских условиях. Всякое бывало. Нервы часто были на пределе, хотелось воскликнуть: "О боже! Я хочу домой! Когда следующий поезд? И где отсюда выход?"

- Откуда такое название книги?

- "Московией" Россию называли в Европе издавна. В этом слове есть, на мой взгляд, отсылка к истории, например, к путешествию по России Александра Гумбольдта.

Обложка книги

Что касается второй части названия, мне хотелось запечатлеть исторический момент. Я была в СССР во время "холодной войны", в разгар противостояния двух политических систем, двух миров. Но ведь "холодная война" была не только в СССР, но и в ГДР. Чего, кстати, русские, с которыми мы тогда общались, не всегда понимали. Они, конечно, знали, что Германия поделена на две части. Но они часто не представляли себе, что означает для семей, для простых граждан жить в "разделенном" Берлине. Впрочем, это не их вина, - просто об этом не писали в советских газетах, и эту тему нельзя было открыто обсуждать.

- Какие картинки России Вы увидели, когда спустя 25 лет после своего годичного пребывания в СССР, снова приехали в Россию?

- Меня поразило, что она стала очень современной, возможно, даже чересчур.

- В чем, например?

- Просто - в повседневной жизни. По улицам Ростова-на-Дону гуляют девушки с дорогими мобильными телефонами и сумочками от "Гуччи". Конечно, когда я сравниваю такие "пейзажи" с теми серыми картинками, что были во времена ГДР, то думаю, что я бы охотнее поучилась в России сейчас, чем 30 лет тому назад. Но это только то, что лежит на поверхности.

Вечером в городе почти не видно пенсионеров. На улицах мне встречались практически только тинэйджеры и молодежь. Я удивилась: а где пожилые люди, их совсем не видно, куда они переехали? Но когда я оказалась на окраине, то поняла, что за границей центра города начинается бедность. Я была в шоке от социального контраста. И тогда я задумалась: как далеко пойдет это "развитие", это подражание Западу - во всем, даже в рекламных плакатах, висящих на улицах? Это действительно то, чего хотят русские в настоящий момент? Они хотят стать карикатурой, искаженной копией Запада? Мне кажется, что большинство этого не хочет…

- После распада СССР впервые Вы были в России в 2002 году, второй раз - в 2005. За эти три года что-то изменилось?

- Сам город Ростов-на-Дону очень сильно изменился – мне это бросилось в глаза. Здания, аллеи и бульвары выглядят роскошнее, чувствуется, что на их восстановление вкладываются немалые деньги. Все это производит приятное впечатление. С другой стороны, я критически смотрю на то, что исчезают исторические строения и кварталы. Фасады становятся красивее, но становится ли лучше жизнь простых людей? Или это тоже только "фасад"?

- А как, на Ваш взгляд, изменился менталитет людей?

- Мне показалось, что общественная дискуссия о секретных службах, как, например, у нас в бывшей ГДР о "штази" (Stasi, сокр. от "Ministerium für Staatsicherheit" – Министерство государственной безопасности в ГДР. Ред.) проходит не интенсивно. Когда я разговариваю с русскими об истории – например, о путче – я замечаю, что эта тема их не особо интересует. От пожилых людей я слышала, что не все в восторге от преобразований в современной России, многие хотели бы вернуть себе "уверенность" советских лет. Но молодое поколение воспринимает новые свободы как само собой разумеющееся. Меня радует то, что российская молодежь технически подкована, использует возможности свободно общаться и путешествовать по миру.

- Как, на Ваш взгляд, будут развиваться отношения между Германией и Россией?

- Сейчас в свете председательства Германии в ЕС, когда ей за короткое время важно показать хорошие результаты, отношения с Россией наверняка отойдут на второй план. На мой взгляд, возможны незначительные колебания в ту или другую сторону, но в целом, российско-германские отношения будут развиваться позитивно. Для простых граждан это хороший шанс: идеологические барьеры преодолены - русские и немцы могут без предубеждений общаться друг с другом.

- Планируется ли выход Вашей книги на русском языке?

- Один коллега из Ростова-на-Дону, прочтя мою книгу, сказал, что она "увлекательнее бестселлера". Я попросила его узнать, есть ли в России издатели, заинтересованные в ее выпуске. Если таковые найдутся, то я напишу специальное предисловие для российских читателей, и книга, возможно, появится на полках российских магазинов.

Контекст