1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Россия после Февральской революции: что пошло не так?

Какие действия Временного правительства привели к перевороту в октябре? Какой была бы Россия, если бы большевики не пришли к власти? На эти вопросы DW попросила ответить двух российских историков.

Cто лет назад, в марте 1917 года, в России завершилась Февральская революция. Какие изменения внесла она в общественное устройство России? Какие действия Временного правительства привели к перевороту в октябре 1917 года? Какой была бы Россия, если бы большевики не пришли к власти? На эти вопросы DW попросила ответить двух российских историков - Никиту Соколова и Александра Резника.

Никита Соколов

Никита Соколов

Никита Соколов, кандидат исторических наук, член Вольного исторического общества: В 1917 году Временное правительство допустило грубейшие ошибки. Самая значительная - в том, что оно недооценило степень усталости народа от Первой мировой войны. Тяготы этой войны были существенны, и степень непопулярности в народе огромна. Первый кризис Временного правительства случился уже в апреле: антиправительственные манифестации в Петербурге шли под лозунгами большевиков - с требованием мира. Однако Временное правительство уклонилось даже от символических шагов, которые могли бы свидетельствовать о стремлении к завершению войны. Желая дождаться победного ее окончания, Временное правительство всячески оттягивает созыв Учредительного собрания. Если бы выборы не оттягивались и прошли в апреле-мае, то ход событий был бы другим.

Если бы Временное правительство поторопилось с созывом Учредительного собрания, тогда не было бы Октябрьской революции. На дистанции от февраля до октября - очень много "развилок", когда события могли пойти кардинально иным путем. Последней развилкой стал конец августа 1917 года, когда Александр Керенский не договорился с Лавром Корниловым, а Временное правительство - со Ставкой. Если бы они договорились, к чему были все предпосылки, то Россия стала бы социалистической республикой, но с менее радикальной риторикой. Более того, если бы генералы объединились с Временным правительством, то большевики не пришли бы к власти. И, разумеется, не было бы СССР.

Вот пример еще одной развилки: что было бы, если бы Николай II был в большей степени государь, чем "отец семейства"? Если бы он не поехал утешать императрицу, которая волновалась из-за того, что дети болеют корью, то он остался бы в Ставке с верными войсками, которые ненавидели взбунтовавшиеся запасные батальоны. Государь в окружении верных войск задавил бы эти батальоны. Но он уехал в Царское село и остался на двое суток вообще без связи. В результате - отречение. Если бы он остался с гвардейскими полками, все бы пошло иначе: мятеж в Петрограде был бы подавлен. Февральская революция  имела бы последствия, но иных масштабов.

Александр Резник

Александр Резник

Александр Резник, кандидат исторических наук, постдокторант Базельского университета (Швейцария):На мой взгляд, такие вопросы настолько же популярны, насколько они непродуктивны для понимания революции. Историю вообще можно воспринимать и как череду случайностей с сопутствующими ошибками Николая II, Керенского и других, и как органический процесс модернизации. Но если мы хотим понять, что же "пошло не так", мы должны учитывать весь сложнейший исторический контекст. Но если сыграть в интеллектуальную игру под названием "ретроанализ", то я бы назвал главной послефевральской ошибкой - нежелание и неспособность основных политических сил немедленно приступить к решению вопросов о мире и земле. Россия не могла и не должна была участвовать в империалистической войне: ее следовало заканчивать любыми способами. Земельный фонд следовало перераспределить между крестьянами, которые трудились на ней, без уступок крупным землевладельцам.

В рамках предложенной интеллектуальной игры можно представить, что если бы Россия немедленно заключила путь даже и "грабительский" мир, немедленно передала землю крестьянам и немедленно созвала Учредительное собрание, то политические конфликты внутри политических партий не достигли бы формы полномасштабной гражданской войны. Представим себе парламент, в котором большинство - за умеренными социалистическими партиями, выступающими в блоке против оппозиции из большевиков и других "левых", но учитывающими радикальные настроения в обществе. Честно говоря, в это верится с трудом, настолько глубокими были конфликты внутри российского общества.

Смотрите также:

Контекст